ЕС – США в 2017 году: туман неопределенности повсюду

12:08 22.12.2017 Андрей Кадомцев, политолог


В начале 2017 года европейские столицы пребывали в состоянии тревожной растерянности. Едва ли не впервые в истории, главная угроза Западу замаячила не на Востоке или Юге. У многих возникло стойкое ощущение, что она надвигается из-за Атлантического океана. Во главе Соединенных Штатов встал человек, не скрывавший своего скептического отношения к ключевым институтам Запада фактически еще с 1980-х. И даже последовавшее вскоре «потепление» риторики новой администрации США в адрес НАТО и ЕС было быстро сведено на нет фактическим возвращением Вашингтона к политике военно-стратегического унилатерализма. Об этом свидетельствовали и односторонние удары «Томагавками» по Сирии, и публично заявленные новой администрацией сомнения в целесообразности американского участия в решении «украинского вопроса».

Тревоги европейцев только укрепились в ходе первого мировое турне нового президента Америки, в европейской части которого Дональд Трамп встретился с руководством ЕС и НАТО, а также принял участие в саммите «Большой семерки» (G7). Визит, по мнению подавляющего большинства наблюдателей, поставил под сомнение прочность связей США с традиционными союзниками. Трамп резко отчитал европейских членов НАТО за «недостаточно высокий» уровень военных расходов и не счёл нужным подтвердить безусловную приверженность США 5-й статье Североатлантического договора, постулирующей принцип коллективной обороны. Отдельно «досталось» фактическому лидеру ЕС - Германии, когда глава Белого отчитал Берлин за растущий торговый профицит с США. Результатом европейско-американских встреч стало чувство глубокого разочарования, охватившее Европу в самых разных областях: от свободной торговли до вопросов безопасности. Большой резонанс вызвало заявление канцлера ФРГ Ангелы Меркель, в котором она недвусмысленно указала на похолодание в отношениях Европы и США. 01 июня президент США объявил о выходе его страны из Парижского соглашения по климату – одного из важнейших элементов повестки дня нынешнего руководства ЕС и большей части стран-членов Союза. Комментаторы дружно заговорили о том, что Европа оказалась в «геополитическом одиночестве».

Особенно обескураживающими для «атлантистов» выглядели итоги саммита НАТО, который запомнился, в первую очередь, своей кратковременностью, и почти нарочитой церемониальностью. НАТО предприняло несколько ритуальных шагов для демонстрации формального единства. Дональд Трамп произнес несколько «положенных» слов о «российской угрозе». Европейские члены НАТО вписали в текст итоговой декларации бюрократически обтекаемые положения о формальном вступлении всего альянса в войну (но без непосредственного участия в боевых действиях) США против организации «Исламское государство» (запрещенной на территории РФ) .

Тем не менее, из уст президента США не прозвучало главного – так ожидавшегося европейцами - подтверждения безусловной приверженности самого могущественного члена альянса 5-й статье Устава, постулирующей принцип коллективной обороны. Такое произошло впервые за все годы существования блока. Большинство западных СМИ и экспертов заговорили о «разрушительном ударе», который глава Белого дома нанёс по союзникам альянса. Обрели новое дыхание опасения относительно того, что, в лучшем случае, Трамп предпочтет ситуативно взаимодействовать с несколькими ведущими партнерами по Организации. Усугубив, тем самым, её внутренние противоречия. В худшем же - и вовсе «отвернется от НАТО».

ЕС ожидали свои «сюрпризы». Летом в США был принят закон о широкомасштабных санкциях в отношении России. Многие в ЕС почти открыто высказывали недовольство американским законом на стадии его предварительного обсуждения в Конгрессе. Угрозы подвергнуть санкциям действующие на американском рынке европейские компании (если они не свернут свое участие в проектах с российскими партнерами) были расценены как привносящие «в европейско-американские отношения совершенно новое и весьма отрицательное качество». Наблюдатели не исключали, что европейцам придется делать выбор между сохранением «более мягкой» линии в отношении Москвы, чреватой угрозой полномасштабной экономической войны с США, и воссозданием единого трансатлантического антироссийского «фронта», «платить» за который финансово-экономическими потерями придется в первую очередь той же Европе.

