Трагедии и надежды современной Африки

15:21 04.12.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото:gk170.ru

В Институте Африки РАН состоялась XVI Всероссийская Школа молодых африканистов, на которой студенты и аспиранты ведущих российских вузов страны представили свой взгляд на целый спектр проблем «черного континента» - от современных экономических проблем до перспектив формирования основ правового государства и борьбы с международным терроризмом. 

С приветствием перед участниками выступил доктор исторических наук, заместитель директора Института Африки РАН Дмитрий Бондаренко. Он подчеркнул, что отечественные африканисты уделяют большое внимание подготовке молодого поколения ученых и поддержке связи с иностранными специалистами, проходившими обучение в нашей стране. По его словам, все участники представительного форума призваны оставить достойный след в науке, а конференция – это прекрасная возможность услышать мнение российских коллег и установить важные международные контакты.

Возвращается ли Россия в Африку?

Профессор кафедры теории и истории международных отношений Московского государственного лингвистического университета (МГЛУ), известный дипломат, бывший заместитель директора Департамента Африки МИД России Владимир Федотов рассказал о том, какое значение имеет для России африканский континент. Он напомнил, что в начале 1960-х годов, когда Африка начала освобождение от колониальной зависимости, ее образ в нашей стране был окружен романтическим ореолом. За короткий период здесь появились десятки новых государств, для которых появилась возможность самостоятельно строить свое будущее. Москва оказывала поддержку местным национально-освободительным движениям, а в области экономики Советский Союз совершил здесь настоящее экономическое чудо, заложив основы индустриального развития. Однако кризис, начавшийся в СССР, а затем и распад союзного государства привели к тому, что отношения с этим континентом пережили колоссальный спад, который привел не только к резкому сокращению контактов, но и к закрытию в ряде государств посольств и представительств Росзарубежцентра. Только во второй половине 2000-х годов началось некоторое оживление, однако и сейчас товарооборот России и Африканских стран не превышает 1 млрд. долларов.

В.Федотов подчеркнул, что, несмотря на огромные сложности, с которыми сталкивается Африканский континент, он по-прежнему обладает колоссальным ресурсным потенциалом. Здесь можно найти практически всю таблицу Менделеева. Помимо алмазов, золота, урана, важнейшее значение для современной экономики сохраняют никель, свинец, хромиты, ванадий, цирконий. На территории Гвинейской республики находится треть всего мирового ресурса алюминиевого сырья. Именно благодаря его разработке «Русал», например, стал одной из крупнейших корпораций мира. И, напротив, многие предприятия, построенные на советские средства, в настоящее время бездействуют. В качестве примера эксперт привел ситуацию, сложившуюся вокруг алюминиевых предприятий Нигерии. Причина в том, что ряд западных стран, которые в настоящее время опекают официальную Абуджу, не дают российским специалистам спокойно работать в этой стране.

«Несмотря на все современные сложности, для Африканского континента важно уже то, что Россия есть на политической карте мира, - подчеркнул дипломат. – Именно африканские страны образуют самую большую группу в Организации Объединенных Наций, и по большинству важнейших международных вопросов голосуют синхронно с нашей делегацией». Эксперт напомнил, что между Россией и странами «черного континента» существовало и развитое военно-техническое сотрудничество. Однако оружие, находящееся в настоящее время в распоряжении стран Африки, во многом устарело и требует модернизации. После провозглашения принципа многополярности отечественной внешней политики в начале 2000-х годов российские эксперты стали больше изучать Африку и интересоваться ею. Однако до восстановления прежнего уровня контактов еще очень далеко, и причина заключается в том, что России приходится действовать здесь в условиях возросшей конкуренции.

Развивая мысль известного российского дипломата, напомним, что Черная Африка представляет собой один из наиболее перспективных континентов XXI века. За нее идет борьба между всеми крупнейшими акторами мировой политики: Европейским союзом, США, Китаем, Индией, Японией, арабскими странами. В этих условиях фактическое отсутствие у России своей обновленной африканской стратегии представляет собой главную проблему. Еще одна сложность заключается в узкой географии российской африканистики. Главные центры подготовки специалистов находятся в Москве и Санкт-Петербурге, а также в Республике Татарстан, где при Институте международных отношений, истории и востоковедения Казанского федерального университета существует сектор востоковедения и африканистики. С 2014 года здесь осуществляется набор студентов для изучения языков африкаанс и суахили.

Современная Африка: опасность неоколониализма

Доклад доктора политических наук, заведующей кафедрой теории и истории международных отношений Института международных отношений и социально-политических наук МГЛУ Галины Сидоровой был посвящен влиянию вооруженных конфликтов на демократические процессы в Африке. Эта проблема была рассмотрена на примере Демократической Республики Конго (столица – Киншаса).

По словам эксперта, несмотря на то, что страны Африканского континента различаются по цивилизационным признакам и уровню развития, в условиях военных конфликтов они, к сожалению, становятся во многом схожими. Вооруженные столкновения ведут к колоссальным гуманитарным потерям, а также наносят экологический ущерб, поскольку для боевиков, в самом прямом смысле этих слов, не существует ничего святого. В результате событий гражданской войны 1998-2003 годов беженцами из Демократической Республики Конго стали 7 млн. человек. Подобный людской поток становится проблемой и для соседних принимающих государств.

