Мажоритарная партия Франции хочет добрососедских отношений с Россией

13:55 21.12.2017 Александр Артамонов, журналист-международник


    

Партия «Республиканцы» (Les Républicains) является объединением умеренных французских правых партий и на сегодня считается крупнейшей оппозиционной партией во Французской Республике. Партия была существенно реформирована бывшим президентом Франции и нынешним неформальным лидером «Республиканцев» Николя Саркози. Ее предыдущее название – Союз за народное движение. Только что переизбранный президентом партии Лоран Вокье намерен и далее поддерживать хорошие отношения с российской политической элитой в преддверии возможного возвращения «Республиканцев» к власти. В России существует отдельное представительство партии. Вот уже несколько лет его возглавляет Алексис Тарад.

Александр Артамонов. Алексис Тарад, Вы – представитель мажоритарной французской партии «Республиканцы» в России. Ваша партия хорошо известна на Вашей Родине. Но все же несколько непонятно, в чем заключается Ваша деятельность в России.

Алексис Таррад. Наша партия является первой во Франции. Она вобрала несколько право-центристских партий-предшественниц, таких как UMP (Союз за народное движение) или RPR (Объединение за Республику). В России мы работаем с французскими гражданами, зарегистрированными в Вашей стране.

АА. То есть Вы не работаете с российскими гражданами…

АТ. 20% нашего контингента все же представлены российским населением, ощущающим определенную близость к идеям «Республиканцев». Остальные – выходцы из Французской Республики.

АА. Но посольство Франции Вас не поддерживает?

АТ. Перед Посольством такие задачи не стоят. Ни одна французская партия не поддерживается местным дипломатическим представительством. Французские дипломаты, естественно, отчитываются перед своим правительством, обеспечивая передачу информации российским властям.

АА. А много ли у Вас за рубежом, то есть не во Франции, подобных представительств Вашей партии?

АТ. Да, у нас около сотни организаций за пределами Франции. В целом, они образуют отдельную Федерацию «Французы за границей». А во главе стоит генеральный секретарь партии сенатор Кристоф-Андре Фрасса, который периодически бывает в Москве. Его следующий приезд намечен на январь 2018г. Сенатор отвечает перед партией подобно тому, как если бы все зарубежные партийные отделения составляло отдельную административную единицу – департамент – в составе Французского государства. Это большая работа! В каждой стране СНГ есть свои собственные представители нашей партии. Но не во всех бывших республиках: в Казахстане, Армении, Грузии, а также в восточно-европейских государствах. В Таджикистане, Узбекистане и т.д. у нас соответственных представительств нет ввиду малочисленности французских сообществ. Я отвечаю только за Россию.

Второй задачей, поставленной перед нашими представителями, является, помимо информирования французских избирателей о новостях нашей партийной жизни, передача информации между российскими органами власти и органами власти нашей партии «Республиканцы».

АА. Таким образом, если я правильно понял, Вы способствуете тому, чтобы был постоянный контакт с отдельными политическим деятелями России, интересующимися Францией в России. Слава Богу, таких у нас хватает: к примеру, господин Нарышкин, ушедший теперь на другую работу, в свою бытность в Государственной Думе Российской Федерации, с удовольствием демонстрировал великолепное знание французского языка. То же можно сказать и о парламентарии господине Пушкове, также в совершенстве владеющим языком.

АТ. Нашей целью не является исключительный диалог с франкоязычным населением. Благодаря переводчикам, языковый барьер преодолен. Нам существенную помощь оказывает Тьерри Мариани, который сохранил все свои контакты в России и передал их нам. Также поступает и сенатор Фрасса. У нас 2 недели назад, как Вы знаете, был переизбран президент нашей партии. В ближайшем будущем он, естественно, пребывая уже в своих подтвержденных прерогативах, вновь установит контакты с российскими властями.

Так что, идя вразрез с Вашим первым высказыванием, еще раз подчеркиваю, что мы работаем от лица именно нашей партии, а не президента Макрона и не его правительства.

АА. Собственно, я Вам только задал наводящий вопрос, а не настаивал на своей правоте.

АТ. Когда Николя Саркози приехал в Москву в конце 2015 г., он совершенно не был согласен с Ф.Олландом по поводу эмбарго на продажу Мистралей. Так что руководство «Республиканцев» далеко не всегда придерживается взглядов нашего Посольства. Мы просто готовим почву для возвращения нашей партии во власть.

АА. Вы говорите по-русски?

АТ. Не так хорошо, как Вы по-французски.

АА. То есть Вы очень хорошо понимаете Россию, что должно облегчить Ваш контакт с местным населением.

АТ. Я ни более - ни менее всего лишь представитель. Моя жизнь в России и мое восприятие России, конечно, важны, но, прежде всего, я – рупор позиции штаб-квартиры моей партии, находящейся во Франции.

Но должен сказать, я часто сталкиваюсь с пробелами в культуре взаимного общения. Дело в том, что наши страны общаются столетиями. Мы не можем прервать сегодня диалог с такой международной единицей, как Россия. В особенности, когда наблюдаешь тот путь, который она прошла с эпохи девяностых. Кстати, президент Путин сказал, что если посмотреть на восприятие мира, идеологию, проблемы безопасности, экономику, семейные ценности, то, на его взгляд, французская партия «Республиканцы» и российская партия «Единая Россия» имеют общее стратегическое видение проблем. Так что диалог должен продолжаться.

АА. А каков взгляд «Республиканцев» на политику России на данном этапе развития в свете не самых хороших наших отношений с Западным блоком?

АТ. «Республиканцы» не имеют своей официальной позиции по поводу Олимпийских Игр, кроме, конечно, общего контекста международных и политических отношений. Тем не менее, отмечу, что уже в 2015 г. Н.Саркози хотел продолжения диалога для установления точек расхождения в нашем восприятии мира для проверки обоснованности позиций каждой стороны по этим пунктам.

Тьерри Мариани продолжил диалог с российскими властями от имени нашей партии. У нас в рядах партии хватает лидеров, подобных нашему президенту партии Лорану Вокье. Он всегда относился с большим интересом и открыто к России.

АА. А каково Ваше отношение к Крыму?

АТ. Эту тему трудно обсудить за несколько минут. Опять затрону историю, так как она очень важна для правильного восприятия крымской проблематики. Надо понять, что достаточно сложно себе представить, как Крым был отдан несколько десятилетий назад Украине. С учетом истории вполне очевидно, что местное население более привязано к России, чем к Украине, которой Полуостров был передан 50 лет назад.

Тьерри Мариани говорит о том, что нужно придерживаться духа Минских соглашений. Но ни одна из сторон не следует договоренностям. Что также отражает и политику Украины, которая сама по себе представляет некий казус белли. Мне представляется, что поддержка конфликта на Украине не входит в приоритетные направления ни для ЕС, ни для Франции.

АА. Отмечу, что россияне с большим уважением относятся к мемориалу на месте захоронения французских солдат, павших в эпоху Севастопольской кампании. Эта проблематика не разъединила, а даже объединила наши народы, как ни странно это звучит. То же касается и эпохи наполеоновских войн.

Будем рады приветствовать Вас в следующий раз в нашей студии, возможно, совместно с сенатором Фрасса, в ходе его предстоящего официального январского визита. 

Ключевые слова: Франция

Версия для печати