Наконец, из Вашингтона – в который уже раз - дают понять, что имперская политика позволительна лишь США: любого, кто пытается представить возражения или уточнения к провозглашенному Белым домом курсу, рассматривают, по меньшей мере, как оппонента Америки, если не потенциального противника. В свете поддержки, которую нынешний глава Белого дома высказал в отношении польско-хорватской «Инициативы трех морей»[i], в Европе начали вспоминать о том, что каких-то десять лет назад, сходную тактику – манипулирования Европой через выстраивание «особых» двусторонних отношений с рядом государств ЦВЕ, практиковал тогдашний министра обороны США Дональд Рамсфельд.

В целом, несмотря на то, что ряд положений антироссийского санкционного «пакета» удалось смягчить, новое усиление имперских мотивов во внешней политике Соединенных Штатов обескураживает европейцев. Они пытаются сделать хорошую мину даже в ответ на упреки нынешнего Вашингтона в том, что их внешнеполитическая позиция обусловлена в первую очередь их военно-стратегической слабостью. В результате, разочарование Европы в заокеанском партнере нарастало практически весь минувший год. А поиски форм институциализации самостоятельной европейской идентичности охватили не только сферу внешней политики, но и общей политики обороны[ii].

Вместе с тем, не следует забывать, что в годы первой легислатуры президента Буша-младшего, европейские союзники уже сталкивались с ситуацией резкого охлаждения интереса Вашингтона к трансатлантическому партнерству. В последующие четыре года Европе удалось в значительной мере восстановить стратегические связи с США. Тем более, что и в американском истеблишменте (причем вне зависимости от партийной принадлежности) сохраняется широкий консенсус относительно того, что нынешний международный порядок, «созданный Америкой после окончания Второй мировой войны», по-прежнему выгоден США. А тесные узы трансатлантической солидарности с «этими надоедливыми» европейцами являются не только залогом сохранения мирового порядка с Америкой во главе, но и важным элементом его развития и укрепления.

Таким образом, причины активизации поисков самостоятельной внешнеполитической и даже оборонной идентичности в Брюсселе связаны, как представляется, в значительной мере с курсом действующего президента США Трампа. В столицах ведущих европейских стран политику нынешнего главы Белого дома оценивают как не заслуживающую доверия и близорукую. Однако президенты в США переизбираются каждые четыре года. И необходимо признать, что истеблишмент Республиканской партии США, всё большую зависимость от большинства которой в Конгрессе испытывает нынешняя администрация, смотрит на вопросы геополитики гораздо более традиционным для Америки образом.

В целом, к концу 2017 года отношения между Соединенными Штатами и Европейским Союзом пребывают в состоянии такой же неопределенности, в каком они находились в январе. Разница в том, что в начале года европейцы пытались угадать, насколько далеко зайдет новое руководство США в своем отрицании принципов трансатлантической солидарности и общих ценностей Запада. Сегодня Европа скорее теряется в догадках по поводу того, какую цену (в буквальном, финансово-бухгалтерском смысле слова) захочет получить Вашингтон за сохранение своих трансатлантических обязательств.

Консенсус сохраняется лишь по двум направлениям. Речь идет об общих опасениях в отношении внешнеполитических намерений Китая и России. По мнению уже не только многих европейских и американских наблюдателей, но и все большего числа политиков, внешнеполитическая стратегия, избранная в Европе Пекином, объективно (и вопреки официальным заявлениям Китая о всемерной поддержке проекта европейской интеграции) играет на раскол ЕС. И главная проблема здесь – настойчивые действия КНР по усилению своих позиций в государствах Центральной и Восточной Европы. В сентябре нынешнего года Марк Пфайфле, бывший заместитель советника по национальной безопасности президента США Джорджа Буша-младшего, отметил в журнале The National Interest, что «Китай значительно расширил свою военную и экономическую мощь [в ЦВЕ]». По словам автора, "на кону критически важный регион, от которого США зависят в плане торговли и геополитической поддержки и который является буфером, отделяющим одновременно от России и Китая"[iii].