По словам Г.Сидоровой, большинство войн на территории ДРК и соседних с ней стран ведутся из-за стратегически важного для мировой экономики сырья: алмазов и колтана, то есть сплава колумбита и танталита, используемого для изготовления мобильных телефонов. Основные запасы этой руды находятся в провинции Южное Киву, где до сих пор идут бои. Практически 80% экономики ДРК приходится на теневой сектор. Страна страдает от беспризорности и организованной преступности. При этом существуют целые районы, где местные жители не имеют доступа к электроэнергии и элементарной медицинской помощи.

Международное сообщество и правозащитные организации предпринимают меры по и установлению фактов насилия и расследованию массовых преступлений, осуществляемых противоборствующими группировками, но сделать это крайне сложно, поскольку значительная часть преступлений совершается в труднодоступной местности, куда можно попасть только на вертолете. Дела военных преступников передаются в Международный уголовный суд в Гааге, но процессы идут очень долго. Кроме того, многие африканские политики не без основания обвиняют МУС в том, что он занимает предвзятую позицию, и, под предлогом судебного разбирательства, «расчищает» политическое пространство страны в интересах крупнейших иностранных компаний, занимающихся добычей сырья. Кроме того, как в ДРК, так и в соседних странах существуют особые зоны, находящиеся под юрисдикцией иностранных государств, где африканцы не допускаются к решению важнейших экономических и финансовых проблем. Что касается местных демократических практик, то они почти полностью скопированы с западных образцов и плохо работают в местных условиях.

Международный уголовный суд нередко действует в интересах крупнейших иностранных компаний, занимающихся добычей сырья в странах Африки.

Терроризм в Африке: угроза фундаментализма

В докладе Ильи Найденова (Московский государственный лингвистический университет) были проанализированы предпосылки современного терроризма и радикализма в Африке. Само понятие «террор» носит на континенте достаточно неопределенный характер, поскольку к насильственным методам борьбы прибегали не только власти таких стран, как ДРК, Судан, Либерия и Бурунди, но и местная оппозиция. С 1979 года все большее распространение на континенте получает исламский терроризм. Определенной вехой в его становлении становится приход к власти в Судане ныне действующего президента этой страны Омара аль-Башира, который в 1991 году предоставил убежище активистам движения «Аль-Каида», и в их числе знаменитому Усаме бен Ладену, а также таким течениям, как «Хамас», «Хизбалла», «Аль-Гамаа аль-Исламия» («Исламский джамаат»). В 1995 году участники последней совершили покушение на лидера Египта Хосни Мубарака. В 1996 году против Судана были введены санкции, однако с 1999 года они были ослаблены, а после теракта 11 сентября 2001 года в США местный политический режим стал оказывать помощь в борьбе с международным терроризмом.

По словам эксперта, в начале 2000-х годов наметилось сильное изменение конфессионального состава населения Африканского континента. В одной только Нигерии численность мусульман выросла по сравнению с 1990-ми годами в 2 раза и составила 90 млн. человек. Кроме того, местные экстремистские движения довольно быстро обнаружили способность к кооперации с транснациональными группировками. В частности, в марте 2015 года печально известная исламистская организация «Боко харам» присягнула на верность ДАИШ и изменила название на «Западноафриканскую провинцию «Исламского государства». В то же время борьба с подобными движениями затруднена из-за внутренней слабости африканских государств и недееспособности их спецслужб.

Данил Мотрук (Воронежский государственный университет) продолжил тему исламского радикализма на примере эволюции движения «Харакат аш-Шабааб». Его предпосылки возникли еще в 1991 году. Сомалийскому национальному движению удалось свергнуть режим диктатора Сиада Барре. Однако после этого противоречия между различными политическими движениями начали нарастать. Новый политический режим стал пользоваться активной поддержкой соседней Эфиопии и США. В этих условиях произошло возвышение организации «Союз исламских судов» (СИС). Основанная в 2006 году, она стремилась установить контроль над столицей страны – Могадишо, но благодаря помощи эфиопской армии была разгромлена.

Преемницей СИС стала «Харакат аш-Шабааб». Главной ее целью организации стало формирование халифата на территории Сомали, Кении, Джибути, Уганды. Бедность, неустроенность, радикальное религиозное образование способствовали привлечению в ее ряды новых активистов, и очень скоро она заставила считаться с ней как с реальной силой и угрозой. 

22 февраля 2009 года два террориста-смертника взорвали заминированный автомобиль на военной базе миссии Африканского союза в Сомали (АМИСОМ): 11 военнослужащих из Бурунди погибли, а 15 получили серьезные травмы. 18 сентября 2009 года там же был организован теракт, в ходе которого 17 миротворцев (5 из Уганды и 12 из Бурунди) погибли, а 40 человек получили ранения. Однако попытка поставить под свой контроль столицу страны Могадишо не удалась. В 2011 году, после тяжелых боев, продолжавшихся с 2010 года, Переходному федеральному правительству (ПФП) при поддержке Эфиопии удалось полностью освободить столицу страны от исламистов. В качестве мести было организовано два взрыва в Уганде и нападение на пограничный пост в Кении. В Африканском союзе считают, что переходным этапом, положившим начало разгрому этой организации, стало падение ее столицы Кисмайо – одного из ключевых портов страны, через который осуществлялся экспорт древесного угля. В конце сентября центр деятельности «Аш-Шабаб» был перенесен в город Барава (на юго-западе центральной части Сомали). 

