О джихадистском движении в Африке

13:00 04.12.2017 Виктор Гончаров, эксперт-африканист


Фото canarytrap.in

Выдвижение в последние годы на роль главной террористической организации на Ближнем Востоке «Исламского государства» («ИГ»), запрещенного в России, привело не только к усилению его соперничества на Черном континенте с «Аль-Каидой», но и к размежеванию сил в среде африканских экстремистских группировок, таких как «Аль-Каида исламского Магриба» («АКИМ») в Северной Африке, «Боко Харам» в Нигерии и «Аш-Шабаб» в Северо-Восточной Африке.

В этой связи в аналитических кругах отдельных стран стали высказываться предположения, что обострение противоборства между ними приведет к их взаимному ослаблению. Английская «Гардиан» даже заявляла, что под напором более сильного в военном отношении «ИГ» «Аль-Каида» оказалась на грани развала [1].

Действительно, на фоне стремительного наступления «ИГ» в Ираке и Сирии в 2014-2015 годах и создания им нового плацдарма военных действий в Ливии активность «Аль-Каиды» в Африке не шла ни в какое сравнение, но утверждать, что она потеряла свою боеспособность и влияние, во всяком случае, на Африканском континенте, говорить было явно преждевременно.

Частично это можно объяснить той стратегией борьбы, которая была выбрана одним из ее главных африканских филиалов – алжирской «Аль-Каидой исламского Магриба». В целом о целях и задачах исламистской «АКИМ» может дать представление найденное на базе этой группировки в конце января 2013 года после освобождения французскими войсками малийского города Тимбукту «конфиденциальное письмо» эмира этой организации Абдельмалека Друкделя, адресованное боевикам в северных районах Мали. В нем, в частности, отмечалось, что «АКИМ» планировала использовать эту страну для установления глобального халифата и ведения джихада против Запада. В этом же письме А. Друкдель инструктировал своих последователей тщательно маскировать движение, чтобы не привлекать внимание международного сообщества и не спровоцировать вмешательство извне. Очень важно, по его мнению, удержать Мали в сфере влияния «Аль-Каиды», как базу для проведения новых операций. Более того, главарь джихадистов, выступал против захвата северных районов Мали, так как опасался, что это может привести к иностранной военной интервенции и потере этого региона как тыловой базы для исламистских группировок [2].

С другой стороны, «поблекший» имидж «Аль-Каиды» объясняется также тем, что под воздействием успехов «ИГ» на Ближнем Востоке в ее африканских филиалах, в том числе, и в «АКИМ» в эти годы начался разброд и шатания. Никогда не прекращавшаяся борьба за лидерство в руководстве организации во главе с Абдельмалеком Друкделем (он же Абу Мусаб Абдель Вадуд) привела к тому, что в декабре 2012 года один из ее главарей Моктар Бельмоктар с группой своих сторонников откололся от «АКИМ», создав «Бригаду, поклявшихся на крови», и несколько недель спустя организовал захват газоперерабатывающего комплекса «Ин-Аменас» в Алжире. По его заявлению, он провел эту операцию от имени «Аль-Каиды» в отместку за французскую интервенцию в Мали. Во время освобождения алжирским спецназом 800 заложников, захваченных террористами на этом предприятии, погибли 39 иностранных рабочих и специалистов, включая трех граждан США [3]..

Демонстрируя свою «независимость» и «боевые возможности», в мае 2013 года группировка М.Бельмоктара во взаимодействии с малийской террористической организацией «Движение за единство и джихад в Западной Африке» («ДЕДЗА») совершила в соседнем Нигере нападения на военную базу в городе Агадез и на урановую шахту в городе Арлит, принадлежащую французской компании «Areva». Тогда боевики привели в действие, с использованием террористов-смертников, два мощных взрывных устройства, заложенных в автомобилях. При этом погибли 17 военнослужащих и пострадали 13 сотрудников французской компании [4].

В августе 2013 года М.Бельмоктар и лидер «ДЕДЗА» мавританец Ахмед Ульд Амер, туарег по происхождению, подписали соглашение о создании новой исламистской организации «Аль-Мурабитун», что в переводе с арабского означает «Часовые». При подписании соглашения оба джихадиста подчеркнули, что они объединяют свои усилия для «отражения сионистской кампании против ислама и мусульман» от берегов Нила до побережья Атлантического океана. Одновременно было объявлено о верности головной «Аль-Каиде» во главе с Айманом аль-Завахири [5].