К концу года стало очевидно, что подобный подход разделяет и официальный Вашингтон. В обнародованной в середине декабря обновленной Доктрине национальной безопасности США[iv], Трамп, наконец, сделал то, чего так долго ждали европейцы: подтвердил приверженность своей страны 5-й статье Североатлантического (Вашингтонского) договора. Он также выразил намерение поддержать европейских союзников в свете «угрозы» со стороны России и Китая, которые охарактеризовал как «страны-ревизионисты», нацеленные на изменение существующего международного порядка.

В Европе, свою очередь, отмечают российские исследователи, А. Миллер и Ф. Лукьянов[v], у значительной части истеблишмента сохраняется острое желание американского лидерства, которое позволило бы не заботиться о собственной военно-политической идентичности. Старый Свет, не демонстрируя воли и способности к «стратегической автономии», готов принять практически любое[vi] лидерство со стороны США, лишь бы только там не отказывались от приоритетности атлантического партнерства. Опять-таки этап внутренней трансформации ЕС только усиливает желание восстановить внешний контур в привычном виде. Вместе с тем, полагает другой российский эксперт по внешней политике, Марина Бусыгина, возможность «для перелома динамики в отношениях [Москвы] с Евросоюзом», ещё не закрыта, и «мысль, что нужно искать выход из сложившегося тупика в отношениях с Россией вне сценария жесткого сдерживания, присутствует в умах европейских элит»[vii].

В случае практической реализации заявленных Америкой планов[viii] сохранить приверженность защите общих западных ценностей, европейцы вновь способны усилить свои позиции в диалоге по вопросам международных отношений и геополитики в целом. В частности, с Китаем и Россией. При поддержке США, политика многих стран-членов Европейского Союза по ключевым проблемам снова станет более решительной и потенциально менее благоприятной для внешних игроков. В результате, ЕС может предпринимать попытки вновь расширить свои внешнеполитические усилия за рамки тех направлений, которые ограничены лишь вопросами экономической выгоды.



[i] Главной целью «Инициативы» заявлено стремление расширить и диверсифицировать транспортные коридоры и экономические связи в регионе между Балтийским и Черным морями. В то же время, некоторые наблюдатели видят в этом начинании новую редакцию идеи «Междуморья» («Intermarium»), выдвинутой после Первой мировой войны Й. Пилсудским с целью недопущения доминирования в ЦВЕ России или Германии.

[ii] 13 ноября 2017 года 23 из 28 государств-членов ЕС подписали общее уведомление о Постоянном структурированном сотрудничестве (PESCO) по вопросам безопасности и обороны и представили его Верховному представителю Союза по иностранным делам и политике безопасности, а также Совету Европейского союза. По мнению генсека НАТО Йенса Столтенберга, программа сотрудничества PESCO не будет противопоставлена блоку НАТО, но призвана «укрепить европейский столп внутри НАТО». 11 декабря Совет ЕС утвердил решение, учреждающее сотрудничество PESCO, участие в котором подтвердили 25 государств-членов ЕС. Не поддержали инициативу Великобритания, Дания и Мальта.

[v] Алексей Миллер, Фёдор Лукьянов \ Сдержанность вместо напористости: Россия и новая мировая эпоха \ http://svop.ru/wp-content/uploads/2017/07/report_miller_lukyanov_rus_2.pdf

[vi] Впрочем, с тезисом о «практически любом», автор данной статьи готов поспорить.

[viii] Значительное число западных наблюдателей высказываются крайне скептически о желании и способности Трампа претворять в жизнь любые публично объявляемые «стратегические планы». 

Ключевые слова: США Европа НАТО ЕС

Версия для печати