Взрыв в Баумгартене: уроки для ЕС и России

12:38 22.12.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Крупная, а главное, неожиданная авария техногенного характера, произошедшая 12 декабря на газораспределительной станции, входящей в состав газотранспортного хаба в австрийском Баумгартене, произвела в Европе эффект разорвавшейся бомбы. Появившаяся в первые минуты версия о террористическом акте не подтвердилась. «Нет никаких признаков преднамеренной атаки или любого другого спланированного акта», - говорится в сообщении австрийской спецслужбы BVT. Однако в плане обеспечения энергетической безопасности Европы ситуация с самого приобрела катастрофические черты. Министерство экономического развития Италии объявило в стране режим чрезвычайной ситуации. (rbc.ru)

В сообщении ведомства было подчеркнуто, что режим ЧП введен в соответствии с национальным законодательством и нормами ЕС. (sviluppoeconomico.gov.it)

Одновременно местный газотранспортный оператор компания Snam Rete Gas сразу в 10 раз понизила оценку суточного поступления в страну российского газа в страну – со 113,5 млн до 14 млн кубометров, а средневзвешенная цена на газ на спотовом рынке с привязкой к хабу в Баумгартене на сутки вперед подскочила с 292 долларов за тысячу кубометров до 413 долларов. Аналогичный рост цен выше 400 долларов был зафиксирован на британском хабе NBP. (vedomosti.ru)

При этом взлет цен на газ с привязкой к итальянскому хабу PSV оказался еще более стремительным – с 292 долларов до 996 долларов за тысячу кубометров. (vedomosti.ru)

Для того, чтобы лучше понять значение произошедшей техногенной аварии для обеспечения энергетической безопасности Европы в контексте роли и интересов России, следует особо подчеркнуть тот факт, что построенный в 1959 году газотранспортный хаб в Баумгартене играет ключевую роль не столько в поставках газа в саму Австрию, сколько в обеспечении транзитных потоков как в меридиональном, так и в широтном направлениях. Согласно информации австрийской компании OMV, в 2015 году объем транзита газа через указанный хаб составил около 40 млрд кубометров – без учета 7,9 млрд кубометров, распределяемых непосредственно в самой Австрии. (rbc.ru)

Баумгартен выступает отправной точкой для четырех ключевых с точки зрения обеспечения Европы газом маршрутов: Транс-Австрийского (TAG: Южная Австрия – Италия – Словения – Хорватия), Западно-Австрийского (WAG: Северная Австрия – Германия – Франция) и Венгерско-Австрийского (HAG: Юго-Восточная Австрия – Венгрия – Словакия). Сырьем для всех вышеуказанных газопроводов, а также внутриавстрийского потребления выступает газ, поступающий, прежде всего, из России и Норвегии – двух стран, являющихся главными газовыми поставщиками в Европе.

О том, какое значение имеет бесперебойная поставка газа через хаб в Баумгартене конкретно для Италии, говорят следующие показатели, обнародованные компанией Fitch. Из 69 млрд кубометров, ежегодно покупаемых страной, через данную точку пропуска проходит до 40 млрд кубометров газа из России, Норвегии, а также Нидерландов. Для сравнения – суммарная мощность всех итальянских подземных газохранилищ составляет 16 млрд кубометров, а их уровень заполняемости на начало зимы, по некоторым оценкам, составляет порядка 70%. «Без России газа хватит на две недели», - забила тревогу итальянская газета La Stampa: «Авария в Австрии заставила задуматься. Италия занимает третье место в Европе по уровню потребления природного газа, при этом она более зависима от импорта по сравнению со среднеевропейскими показателями. Россия обеспечивает около 41,3%. Если при поставках газа из России возникнут трудности, то через две недели газ в Италии уже будут распределять по талонам». «Италия занимает третье место среди европейских государств по уровню потребления природного газа (около 71 млрд кубометров в 2016 году), при этом она испытывает бóльшую зависимость от импорта по сравнению со среднеевропейскими показателями (приблизительно 92% при среднем показателе по Европе в 70%). Россия обеспечивает около 41,3% импорта, что эквивалентно 38% потребления газа во всей стране», - напоминает издание. (lastampa.it)

При этом, в отличие от центральноевропейских стран, у Италии как у средиземноморской державы имеется теоретическая возможность восполнить потери в поставках за счет экстренной закупки трубопроводного газа у Алжира, а также сжиженного природного газа (СПГ) у США или Катара. Однако это сопряжено со значительными ценовыми и временными потерями. Ситуация же для других стран, «завязанных» на хаб в Баумгартене (особенно «сухопутных»), выглядит еще тревожнее, и им пришлось рассчитывать исключительно на оперативное устранение последствий аварии, экстренное задействование собственных (не особо значительных) подземных хранилищ, а также на запуск интерконнекторных и реверсных поставок.