Уже в то время отдельные аналитики отмечали, что М.Бельмоктар, опираясь на свои финансовые и организаторские возможности, может выдвинуться на передовые позиции джихадистского движения в Северной и Западной Африке. Что касается его финансовых ресурсов, то основными источниками их поступлений являются наркотрафик, контрабанда сигарет и деньги от выкупов за похищенных иностранных граждан. За период с 2003 по 2013 годы только за освобождение заложников он получил не менее 50 млн долларов, а «АКИМ» в целом более 90 млн долларов. Не случайно, поэтому, по оценке Госдепартамента США, в 2015 году «Аль-Мурабитун», финансируемая Моктаром Бельмоктаром, стала «представлять для США и Запада, в целом, самую большую угрозу в зоне Сахеля [6].

В марте 2015 года боевики его организации в одном из ресторанов столицы Мали Бамако расстреляли пять человек, в том числе, француза и бельгийца, а в августе того же года совершили нападение на гостиницу в городе Севаре, убив при этом 17 человек, в том числе, трех сотрудников миссии ООН. Затем 20 ноября 2015 года жертвами террористов «Аль-Мурабитун», захвативших гостиницу «Рэдисон Блю» в Бамако, стали более 30 человек [7]. О своей причастности к этому теракту заявили также боевики «АКИМ» и «Фронта освобождения Масина» («ФОМ»), созданного в начале 2015 года в северо-западной провинции Мопти в Мали выходцами из народности фульбе во главе с религиозным проповедником Хамаду Куффой.

Расширяя сферу своей террористической деятельности, «Аль-Мурабитун» в январе 2016 года устроила кровавое побоище в относительно спокойной до этого Буркина-Фасо. Они расстреляли в одной из гостиниц столицы Уагадугу, где преимущественно останавливаются европейцы, 30 иностранцев, включая 6 российских граждан. Комментируя этот теракт, американская «Wall Street Journal» писала, что «джихадистское движение в Африке набирает обороты». Одну из причин этого газета увидела в том, что «на смену традиционному суфийскому исламу, исповедуемому в странах Африки южнее Сахары, в основе которого лежат индивидуальная духовность и традиционная африканская культура, приходит воинствующий ваххабизм, спонсируемый и активно продвигаемый саудовцами» [8].

 

Следующим объектом нападения террористов стало западно-африканское государство Кот-д’Ивуар на побережье Атлантического океана. Здесь на пляжах курортного городка Гран-Бассам в 40 километрах от столицы страны Абиджана 13 марта 2016 года они убили 16 человек и 33 ранили. Из европейцев в числе погибших значатся 4 гражданина Франции и директор местного германского культурного центра «Институт Гете» [9].

Эта местность еще со времен французской колонизации Африки пользовалась большой популярностью у французских туристов. Идеологи радикального ислама «преподносят» своим молодым собратьям по оружию такого рода фешенебельные заведения, как «притоны разврата и несправедливости», и указывают на них в качестве первоочередных и наиболее привлекательных целей для совершения террористических актов. Как и ранее, ответственность за эти вылазки взяли на себя «АКИМ» и «Аль-Мурабитун».

Эти теракты еще раз продемонстрировали решимость «АКИМ» и ее филиалов действовать за пределами Магриба и, в качестве главных целей своих атак, выбирать граждан европейских государств. Комментируя последние террористические вылазки «АКИМ» и ее ответвлений в странах Западной Африки, бывший руководитель отдела контртеррористических операций английской секретной службы МИ-6 Ричард Баррет заметил, что «эти ребята из Мали усмотрели для себя хорошую возможность напомнить всем о том, что они еще на кое-что способны» [10].

Видимо, с учетом всех этих факторов «Аль-Каида» в американских государственных структурах, по-прежнему, рассматривается в качестве серьезной угрозы для американских, в частности, и западных, в целом, интересов за рубежом. В июне 2016 года командующий вооруженными силами США в Африке (АФРИКОМ) генерал Томас Вальдхаузер заявил, что алжирская террористическая группировка «Аль-Каида исламского Магриба» и ее ответвления «имеют не только намерения, но и боевые возможности для нанесения ударов по западным целям», и поэтому «представляют большую опасность для США и западных держав, и, в целом, для региональной стабильности» [11].

