Иран: новые виды вооружений и проблемы

12:43 05.12.2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


Военно-политическое руководство Ирана постоянно заявляет о всё возрастающей мощи иранских вооруженных сил, в том числе и благодаря собственным разработкам, производству и введению в строй самых современных, самых высокотехнологичных образцов вооружения и боевой техники.

Недавно верховный духовный лидер Ирана и одновременно верховный главнокомандующий вооруженных сил аятолла Али Хаменеи провел встречу с руководством ВМС Ирана, во время которой заявил о том, что развитие мощного военного флота является «приоритетной программой» для ИРИ.

Конкретизируя высказывания своего начальника, командующий иранскими ВМС адмирал Хусейн Хиянзаде сообщил о том, что Иран «заинтересован в строительстве авианосца». Кроме того, адмирал напомнил, что Иран «имеет право» на создание флота атомных подводных лодок, в качестве «средства сдерживания». Что стоит за этими заявлениями?

Во-первых, здесь напрашивается мысль: насколько авианосцы и атомные подводные лодки являются «средствами сдерживания». Но это, если можно так сказать, терминологический вопрос. А во-вторых: может ли Иран технически и технологически построить атомные авианосцы и подводные лодки и другие сложные виды вооружений?

В конце ноября командующий сухопутными войсками ИРИ генерал Киомарс Хайдари заявил, что иранская армия к концу нынешнего 1396 иранского года (до 20 марта 2018 года) получит современный танк, созданный под названием Karrar (атакующий, храбрый). Это «очень хороший, идеальный и работоспособный танк, который был испытан и использован в военных маневрах», - сказал он.

Действительно, это новый танк. 12 марта сего года состоялась его официальная «премьера», но о существовании этой машины стало известно достаточно давно – еще в августе прошлого года. На сайте «Военное обозрение» были подробно разобраны все особенности Karrar (см. https://topwar.ru/110916-osnovnoy-boevoy-tank-karrar-iran.html). Главный вывод – танк Karrar «явился лицензионной копией российского основного танка Т-90МС». Тем не менее, как отмечает «Военное обозрение», «новые данные о проекте показали, что иранский танк не является полной и точной копией российской машины Т-90МС, хотя и похож на нее».

«Премьеры» новых образцов военной техники происходят в ИРИ не только в красиво оформленных павильонах, но и на полях военных учений.

В ноябре в Иране были проведены ежегодные двухдневные учения иранских ВВС под кодовым названием «Fadaeeyane Harime Velayat - 7». В учениях приняли участие десятки боевых самолетов, транспортных воздушных судов, а также самолеты-разведчики, самолеты-заправщики и беспилотные летательные аппараты.

Всё было как всегда на подобных маневрах. Однако в этот раз, по информации иранских СМИ с ссылкой на официального представителя ВВС генерала Масуда Рузхоша, истребитель F-7 применил управляемые авиационные бомбы (УАБ). Эти боеприпасы еще называют «умные (smart) бомбы». Они снабжены системой управления и наведения на цель. Причем эта система может представлять собою или телевизионную, или лазерную, или инерциальную со спутниковой коррекцией. Это довольно сложное и дорогостоящее оборудование, можно сказать, одноразового действия.

Надо отметить, что УАБ являются одним из наиболее эффективных видов авиационного оружия, предназначенного для нанесения ударов по наземным (надводным) целям. В УАБ сочетаются высокие поражающая способность боевой части обычных авиабомб и точность наведения на цель управляемых ракет класса «воздух — поверхность». Результаты боевого применения УАБ в войнах и локальных конфликтах дают основание отнести их к высокоточным авиационным боеприпасам.

Правда, стоимость их достаточно высока и может достигать многих десятков тысяч долларов за единицу.

Недавно командующий военно-космическими силами Корпуса стражей исламской революции Амир-Али Хаджизаде заявил, что Иран обладает собственными 10-тонными бомбами, которые затмевают самое мощное неядерное оружие США. Генерал Хаджизаде назвал этот боеприпас «отцом всех бомб» по аналогии с американской сверхмощной бомбой GBU-43, которую прозвали «матерью всех бомб». Кстати, американцы уже применили ее в апреле в афганской провинции Нангархар против укрытий ДАИШ (ИГИЛ). Нет сомнений, что стоимость подобных боеприпасов также чрезвычайно высока.