Что же касается расчетов на оперативное «замещение» российского трубопроводного газа за счет американского СПГ, то в данной связи негативную роль играют как ценовой, так и временной факторы. Европа для США не является главным рынком сбыта. «Мы вдвое увеличим наши экспортные мощности к 2019 году. Приоритетами для нас являются Азия и Латинская Америка. С учетом отсутствия газопроводов в Азии, у СПГ там нет конкуренции. Цены сейчас там на 25% выше, чем в Европе», - свидетельствует коммерческий директор занимающейся экспортными поставками СПГ американской компании Cheniere Energy Эрик Бансод. «Американская компания займется поставками в Европу лишь в том случае, если увидит экономический интерес», - делает свой вывод французская газета Le Figaro. (lefigaro.fr)

Кроме того, хабу в Баумгартене принадлежит ключевая роль в системе рыночного формирования цены на газ. В частности, многие долгосрочные контракты, заключенные российским ПАО «Газпром» с европейскими потребителями, содержат пункт о «привязке» к цене поставок российского газа до данной точки.

Нынешние форс-мажорные обстоятельства наглядно демонстрируют потенциальную опасность сложившейся ситуации, при которой значительная часть европейских потребителей от Франции на западе до Венгрии на востоке оказывается в заложниках у непредсказуемых техногенных процессов, и требуют пересмотра подходов к обеспечению энергетической безопасности Европы. Причем содержание указанной корректировки существенно различается для Европейского союза и России.

В том, что касается европейцев, основной упор должен быть сделан на максимально ускоренном увеличении числа широтных газопроводов и их дополнении трубопроводами-ответвлениями, проходящими в меридиональном направлении. Это касается, в первую очередь, сооружения газопровода «Северный поток – 2» с соответствующими ответвлениями в южном направлении до Австрии и других центральноевропейских государств, а также газопровода «Турецкий поток» с его подключением к трансбалканской и трансадриатической инфраструктуре, опоясывающей Европу с юга и юго-востока. Если бы подобная двухъярусная инфраструктура существовала в настоящее время – последствия от аварии на хабе в Баумгартене оказались бы не столь значительными. «Один лишь введенный в строй в 2012 году «Северный поток» может ежегодно доставить столько же газа, сколько 600-700 танкеров», - подтверждает официальный представитель компании Nord Stream AG Себастьян Засс.

«Эта авария показывает, насколько важны» поставки природного газа в Европу, - так прокомментировал ситуацию пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков. Он также напомнил, что хаб в Баумгартене получает газ по сильно изношенной системе газопроводов, проходящих через Украину: ««И, конечно, в этом контексте крупные международные проекты, над которыми сейчас работает «Газпром», призваны внести существенный вклад в укрепление энергобезопасности Европы». (rbc.ru)

Однако и Россия должна извлечь собственные уроки из аварии на австрийском хабе. Поскольку очевидно, что даже подобная авария вряд ли заставит изменить свою позицию антироссийское энергетическое лобби в Еврокомиссии и отдельных странах-членах Евросоюза, российская сторона должна более активно адаптировать собственную энергетическую стратегию к меняющимся условиям. Это, в первую очередь, касается наращивания своего присутствия на рынке СПГ – который уже в настоящее время занимает более 30% мирового экспортного рынка и в будущем может быть более активно востребован именно в качестве подстраховки трубопроводных поставок через ключевые европейские газотранспортные хабы. В 2016 году в совокупном объеме мирового экспорта газа в 1,0841 трлн кубометров на долю газа, получаемого из СПГ, приходилось 346,6 млрд кубометров.