В этой связи нельзя не обратить внимание на парадоксальную ситуацию, когда – на фоне усиления военного давления на «АКИМ» и ее филиалы в результате французской военной интервенции в Мали в 2013 году и проведения в настоящее время контртеррористической операции «Бархан» – отмечается появление новых группировок, идеологически ориентирующихся на «Аль-Каиду». И одной из них является – «ФОМ», которая была сформирована при поддержке джихадистов из малийских «Ансар ад-Дин», «ДЕДЗА» и алжирской «АКИМ». Ее лидер Хамаду Куффа пытается представить «ФОМ» в качестве освободительного движения народа фульбе, не связанным с какой-либо террористической организацией.

Еще одним вооруженным формированием, созданным фульбе в июне 2016 года, является «Национальный альянс за сохранение идентичности пель и восстановление справедливости». (Фула, фулани, феллата, пель и другие относятся к этнической группе фульбе). Его лидер Умар аль-Джана утверждает, что эта организация не является «джихадистской» или «сепаратистской», а представляет всего лишь «отряды самообороны для защиты интересов скотоводов-фульбе» в Мали. 19 июля 2016 года эта группировка совершила нападение на военную базу малийских войск в Нампале, убив 17 и ранив 35 военнослужащих [12].

В конце 2016 года в северных районах Буркина-Фасо к проведению военных операций приступила местная террористическая организация «Ансарул ислам» («Защитники ислама») во главе с имамом Ибрагимом Маламом Дикко, духовным наставником которого стал лидер малийской «ФОМ» Хамаду Куффа. 16 декабря 2016 года ее боевики напали на одно из подразделений местных сил безопасности в провинции Сум на северо-востоке страны в 30 километрах от границы с Мали. Были убиты 12 военнослужащих и многие ранены. Позже группа террористов на мотоциклах, проехав три деревни в этой же провинции, уничтожила, по меньшей мере, 5 человек. По информации местной спецслужбы, погибшие были членами «Ансарул ислам», находившиеся в розыске сил безопасности, а их гибель явилась результатом «разборок» внутри группировки [13].

Пришествие «ИГ» на Африканский континент, выразившееся в установлении временного контроля ливийскими джихадистами над городами Сирт, Дерна и Бенгази в восточных районах Ливии в 2015-2016 годах, не только оказало своего рода «демонстрационный эффект» на активизацию деятельности африканских филиалов «Аль-Каиды», но и в практическом плане привело к расколу в джихадистском движении и появлению здесь новых террористических организаций, ориентирующихся на «ИГ».

Видимо, находясь под впечатлением успехов «ИГ», связанных с захватом обширных территорий в Ираке и Сирии, Аднан Абу Валид Сарауи, один из главарей «Аль-Мурабитун», в мае 2015 года дал клятву верности Абу Бакру аль-Багдади. Правда, руководитель этой группировки Моктар Бельмоктар дезавуировал его заявление, отметив, что Аднан Сарауи дал эту клятву в личном качестве, не согласовав ее с «советом старейшин». В результате развернувшейся межфракционной борьбы Аднан Сарауи вышел из рядов «Аль-Мурабитун» и объявил о создании в Мали «Исламского государства Большой Сахары» («ИГБС»).

Первые террористические вылазки его боевики совершили лишь во второй половине 2016 года, когда в сентябре с территории Мали они осуществили нападение на пост жандармерии Буркина Фасо на границе с Нигером, убив двух жандармов. Затем в октябре этого же года их атаке подвергся пост полиции в селении Итуме в Буркина Фасо, в нескольких километрах от границы с Мали. Жертвами этого нападения стали три полицейских. Наиболее серьезной операцией, предпринятой боевиками «ИГБС», была попытка захвата тюрьмы строгого режима «Кутукале» 17 октября 2016 года в столице Нигера Ниамее. Но эта атака джихадистов была успешно отбита местной охраной [14].

Лишь 20 октября 2016 года, семнадцать месяцев спустя после этого нападения, «ИГ» признало клятву верности «ИГБС», данную в мае 2015 года. Эта длительная задержка с признанием, по мнению многих экспертов, объясняется стремлением головной джихадистской организации убедиться в том, что их новый младший партнер в состоянии проводить серьезные военные операции. А также показать всему миру, что, несмотря на серьезные поражения в Сирии, Ираке и Ливии, идеология «ИГ» все еще привлекательна, и организация сама сохраняет способность к расширению влияния в других регионах мира – в Африке, в частности.

Борьба за лидерство и тактические разногласия относительно методов ведения джихада привели к расколу и в рядах нигерийской террористической организации «Боко Харам», лидер которой Абубакар Шекау в марте 2015 года присягнул на верность «Исламскому государству», несмотря на то, что ее возрождение после разгрома в 2009 году произошло при активном участии африканских ответвлений «Аль-Каиды», в первую очередь алжирской «АКИМ» и сомалийской «Аш-Шабаб».

