Сирия: кульминация приближается

14:11 23.11.2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


22 ноября 2017 г. лидеры России, Ирана и Турции объявили о разгроме в Сирии «Исламского государства»  (ИГИЛ, запрещенная в России). Необходимо подчеркнуть, что речь идет о победе над этой военно-террористической структурой на сирийской территории, а не о всеобщей победе  над терроризмом, борьба с которым будет продолжаться и в Сирии, и на Ближнем Востоке, и во всем мире.

Победа над ИГИЛ (запрещенная в России) была достигнута дорогой ценой. За шесть с половиной лет войны в Сирии эта страна разрушена до основания. Погибло около полумиллиона человек, более 100 тыс. считаются без вести пропавшими, почти 13 млн. человек бежали из мест своего проживания, из них свыше 5 млн. эмигрировали в другие страны. Материальный ущерб оценивается в $85 млрд. По подсчетам специалистов, для восстановления инфраструктуры Сирии потребуется от $200 до $300 млрд. Колоссальные суммы! Кто придет с мешком инвестиций в Сирию для её восстановления? От этого во многом будет зависеть будущее этой многострадальной страны. Но об этом говорить пока рано.

Сейчас в Сирии наступает новый этап  борьбы за будущее страны – уже без ИГИЛ – политический этап. Но жесткость, напряженность этой борьбы нисколько не уменьшится. У всех участников, у всех игроков на сирийском поле достаточно разные интересы в отношении будущего Сирии. И соответственно, предстоит большая работа по согласованию этих интересов, по подведению их к общему знаменателю.

Однако нет сомнений, что успех возрождения, восстановления Сирии полностью сопряжен с  окончательными политическими решениями, которые должны быть приняты в женевском формате. Но Женева – это заключительная итоговая фаза сирийского мирного процесса (хотя, конечно, предварительные совещания в Женеве будут проходить постоянно). С женевским процессом солидаризируются все акторы сирийского кризиса.

Россия в самом начале этого нового периода в развитии ситуации в Сирии захватила инициативу. В последние дни при активном участии Москвы были проведена многочисленные  переговоры как в рамках тройки «Россия – Иран – Турция», так и вне её. И сделано это было на основе позитивной работы астанинского процесса. Как известно, здесь есть определенные достижения – например, создание зон деэскалации. Это очень важная вещь. Поскольку за созданием этих зон последовало прекращение огня, перестали массово гибнуть люди. Это уже положительный момент. И, безусловно, несмотря на все расхождения в Астане был создан трамплин для дальнейшего прыжка.

И он был сделан в Сочи. Теперь тройка пошла дальше.

Министры иностранных дел, затем высшие военачальники трех стран встретились и подготовили повестку дня для президентов Путина, Роухани и Эрдогана. Перед этим президент Путин провел переговоры по телефону с президентом США Дональдом Трампом, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и лидерами стран Ближнего Востока, в том числе с королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом.

Владимир Путин встретился с Башаром Асадом и, вполне вероятно, довел до него требования тройки. А они, эти требования, понятны – созыв и поддержка Конгресса национального диалога Сириис участием курдских представителей, выработка новой конституции страны, проведение всеобщих выборов и создание основ новой Сирии. Думается, Башару Асаду трудно было не согласиться с этими идеями.

22 ноября в Сочи Россия, Иран и Турция приняли совместное заявление, которое определяет приоритетные сферы сотрудничества трех стран по Сирии. Об этом заявил президент РФ Владимир Путин по итогам переговоров по сирийскому урегулированию с президентом Ирана Хасаном Роухани и президентом Турции Реджепом Эрдоганом.

«В документе определены приоритетные сферы дальнейшего сотрудничества России, Турции, Ирана, играющих ведущую роль в сирийских делах, поставлены конкретные задачи на перспективу», - заявил глава российского государства. По сути, заявление трех лидеров – это дорожная карта по постепенному восстановлению сирийского государства.

Каким маршрутом пойдет процесс сирийского ренессанса? Как будут выполняться задачи восстановления, предначертанные в совместном заявлении Москвы, Тегерана и Анкары?

Ведь, к сожалению, активности и инициатив только этого триумвирата явно не достаточно для решения сирийской проблемы. По всей вероятности, им предстоит решить два комплекта проблем.