Двумя главными сдерживающими факторами, ограничивающими более активное привлечение СПГ в Европу – в том числе в условиях кризисов с трубопроводными поставками, - остаются временной и финансовый. В настоящее время тысяча кубометров газа, полученного из американского СПГ, обходится европейцам в осенне-зимний период примерно в 265 долларов – что превышает контрактные и даже спотовые цены на российский трубопроводный газ (находящиеся в диапазоне 175-225 долларов за тысячу кубометров. Однако фьючерсы на поставки СПГ и активность в американской сланцевой индустрии дают основания предполагать долгосрочную тенденцию к постепенному снижению цен на американский сжиженный природный газ – что вкупе с сооружением дополнительных СПГ-терминалов в Европе способно в перспективе изменить ситуацию не в пользу России. По данным лондонской газеты The Financial Times, ведущие нефтяные компании США – Chevron, ExxonMobil и ConocoPhillips -продолжают наращивать инвестиции в разработку сланцевых месторождений. Если цена на нефть марки WTI снова достигнет уровня 60 долларов за баррель, все нефтяники «увеличат активность», - свидетельствует ведущий аналитик в области энергетики компании Cornerstone Macro Ян Стюарт.

Не случайно ведущие российские энергетические компании уже фактически пересматривают собственные долгосрочные планы в направлении более активного выхода на мировой рынок СПГ. ПАО «НОВАТЭК» вслед за запуском 6 декабря первой очереди завода «Ямал СПГ» намерено ввести в действие еще три очереди данного завода, а в 2022 году запустить завод «Арктик СПГ - 2». [novatek.ru]

Данные мощности позволят компании к 2030 году удвоить добычу газа, доведя ее до уровня 126 млрд кубометров в год и обеспечив практически весь рост добычи за счет СПГ-проектов. В пересчете на объемы сжиженного природного газа годовое производство по линии «НОВАТЭКа» может составить в 2030 году 57 млн тонн, а с учетом доразведки выйти на уровень в 72 млн тонн. «Имеющиеся на полуостровах Ямал и Гыдан запасы природного газа позволяют производить более 70 млн тонн СПГ в год. Использование этого потенциала в перспективе дает возможность нашей стране войти в число крупнейших экспортеров СПГ в мире», - подтверждает председатель правления ПАО «НОВАТЭК» Леонид Михельсон. [novatek.ru]

Совокупные объемы производства СПГ в России в 2030 году могут превысить 80 млн тонн, - прогнозируют в компании. [rbc.ru]

В настоящее время совокупный российский экспорт СПГ составляет 10,3 млн тонн в год в сравнении с 76,8 млн тонн у Катара, 11,7 млн тонн у Алжира и 3,2 млн тонн у США.

ПАО «Газпром» также проявляет повышенный интерес к процессам, происходящим на СПГ-рынке в контексте «актуализации долгосрочной программы развития» компании. В планах компании - строительство к 2023-2024 годам третьей линии завода СПГ на Сахалине, которая позволит увеличить его совокупную мощность до 15 млн тонн в год, а также ряд других проектов, которые могут быть озвучены еще до конца текущего года.

Согласно оценке экспертов Raiffeisenbank, экспорт СПГ в ближайшие годы в мире будет расти, а европейские страны, даже получающие российский трубопроводный газ в рамках долгосрочных контрактов, будут стремиться увеличивать закупки одновременно и СПГ, в том числе платить премию к спотовым ценам за газ. «Если «Газпром» не будет инвестировать в развитие технологий, то его доля на экспортных рынках будет существенно снижаться», - прогнозируют в Raiffeisenbank.

Российские эксперты также предупреждают об опасности недооценки влияния СПГ на ситуацию на европейском энергетическом поле. «Рынок СПГ глобальный. Любой новый СПГ, куда бы ни поставлялся, будет давить на мировые поставки и косвенно – на европейский рынок», - подчеркивает, в частности, ведущий аналитик бизнес-школы «Сколково» Александр Собко. (vedomosti.ru)

Следует также иметь в виду темпы роста мирового спроса собственно на СПГ. Если в текущем году он составляет порядка 293 млн тонн, то в 2020 году прогнозируется на уровне в 357 млн тонн, а к 2030-му году – 507 млн тонн в год.

Сложившаяся в настоящее время ситуация на рынке трубопроводного газа и СПГ представляется во многом благоприятной для интересов России. Имея долгосрочные контракты с ключевыми европейскими потребителями, российская сторона одновременно получила возможность более активно реализовывать проекты в области производства сжиженного природного газа с отработкой экспортных маршрутов преимущественно в азиатском направлении. Введение новых СПГ-заводов – в том числе на основе отечественных технологий - позволит России уже в 2020-е годы более активно выходить на европейский рынок с тем, чтобы предложить потребителям гибкую систему поставок, сочетающую трубопроводные маршруты и танкерные поставки. Это поможет в значительной степени снивелировать влияние поставок из США, Катара и Австралии и одновременно расширить возможности для маневров в сфере цены на газ и географического распределения газовых потоков.