Уже тогда рядом экспертов была высказана точка зрения, что клятва верности А.Шекау перед Абу Бакром аль-Багдади была сделана в чисто пропагандистских целях и большого практического значения иметь не будет. При этом они исходили из того, что нигерийские националисты «сами себе на уме» и всегда критически относились к вмешательству в их дела арабов, которые, по их мнению, «в отношениях с африканцами проявляют элементы расового превосходства».

Еще тогда эксперты обратили внимание на тот факт, что, давая клятву верности «ИГ», А. Шекау никоим образом не дистанцировался от «Аль-Каиды», опасаясь обострения межфракционной борьбы в своих рядах. Это, однако, не помогло ему разобраться с внутренней оппозицией и предотвратить давно назревавший раскол в руководстве.

В начале августа 2016 года в одном из изданий «ИГ» появилось сообщение о том, что новым губернатором «Западноафриканской провинции Исламского государства» (новое название «Боко Харам») стал Хабиб Юсуф, он же Абу Мусаб аль-Барнави, сын Мухаммеда Юсуфа, основателя этой организации [15]. Абу Мусаб аль-Барнави обвинил Абубакара Шекау в чрезмерной жестокости в отношении мусульманского населения, выражающейся в убийствах невинных людей, разграблении их собственности и организации взрывов с использованием террористов-смертников в многолюдных местах, в первую очередь в мечетях. А.Шекау, в свою очередь, заподозрил аль-Барнави в том, что он дезинформировал Абу Бакра аль-Багдади об истинном положении дел в их организации и охарактеризовал его как человека совершенно неподготовленного для этой роли. Одновременно он объявил о том, что он вновь принимает на себя руководство группировкой «Jamatu Ahlis Sunna», как ранее называлась «Боко Харам».

Оказавшись не в состоянии держать под своим контролем обширные территории, завоеванные в предыдущие годы, сегодня джихадисты «Боко Харам» от проведения крупных военных операций, подчас с использованием бронетехники, захваченной у нигерийской армии, перешли к тактике нанесения неожиданных точечных ударов с использованием террористов-смертников, в том числе, женщин и детей, и автомашин, начиненных взрывчаткой. Только в 2017 году с января по август в качестве террористов-смертников были задействованы 83 ребенка! Это в четыре раза больше, чем за весь 2016 год [16].

При этом идеология воинствующего ваххабизма овладевает не только умами обездоленных и потерявших ориентиры в жизни безработных молодых людей, но и выходцев из нигерийской элиты. По данным саудовских спецслужб, сын бывшего судьи Верховного суда Нигерии Мухаммаду Увейса вместе с двумя своими женами и детьми выехал в Сирию и вступил в ряды «ИГ». Это уже второй случай, когда дети высокопоставленных нигерийских чиновников становятся отпетыми джихадистами. В настоящее время в США отбывает пожизненное заключение по обвинению в терроризме сын бывшего нигерийского министра, а ныне крупного банкира Умара Муталлаба [17].

Несмотря на то, что в результате раскола «Боко Харам» оказалась намного ослабленной, тем не менее, в ее рядах еще насчитывается несколько тысяч террористов, которые представляют реальную угрозу для стран Западной Африки. Однако в 2016 году «лавры» самой жестокой в мире террористической организации «Боко Харам» уступила сомалийской «Аш-Шабаб». Если жертвами первой стали 3499 человек, то от рук второй пали 4281 человек [18].

Не менее острый характер соперничество между «Аль-Каидой» и «ИГ» приобретает в Восточной Африке, где вот уже более 10 лет действует сомалийская «Аш-Шабаб». В последнее время в информационных сетях участились видео-обращения боевиков «ИГ» сомалийского происхождения с призывами к руководству «Аш-Шабаб» и рядовым членам организации порвать связи с «Аль-Каидой» и, став «настоящими моджахедами», присоединиться к «ИГ». Однако, успеха эти призывы пока не возымели. Только небольшая группа боевиков организации во главе со своим командиром Абдулкадиром Мумином в автономной провинции Пунтлэнд в октябре 2015 года объявила о своей клятве верности Абу Бакру аль-Багдади и создании новой террористической группировки под названием «Исламское государство Сомали» («ИГС») [19].