Во-первых, нужно сгладить свои  разногласия по будущему Сирии и по вариантам строительства этого будущего.

Ведь, у каждого члена этой тройки есть свои взгляды на это будущее.

Иран ведет себя сейчас более чем активно, он не всегда склонен к мирному разрешению сирийского кризиса.  Понятно, что при любом раскладе мирного процесса возможности ИРИ в Сирии значительно сократятся.

У Турции свои амбиции: она хочет  играть большую роль в регионе  и решительно настроена  против любых курдских автономий.

Россия стремится направить активность Турции и Ирана в сторону мирного разрешения сирийского кризиса, но, конечно, не без учета собственных интересов. Для РФ главное - это понимание любым будущим руководством Сирии интересов России в регионе Ближнего Востока и, в частности, в Сирии.

При всём этом, как явствует из позиций трех стран, личность Башара Асада не является объединяющей и абсолютной фигурой для тройки. Хотя на сегодня Асад остается знаковой и законной фигурой.

Однако при всех различиях во мнениях по сирийской проблематике, обнадёживает недавнее заявление главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу о том, что разногласия в тройке по ситуации в Сирии не помешают усилиям по обеспечению перемирия в этой стране. И это подтвердила трехсторонняя встреча в верхах в Сочи.

Во-вторых, задача Москвы, Тегерана, Анкары выработать общую платформу для дискуссий с многочисленными противниками режима Асада, как внутри Сирии, так и вне её.

Поскольку ясно, что взгляды этой тройки, даже если они согласованы по большинству вопросов, все же расходятся с позицией многих стран и  участников сирийского конфликта.  Имеются в виду, прежде всего, конечно, США, Израиль, курды, Саудовская Аравия, Катар, другие страны Персидского залива и, конечно, внутрисирийская оппозиция, противостоящая Башару Асаду.

Вопрос стоит о том, какое будущее ожидает Сирию.

Безусловно, главным оппонентом России, с которым придется вести диалог, являются США. Несмотря на довольно расплывчатую позицию администрации Трампа по сирийской, да и вообще ближневосточной проблеме.

По словам президента Турции Эрдогана, у США на севере Сирии пять баз, и ещё восемь в других регионах - всего 13. Есть оружие, которое поставила туда Америка.

При этом министр обороны США Джеймс Мэттис отметил, что американские военнослужащие не уйдут из Сирии, пока женевский процесс по урегулированию ситуации в этой стране не достигнет успехов. По его словам, это связано с необходимостью ликвидации оснований для появления «ИГ версии 2.0», то есть нового варианта исламистских террористов. Намерения США подтверждает и газета The Washington Post (23.11.17), утверждающая, что американцы рассчитывают помочь курдам и оппозиционно настроенным к Башару Асаду арабам наладить на севере страны местное самоуправление, не подчиняющееся Дамаску.

Данные задачи, которые ставят перед собой США, явно рассчитаны на очень длительный период, так как до Женевы еще очень далеко, а борьба с «Исламским государством», которое, после его официального разгрома, вне всяких сомнений, трансформируется в нечто другое, возможно, близкое к «партизанщине», может продлиться еще долго.

Всё это свидетельствует о том, что американцы, сохраняя свои силы на сирийской территории, ныне изучают различные варианты своей роли, которую они могут играть в этой стране после окончания острой фазы конфликта.

Россия также не планирует полный вывод своих войск из Сирии, имея в виду базу ВВС «Хмеймим» и базу ВМФ «Тартус».

Эту реальность понимают и в Москве, и в Вашингтоне. Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в ходе недавней встречи «на полях» конференции стран-членов АТЭС в Дананге (Вьетнам) согласовали совместное заявление о ситуации в Сирии. В последнем телефонном разговоре лидеры двух стран подтвердили содержание этого заявления.

Президенты согласились, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254. При этом они выразили удовлетворение в связи с успешными усилиями России и США по более эффективному предотвращению опасных инцидентов между американскими и российскими военными, которые позволили существенно увеличить потери ИГИЛ на поле боя в последние месяцы.

Владимир Путин и Дональд Трамп договорились поддерживать действующие военные каналы связи для обеспечения безопасности вооруженных сил США и Российской Федерации, а также предотвращения опасных инцидентов с участием сил партнеров, ведущих борьбу с ИГИЛ.