Интересный факт, который, несомненно, кладет конец спору, какая бомба мощней – иранская или американская. По утверждениям СМИ, которые ссылаются на Генеральный штаб ВС РФ, всё же наиболее мощная неядерная бомба принята на вооружение в российской армии. По сравнению с американским аналогом российская бомба меньше весом, но мощнее в 4 раза и способна поразить в 20 раз большую площадь. И как назвать эту бомбу – мамой или папой всех бомб, пожалуй, непринципиально.

Возвращаясь к иранским новым образцам вооружений и не только к ним, хотелось бы обратить внимание на дефицит у иранских ВВС средств доставки подобных боеприпасов. Ракеты из-за больших размеров сверхбомб не способны быть их носителями. В свою очередь, боевые самолеты, оснащенные  250-килограммовыми  бомбами,  едва ли смогут нести 10-тонные бомбы, и здесь возникают новые вопросы.

Парк боевых самолетов ВВС ИРИ устарел: F-4, F-5 (американские разработки 50-х годов ХХ века), F-7 (китайский аналог старого советского самолета МиГ-21 производства 50-60-х годов), F-14, Су-20, Су-24, Су-25, МиГ-29 (разработки 70 - 80-х годов). Более того, многие из находящихся на вооружении ВВС ИРИ машин небоеспособны.

Но даже действующие экземпляры в боевых условиях могут стать легкой добычей современных боевых самолетов и ПВО потенциального противника.

Да, иранский военно-промышленный комплекс производит ряд образцов военной техники, в том числе и боевые самолеты (Azarakhsh, Saeqeh, Tazarv). Однако, как и танк Karrar, они сделаны на основе иностранных первоисточников.

Теперь вернемся к военно-морской тематике. Заявления высокопоставленных иранских военно-политических деятелей о создании атомных авианосцев и подводных лодок кажутся фантастикой. Хотя бы исходя из стоимости этих кораблей. Так, например, стоимость американского авианосца «Джордж Буш» составила 6,2 млрд. долларов, стоимость одной атомной подлодки колеблется от 1 до 2,5 млрд. долларов. При этом весь военный бюджет Ирана в 2016 году достиг 15,9 млрд. при ВВП в 412 млрд. долларов (данные Military balance – 2017), а по информации иранского агентства Tasnim, бюджет ВС ИРИ на 2015-16 год был около 9,3 млрд. долларов. Атомные корабли – дорогое удовольствие, поэтому ВМС не всех стран могут себе позволить. В настоящее время только пять стран имеют значительный атомный флот. Это Россия, США, Китай, Великобритания и Франция. Две атомных подлодки есть у Индии.

Но дело не только в цене. Несмотря на хороший для развивающейся страны уровень военной промышленности Ирана, наладить практически с нуля производство сложнейших образцов вооружений  вряд ли сегодня или в ближайшем будущем реально и возможно. Уже не говоря о корабельных атомных силовых установках, в качестве топлива требующих урана, обогащенного в пределах 30 - 90 %.

Более того, развитию высокотехнологичных отраслей иранского оборонно-промышленного комплекса препятствуют всё ещё действующие довольно жесткие санкции в отношении поставок в ИРИ тяжелого вооружения и высоких технологий военного и двойного назначения. Эти санкционные меры будут действовать вплоть до 2020 – 2023 годов. К тому же в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий - «ядерной сделкой», ограничения в сфере ядерных разработок будут оставаться до 2025 -2030 годов.

В целом для эффективного развития высокотехнологичных областей, к которым относится и военная промышленность, Ирану необходим прорыв, обеспечиваемый, не в последнюю очередь, самыми передовыми иностранными технологиями. Основываясь только на политике самообеспечения («ходкейфайи»), достичь успеха не представляется возможным ни с научной, ни с технологической, ни с финансовой точек зрения.

Ключевые слова: Иран военная техника новые образцы

Версия для печати