На сегодняшний день «ИГС» насчитывает в своих рядах от 100 до 200 человек. 26 октября 2016 года отряд её боевиков из 50 человек захватил портовый город Кандала в провинции Бари, где нет присутствия миротворческих сил Африканского Союза (АМИСОМ), и в течение месяца удерживал его в своих руках. Лишь в конце декабря 2016 года властям Сомали удалось вернуть город под свой контроль[20].

Ещё одной новой террористической организацией, присягнувшей 8 апреля 2016 года на верность «ИГ» и вышедшей из недр «Аш-Шабаб», стало «Исламское государство Сомали, Кении, Танзании и Уганды» «(ИГСКТУ»), известное как «Jahba East Africa». Ее создание приписывают интерну одной из кенийских больниц по имени Мухаммед Абди Али, который в мае 2016 года вместе со своей женой был арестован кенийскими властями по подозрению в подготовке биологической атаки с использованием вируса сибирской язвы. Основу новой группировки составляют выходцы из стран Восточной Африки. Новая организация выступает с резкой критикой «Аш-Шабаб», которая по их определению, «превратилась в тюрьму для душевнобольных», и призывает кенийцев и танзанийцев, воюющих в составе «Аш-Шабаб» переходить на сторону «ИГ» [21].) Одной из наиболее заметных террористических акций этой группировки является подрыв в апреле 2016 года одной из автомашин военного конвоя сил АМИСОМ в Сомали в окрестностях Могадишо.

Несмотря на то, что «Аш-Шабаб» в последнее время понесла значительные потери она, по-прежнему, представляет серьезную угрозу не только для выживания сомалийского государства, но и для безопасности всего Африканского Рога. Уклоняясь от прямых боестолкновений с превосходящими их по огневой мощи подразделениями АМИСОМ, боевики «Аш-Шабаб» перебазировались на территорию полуавтономных государств Гулмудунг и Пунтлед на севере, которые не входят в зону оперативной ответственности АМИСОМ, и отсюда продолжают совершать свои вылазки.

Так, 25 января 2017 года группа боевиков с использованием заминированного автомобиля протаранила ворота гостиницы «Dayah» в Могадишо и ворвалась на ее территорию. Жертвами устроенного ими побоища стали 28 постояльцев отеля и ещё 43 человека получили ранения [22]. 29 сентября 2017 года террористы совершили нападение на военную базу в окрестностях Могадишо, расстреляв 17 военнослужащих и многих ранив [23]. Но, самый кровавый в истории Сомали теракт был совершен 14 октября 2017 года, когда в результате подрыва автомобиля у гостиницы «Сафари» недалеко от местного МИД более 358 человек погибли и около 300 получили ранения [24].

В условиях усиливающегося противоборства с «ИГ» в последнее время африканские подразделения «Аль-Каиды» активизировали усилия по консолидации рядов своих сторонников. 2 марта 2017 года на базе малийской «Ансар ад-Дин», возглавляемой Ийядом аг-Гали, алжирской «Аль-Мурабитун» во главе с Моктаром Бельмоктаром, а также сахарского филиала «АКИМ» и малийского «Фронта освобождения Масина» во главе с Амаду Куффой была создана новая террористическая организация «Группа поддержки ислама и мусульман» во главе с Ийядом аг-Гали. Несколько дней спустя главарь «АКИМ» Абдельмалек Друкдель призвал «все остальные джихадистские организации последовать их примеру и объединиться» под знаменем «Аль-Каиды». А 19 марта руководители новой группировки получили поздравления из штаб-квартиры головной «Аль-Каиды» [25]. По оценке английской «Гардиан», «АКИМ на сегодняшний день является наиболее «живучим» и боеспособным филиалом «Аль-Каиды» в Африке» [26].

По данным французской «Фигаро», попытки проведения скоординированных террористических операций в Африке предпринимаются и «ИГ». Терпя поражения в Сирии и Ираке, главари «ИГ» разрабатывают планы создания нового театра военных действий в Западной Африке, выбрав в качестве первоочередных мишеней Нигер, Буркина Фасо, Кот-д’Ивуар, Мали, Бенин и Чад. В этих целях, в частности, в прошлом году на базы нигерийской «Боко Харам», расположенные в лесном массиве Самбиса на северо-востоке Нигерии, были направлены 15 иракских инструкторов, которые в течение шести месяцев занимались обучением африканских боевиков тактике ведения военных действий, производства самодельных взрывных устройств и ручных гранатометов. Ссылаясь на французские военные круги, газета утверждает, что между новым лидером «Боко Харам» Абу Мусабом аль-Барнави и главарем «Исламского государства Большой Сахары» Абу Валидом аль-Сарауи было заключено соглашение о распространении сферы операций их группировок на Буркина Фасо, Мали и Бенин [27].

