Пекин и Улан-Батор заинтересованы в создании экономического коридора Китай – Монголия - Россия

11:48 10.12.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Монголия надеется на стабильное долгосрочное сотрудничество с Китаем. Таковы общие итоги визита министра иностранных дел Монголии  Дамдина Цогтбатара в Китай, где он встретился со своим китайским коллегой Ван И.

Цогтбатар подтвердил приверженность Улан-Батора политике одного Китая и готовность поддержать Пекин в вопросах Тибета, Тайваня и Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР). «Декларация монгольской стороны очень важна, она укрепила взаимное доверие обеих сторон», - отметил Ван И (1).

Стороны договорились об углублении взаимодействия в реализации инфраструктурного проекта «Один пояс – один путь», об интеграции монгольской инициативы «Степной путь» в инфраструктурный проект Китая с перспективой создания транспортного и экономического коридора Китай – Монголия – Россия, взаимодействии парламентов двух стран и  межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, Монгольско-китайского совета по сотрудничеству в области полезных ископаемых, энергетики и инфраструктуры (2).

Позиция Улан-Батора по щекотливым для Китая вопросам Тибета, Тайваня и СУАР обусловлена твёрдой приверженностью политике нейтралитета, главным постулатом которой является неучастие Монголии в каких бы то ни было блоках и инициативах, направленных против ближайших соседей – Китая и России. Обе державы превосходят Монголию по своим экономическим, политическим и военным параметрам. Единственным верным и мудрым выбором в таком случае является укрепление взаимного доверия и торгово-экономического сотрудничества в треугольнике Пекин - Улан-Батор – Москва.

Монголии одинаково не выгодна ни дестабилизация Китая, ни дестабилизация России, поскольку автоматически означает дестабилизацию обстановки у монгольских границ, что отражается на темпах реализации совместных экономических проектов Монголии, Китая и России. С учетом роста террористической угрозы в мире особое внимание монгольского разведсообщества приковано к уйгурской проблеме в китайском Синьцзяне, граничащем с мусульманскими регионами Монголии, населенными этническими казахами. Поддержка Улан-Батором политики Пекина в СУАР, нацеленной на искоренение террористических ячеек, вполне логична.

Но куда большее значение для Монголии имеет экономическое сотрудничество с Поднебесной. Монголия – важное сухопутное звено в китайском инфраструктурном проекте «Один пояс – один путь», объединившем в единую транспортно-логистическую конструкцию сухопутный и морской участки Нового Шелкового пути.

Морской участок Нового Шёлкового пути развивается бурными темпами, опережающими темпы развития сухопутного участка (3). Не имеющая выхода к морю Монголия заинтересована в сокращении этого разрыва. В том же заинтересована и Россия, т.к.единственная роль, которую может играть Монголия в китайском проекте – это быть транспортно-экономическим коридором между Китаем и Россией.

Цогтбатар получил от Ван И заверения в готовности Пекина оказать Улан-Батору необходимую поддержку в виде бесплатных займов для реализации инфраструктурных и иных экономических проектов, которые помогут Монголии вписаться в рамки сухопутного маршрута Нового Шелкового пути.

Это заставляет монгольскую сторону активизировать свои усилия на российском экономическом «фронте». Одновременно с визитом Цогтбатара в Китай состоялись переговоры министра дорожно-транспортного развития Монголии Бат-Эрдэнэ с министром транспорта Максимом Соколовым (4). Стороны обсудили подготовку к подписанию соглашения между правительствами двух стран об условиях транзитных перевозок железнодорожным транспортом и перспективы развития совместного монгольско-российского АО «Улан-Баторская железная дорога» с учетом перспектив увеличения транзитных перевозок.

Монгольская экономика чрезмерно зависит от экспорта продукции горнодобывающей промышленности и иностранных инвестиций в эту сферу. Наблюдаются попытки внешних экономических игроков (Великобритания, Австралия, Япония, Китай, США) взять под контроль стратегические месторождения монгольских полезных ископаемых (таковых в Монголии 75).

Успешная реализация иных экономических проектов, например, в области сельского хозяйства, энергетики, авиационного сообщения, трансграничных железнодорожных перевозок позволит Улан-Батору устранить перекос в пользу горнодобывающей промышленности и избежать зависимости от иностранных инвесторов, показав Монголию привлекательным экономическим партнером в других плоскостях.

 

1)    http://asiarussia.ru/news/18449/

2)    http://news.mongolnow.com/5_12_a02.html

3)    http://dergachev.ru/geop_events/031217-01.html#.WizOrrS42hA

4)    http://news.mongolnow.com/7_12_a01.html