1 сентября 2014 года лидер группировки Ахмед Абди Годане был убит в результате обстрела с американского беспилотного летательного аппарата. В связи с этим правительство Сомали объявило 45-дневную амнистию всем, кто имеет отношение к этой группировке и явится в этот срок с повинной. Через пять дней «Харакат Аш-Шабааб» признала гибель своего руководителя и провозгласила преемником Ахмеда Омара, который, по некоторым сведениям, является еще более радикальным исламистом, чем его предшественник. В истории организации наступил глубокий кризис. Город Барава ею потерян, но по мере вывода из страны эфиопских войск, она пытается вернуть утраченные территории.

Александра Фокина (Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики») считает, что хоронить движение «Харакат аш-Шабааб» еще рано: об этом свидетельствует произошедший 14 октября 2017 года новый теракт в Могадишо. Сила этой структуры в том, что, в отличие от ряда локальных организаций («Талибана» в Афганистане, «Хамас» в Палестине, «Хизбаллы» в Ливане), «Аш-Шабааб» не ориентируется на местную умму и отказывается от имплементации на государственном уровне. Само существование подобной структуры, по мнению А.Фокиной, представляет собой заявку на формирование квазифеодальной многоуровневой системы управления по типу икты (передачи правителем определенной территории и доходов с нее определенному лицу с правом наследования). Возникшее явление может быть описано в соответствии с конструктивистской теорией двойственной идентичности известного немецкого политолога Александра Вендта. На «черном континенте» корпоративной «рациональной» идентичности (установленной бывшей метрополией) противостоит идентичность социальная (ее компенсаторная идеологическая альтернатива – афроцентризм и/или исламский фундаментализм). Появление «Харакат Аш-Шабааб», согласно этой логике, стало результатом кризиса идентичности среди сомалийской молодежи.

Африка и двойные стандарты Международного уголовного суда

Жан-Батист Букуру (Российский университет дружбы народов) посвятил свое выступление специфике взаимоотношений Международного уголовного суда и африканских государств. Он напомнил, что Международный уголовный суд (МУС) был учрежден в 1998 году с целью преследования лиц, ответственных за геноцид, совершение военных преступлений и преступлений против человечества. Африканские страны активно участвовали в принятии правовой основы этого международного органа уголовной юстиции - Римского статута. Сложность в том, что большинство стран континента приобрели независимость в 1960-х годах и объединились в Организацию африканского единства (ее преемницей выступает Африканский союз). Многие оппозиционеры вынуждены были вести борьбу против колониализма, используя вооруженные методы (например, в Южной Африке). Однако чем дальше, тем больше они сталкиваются с двойными стандартами западных стран, не желающими вникать в политический контекст совершаемых актов насилия и откровенно лоббирующих собственные финансовые и экономические интересы, расходящиеся с задачами и целями народов Африки. Поэтому континент все чаще сталкивается с необходимостью формирования собственного уголовного суда, который мог бы по ряду вопросов заменять МУС и в большей мере учитывать местную специфику. С целью противодействия этим попыткам в 2008 году Африканским союзом был принят протокол «О Статуте Африканского суда справедливости и прав человека». Он положил начало формированию собственного уголовного суда, который мог бы по ряду спорных вопросов заменять МУС и в большей мере учитывать специфику континента.

Напомним, что, по состоянию на октябрь 2017 года, документ подписали 139 государств, но ратифицировали только 124 из них. Соединенные Штаты Америки поначалу поставили свою подпись в 2000 году, но уже через два года отозвали ее и заключили с рядом стран международные договоры, обязывавшие не выдавать суду в Гааге американских граждан. Россия также подписала статут в сентябре 2000 года, но не ратифицировала его, а в 2016 году в ответ на международное давление вышла из юрисдикции Международного уголовного суда.

Современная Африка заинтересована в развитии дипломатических отношений с Россией по всем важнейшим проблемам международной повестки – от активизации торговых отношений до гуманитарного сотрудничества. Будем надеяться, что состоявшаяся в Институте Африки РАН конференция молодых специалистов внесет существенный вклад в развитие этих обоюдных контактов.

Ключевые слова: российско-африканские отношения Институт Африки РАН ДАИШ Нигерия Эфиопия Сомали Международный уголовный суд Российский университет дружбы народов Высшая школа экономики XVI Всероссийская Школа молодых африканистов Московский государственный лингвистический университет Дмитрий Бондаренко Галина Сидорова Владимир Федотов Демократическая Республика Конго «Харакат аш-Шабааб» Илья Найденов Данил Мотрук Анастасия Фокина Жан-Батист Букуру

Версия для печати