Как отмечается в одном из исследований, в основе нынешнего противостояния двух международных террористических группировок лежит борьба за лидерство в мире джихада между двумя поколениями исламистов: старой гвардии аль-каидовцев, взгляды которых определялись афганской войной 80-х и последующими событиями 90-х годов прошлого века, и нынешним молодым поколением исламских радикалов, мировоззрение которых сформировалось в соответствии с моделью джихада, предложенной основателем «ИГ» Абу Мусабом аль-Заркави [28].

В этой борьбе за влияние на джихадистов две соперничающие организации расходятся во взглядах относительно того, кто является их «главным противником» на сегодняшний день, и какой стратегии и тактики в связи с этим необходимо придерживаться. Свою конечную цель «Аль-Каида» видит в свержении «коррумпированных режимов» Ближнего Востока и Африки и замену их «истинными» исламскими правительствами, считая, что ее главным врагом сегодня остаются Запад и США, которые являются основным источником всех проблем региона. В рамках своей долгосрочной стратегии она стремится на современном этапе как можно глубже интегрироваться в местные структуры мусульманского общества, создать прочные плацдармы своего влияния, опираясь на которые она могла бы вести джихад на два фронта: против «ближнего и дальнего» врагов.

«ИГ», наоборот, придерживается стратегии не «дальнего», а «ближнего» врага в лице нынешних «вероотступнических» режимов, и одну из своих задач видит в «очищении» мусульманского общества от «неверных» из среды соперничающих джихадистских групп и шиитского населения. В более широком смысле суть стратегии «ИГ» заключается в завоевании как можно большей территории для создания на ней исламского халифата, где «правоверные» мусульмане могли бы жить по законам шариата.

«Аль-Каида» также борется за образование исламского государства, но считает это долгосрочной, конечной целью. Ее лидер Айман аз-Завахири считает, что скороспелые заявления о создании исламского халифата без установления реального контроля над захваченными территориями и широкой поддержки со стороны местного населения равносильно постановке «телеги впереди лошади» [29].

Независимо от того, какой стратегии и тактики придерживаются «Аль-Каида» и «ИГ» вместе со своими филиалами, нынешнее обострение соперничества между ними, как показывают последние события, привело к значительной интенсификации террористической борьбы на Африканском континенте.

Ярким примером этого может служить нападение террористов на группу американских спецназовцев и военнослужащих Нигера, попавших 14 октября сего года в засаду на границе с Мали, в результате которого 4 американца и 5 нигерцев погибли и несколько человек были ранены. По данным английской «Гардиан», цель этой совместной операции заключалась в поимке главарей «Исламского государства Большой Сахары», в том числе и ее лидера Аднана Абу Валида аль-Сарауи [30]. Неделю спустя 21 октября группа боевиков в составе более 30 человек, вооруженных пулеметами и гранатометами, совершила налет на военную базу в западной части Нигера, убив 12 полицейских. По заявлению официальных лиц Нигера, эта атака джихадистов была совершена с территории соседнего Мали [31].

Здесь следует отметить, что Нигер не случайно становится объектом частых нападений: эта страна стала одной из главных целей террористов ввиду того, что она активно участвует в миротворческой миссии ООН «МУНИСМА» и является главной базой для американских дронов и центром координации французских военных операций в зоне Сахеля под кодовым названием «Бархан». При этом американское военное присутствие в этой стране серьезно расширяется: контингент «зеленых беретов» в этой стране возрос до 800 человек. Под предлогом борьбы с боевиками-исламистами в соседних Мали, Нигерии и Ливии США ведут здесь строительство новой крупной военной базы ВВС в районе города Агадез стоимостью 100 миллионов долларов. В Пентагоне эта стройка считается после военной базы Лемоньер в Джибути вторым по значимости военным объектом США на Африканском континенте [32].

Терпя поражения в Сирии и Ираке, по данным английской «The Independent», главари «ИГ» разрабатывают планы перемещения своих боевиков в Египет, Ливию и Тунис, которых они рассматривают в качестве «ворот» на Африканский континент. При этом они возлагают большие надежды на джихадистов, возвращающихся в места своего традиционного проживания. По оценкам экспертов ООН, только из стран Северной Африки в рядах «ИГ» воевало около 10 тысяч боевиков. А, по утверждению одного из чиновников Африканского Союза, в зону Сахеля, Африканского Рога и район Великих африканских озер, в частности, в Демократическую Республику Конго, ожидается прибытие около 2500 боевиков «ИГ» [33].