Понятно, что Москва и Вашингтон будут поддерживать свои интересы  в Сирии, при этом, стараясь не вступать в острую конфронтацию друг с другом.

Нельзя забывать и «особую» позицию Турции, которая с одной стороны поддерживает родственных ей туркоманов, с другой – борется против курдских автономий в любых вариантах. И ясно, что покидать сирийскую территорию Анкара также не собирается.

Иран стал одним из ведущих игроков на сирийском поле. Главная его задача укрепить шиитскую дугу от иранских до израильских границ и обеспечить функционирование сухопутного транспортного коридора Иран – Ирак – Сирия - Ливан. Для этого Ираном создается военная база в 14 км к югу от Дамаска, в столичном пригороде Эль-Кисва. Кроме того, в марте президент Асад санкционировал военно-морскую миссию ИРИ в Латакии.

Но это представляет серьезную проблему для Израиля, который не хочет допустить постоянное присутствие иранских вооруженных формирований на территории Сирии. Главную претензию у израильтян вызвали границы юго-западной зоны деэскалации, проведенной в 15 км от Голан. Израиль настаивает на расстоянии в 40 км от израильско-сирийской «линии прекращения огня». Для сравнения: Дамаск находится в 60 км от линии демаркации. Пока Тель-Авив ведет интенсивную политико-дипломатическую работу с Вашингтоном, Москвой, не исключено и с Эр-Риядом по этой проблеме.

На днях министр обороны Израиля Авигдор Либерман предложил создать израильско-арабский союз против Ирана. Он заявил, что Ближнему Востоку сегодня, более, чем когда либо, необходимо создать коалицию умеренных стран против Ирана. И это отнюдь не фантастика. Лига арабских государств (ЛАГ) на недавнем экстренном заседании в Каире признала проиранское шиитское движение «Хезболла» террористической организацией. Внеочередное заседание в Каире было инициировано Саудовской Аравией в рамках «борьбы с растущим влиянием Ирана в регионе».

Из этого становится ясно, что арабские страны региона де-факто становятся союзниками Израиля в его противостоянии с Ираном.

Важным моментом для ситуации в Сирии является «мягкий переворот», который совершает сейчас в Саудовской Аравии наследный принц Мухаммед ибн Сальман, сконцентрировав в своих руках практически всю полноту власти при живом короле Сальман Бен Абдель Азиз аль Сауде. По данным СМИ, в ближайшее время король официально передаст сыну власть и объявит его королем. Такое развитие внутрисаудитской политики вряд ли обрадует Тегеран. Мухаммед ибн Сальман считается ярым антииранистом, и готов всеми средствами бороться с ИРИ как в Йемене, так и в Сирии.

Такова в общих чертах ситуация в Сирии и вокруг нее. Она явно не благоприятствует быстрому и окончательному решению сирийской проблемы. Наоборот, вызывает пессимистические сомнения.

Но то, что активная широкомасштабная работа в различных форматах, по многим направлениям ведется и, в первую очередь, благодаря усилиям Москвы, - это обнадеживающий и положительный факт.

Признавая этот клубок противоречий,  можно предположить, что вряд ли его в одночасье распутает и Конгресс национального диалога Сирии, который должен состоятьсявСочи в начале декабря. Ведь не все задействованные в сирийском конфликте силы собираются участвовать в этом сочинском форуме. И они, эти несогласные, конечно, будут отстаивать свои взгляды и позиции, везде, где возможно, различными способами, не исключено, что даже в Сирии с оружием в руках.

Поэтому, несмотря на то, что и Россия, и США, и Турция, и Иран, и Саудовская Аравия, да и все страны, задействованные в этом кризисе, совершенно справедливо заявляют, что они видят будущее Сирии как единого суверенного государства, пока сирийское единство не просматривается.

К сожалению, Сирии уготовлена  трудная судьба, и есть сомнения, что та Сирия, которая была до 2011 года, сохранится. Остается надеяться на появление пусть и иной, но единой Сирии в будущем.

Ключевые слова: Сирия Асад встреча Путина Роухани и Эрдогана в Сочи астанинский процесс

Версия для печати