Естественно, наплыв такого количества закаленных в боях головорезов приведет не только к обострению соперничества между «Аль-Каидой» и «ИГ», но и к новой волне террористической активности, которая затронет новые страны континента. И одной из таких стран может стать Марокко, где, по оценкам многих экспертов, наблюдается приближение еще одной «арабской весны». Обстановка осложняется тем, что и в королевство Марокко, и в соседний Тунис из Сирии и Ирака уже возвратились свыше тысячи боевиков «ИГ», которые могут придать местным протестным выступлениям «необратимый характер» и превратить их в новый крупный очаг террористической активности. Сложной остается внутриполитическая ситуация и в Тунисе, шесть тысяч джихадистов которого в разное время приняли участие в боевых действиях на стороне «ИГ» на Ближнем Востоке.

Не менее серьезная опасность для региона исходит сегодня от так называемой «армии пустыни» - остатков вооруженных отрядов «ИГ», выбитых в прошлом году из ливийского города Сирт. По оценкам Госдепа США, в начале операции по освобождению этого города в нем насчитывалось около 6 тысяч джихадистов. Во время военных действий их потери составили более 1700 человек. Из этого следует, делают вывод американские эксперты, что примерно 4300 джихадистов остались в живых и рассредоточились по всей Ливии или бежали в соседние страны [34]. По заявлению представителя Генпрокуратуры Ливии, бежавшие из Сирта боевики быстро оправились от поражения и приступили к активной террористической деятельности по всей стране, контролируя значительные территории южных районов страны, особенно, в провинции Феццан.

По некоторым данным, во главе новой террористической организации стоят выходцы из Ирака - Абдул Кадер аль-Наджди, он же Абу Моаз аль-Тикрити (город Тикрит-родина Саддама Хуссейна), и Хашим Абу Сид. В августе 2017 года боевики организации совершили на юго-востоке страны нападение на блокпост Ливийской национальной армии генерала Халифы Хафтара, убив 11 человек, а 4 октября, ворвавшись в здание суда в городе Мисурата, расстреляли двух охранников, прокурора и еще одного служащего. Последняя акция была предпринята в отместку за решающую роль, которую сыграли отряды Мисураты в выдворении «ИГ» из Сирта [35].

Иногда обстановка принимает такой угрожающий характер, что местные власти вынуждены обращаться за помощью к США. Так, 22 сентября 2017 года ВВС Африканского командования США нанесли шесть авиаударов по лагерю боевиков «ИГ» в 150 милях юго-восточнее Сирта, уничтожив 17 джихадистов и 3 автомашины. Этот лагерь служил перевалочной базой для прибывающих боевиков, хранения оружия и исходной точкой для выхода на боевые операции. Четыре дня спустя американцы нанесли еще два авиаудара по целям террористов в 100 километрах юго-восточнее Сирта [36].

В целом, в последнее время террористическая угроза на Африканском континенте резко возросла и следует ожидать, что выступления джихадистов будут носить более скоординированный характер, охватывая все новые страны.

Но в каком бы направлении ни развивались здесь последующие события, непреложным остается факт, что Западная Африка с эпицентром в Мали все в большей степени превращается в новый широкий фронт борьбы с исламским терроризмом, который постепенно из района южного Средиземноморья, охватывая зону Сахеля, перемещается на атлантическое побережье западноафриканских государств.

 

  1. ISIS’s  fight  with  Al-Qaeda  is  making  both  stronger //  http: // nationalinterest .org / feature/isiss-fight-al-qaeda-making-both-stronger

  2. Al-Qaeda in Mali: sought to hide foreign designs// http://www.longwarjournal.org/archives/2013/02/al-qaeda

  3. Al-Qaeda  in  the  Islamic  Maghreb//http://en.wikipedia.org/wiki/al qaeda in the islamic

  4. African  militias   merge, declare  jihad  on France // http: // foxnews. com/ world/ 2013/ 08/22/African-

  5. Al-Murabitun:  North  Africa’s  jihadists  reach  into  history  in  their  battle  against  European «crusaders»//

  6. AQIM’s  threat  to  Western  interests  in  the Sahel // http: // www. ctc.usma.edu/ posts/ aqims-threat-to

  7. Mali  hotel  attack  puts  veteran  militant  back  into spotlight// http:// www.reuters.com/ article/us-mali-attack

  8. Islamism  spreads  in  Africa/ /pjmedia.com>instapundit/226401/

  9. Ivory  Coast:  16  dead  in  Grand  Bassam  beach  resort attack// bbc.com>news> world> Africa-3579850

  10.  A  rivalry  between  Al-Qaeda  and  ISIL  is  behind  the  rise  of  terrorism  in  West  Africa// http://qz.com/639431/a-rivalry-between-al-qaeda

  11.  Al-Qaeda  and  U.S.  policy:  Middle  East  and Africa// http:// fas. org> sgp/ crs/ mideast/ R43756.pdf

  12.  The  Fulani  crisis:  communal  violence  and  radicalization  with  Sahel// https://www.ctc.usma.edu/posts/the-fulani-crisis

  13. Un  chef  du  groupe  jihadiste  Ansarul  Islam  tue  au  Burkina Faso//

  14.  Sub-Saharan  Africa’s  three  «new»  Islamic  state  affiliates// https:/ /www.ctc.usma.edu/posts/sub-saharan-africa

  15.  Boko  Haram  factional  feud//http://blog.ctr.org/Campbell/2016/08/11/bokoharam-factional –feud

  16.  В  Нигерии  боевики  использовали  83 детей  в  качестве  смертников  в  этом году//https://ria.ru/world/20170822/1500891889.html

  17.  Former  Nigerian  justice  Muhammady  Uwais  son  joins  ISIS//

  18. Africa’s  deadliest  terrorist  group  in  2016:  Al-Shabab  topples  Boko Haram// http:// www.africanews.com/2017/06/03/africa-s-dead

  19.  Sub-Saharan   Africa’s  three  new  Islamic  State affiliates// https:// www .ctc. usma. edu/posts/sub-saharan-africa

  20.  Ibidem

  21.  Kenia  police  «fail  another  attack»  by  IS-linked  group //bbc,com>news.world-africa-36198561

  22.  Число  жертв  нападения  на  отель  в  Могадишо  возросло  до 28  человек// https://ria.ru/world/20170125/1486475457.html

  23.  Боевики  «Аш-Шабаб»  атаковали  военную  базу  и  совершили  теракт  в Могадишо, десятктпогибших //http://newsru.co.il/world/29sept2017/Somali_108.html

  24. Число  жертв теракта  в  Сомали увеличилось  до 358// https:// www. gazeta.ru/ social/news/2017/10/20/n_1

  25.  Mali’s  jihadist  merger:  desperate  or  dangerous?//issafrica.org>…malis-jihadist-merger-desperate

  26.  A  rivalry  between  Al-Qaeda  and  ISIL  is  behind  the  rise  of terrorism  in  West Africa//https://qz.com/639431/a-rivalry-between-al-qaeda

  27.  A  une: Daech,  menace  sur  l’Afrique// http://www.rfr.fr/emission/20170317-une-daech-men

  28.  JihadiI  rivalry I  Islamic  state: ink  spot  expansionism//https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2016/07/en-jihadi-rivalry

  29. ISIS  vs  Al-Qaeda :jihadism’s  global  civil  war//nationalinterest.org>…isis…qaeda-jihadism…global

  30. U.S. special  forces  deaths  in Niger lift  veil  on shadow  war  against  islamists  in Sahel // https://www.thegurdian.com/world/2017/oct/15/

  31. Niger: at least 12 police  killed  as  militants  storm  base//bbc.com>news/world-africa-41708725

  32. США  решили  построить  в  Нигере  базу  для lбеспилотников//https:/news.sputnik.ru/8beec.5509ba1fc8

  33. Why ISIS  could soon  be  Africa’s  biggest  security  threat//http://eastafricanmonitor.com/isis-soon-africas-biggest…threat

  34. U.S. strikes  Islamic  State  camp in Libyan  desert//https://www.realcleardefence.com/articles/2017/09

  35. Islamic State  regrouping   in  Libya//http://www.eurasiareview.com/16102017-islamic-state

  36. Islamic State  regrouping  in  Libyan deserts,  experts warn//http://dehai.org/dehai-news/21412

Ключевые слова: Мали ИГИЛ Исламское государство исламисты Аль-Каида Аль-Каида Боко Харам АКИМ Западная Африка Аш-Шабаб Аль-Мурабитун Исламское государство Большой Сахары Ансарул ислам Исламское государство Сомали армия пустыни

Версия для печати