Согласие достигнуто: саммит АТЭС с участием Президента России Трамп в Азии - в погоне за трудными сделками

12:58 13.11.2017 Андрей Кадомцев, политолог


10 ноября Президент России Владимир Путин принял участие в саммите АТЭС. Как сообщила пресс-служба Кремля, на полях саммита российских лидер провёл двусторонние встречи с Президентом Филиппин Родриго Дутерте, Премьер-министром Японии Синдзо Абэ, Президентом Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куангом и Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином.

Встреча лидеров России и Китая – уже пятая в текущем году. Как отметил Си Цзиньпин, китайско-российские отношения движутся в русле здорового и устойчивого развития - налицо солидные результаты. Обе страны решительно поддерживают друг друга в защите ключевых интересов обеих стран,  укрепляется политическое взаимное доверие. Партнерство двух стран носит доверительный стратегический характер, практическое сотрудничество приносит новые рекорды. По существу, завершились переговоры по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Китаем и ЕАЭС. Достигнуты важные результаты по сопряжению китайской инициативы «Один пояс, один путь» и ЕАЭС. Руководство обеих стран рассчитывает на достижение товарооборота более чем в 80 миллиардов долларов.

В свою очередь, Президент В.В. Путин подчеркнул, что стратегическое всеобъемлющее взаимодействие между Россией и Китаем остаётся приоритетом для внешней политики РФ.  Китай является крупнейшим торгово-экономическим партнёром России - усилия не пропадают даром. Рост торгового оборота – свыше 35 процентов. Успешно продолжается работа по целому ряду крупных совместных проектов в самых различных областях. Заметны успехи в реализации крупных проектов: строительство газопровода по восточному маршруту, разработка тяжёлого вертолёта, комплексное сотрудничество в атомной сфере. Успешно завершились годы обменов между СМИ, активизируются гуманитарные связи. Успех в международных делах, отметил глава КНР, показывает ответственность Пекина и Москвы как мировых держав, демонстрирует новый тип международных отношений – на основе взаимоуважения, справедливости, сотрудничества. Обе страны, подвел итог Владимир Путин, будут и дальше напряжённо работать вместе, будут искать новые направления сотрудничества[i].

Одним из важнейших событий саммита АТЭС стало и согласование совместного российско-американского заявления по Сирии. Как передало агентство ТАСС со ссылкой на текст документа, "президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254". "Они выразили удовлетворение в связи с успешными усилиями США и России по более эффективному предотвращению опасных инцидентов между американскими и российскими военными, которые позволили существенно увеличить потери ИГ на поле боя в последние месяцы". Президенты РФ и США подтвердили приверженность суверенитету, независимости и территориальной целостности Сирии[ii].

Как отметил 11 ноября в интервью СМИ Президент России, несмотря на отмену официальной двусторонней встречи, лидерам двух стран удалось обменяться мнениями непосредственно в ходе заседания АТЭС. «Ничего страшного не произошло. Мы поговорили в ходе сегодняшнего заседания, пообщались, в общем и целом все, что хотели, мы обсудили», - сказал В. Путин. В свою очередь, Дональд Трамп заявил в тот же день журналистам, что он предпочитает обсуждать с Владимиром Путиным глобальные вопросы, включая КНДР, Сирию и Украину. Американский президент выразил уверенность и в том, что Москва могла бы помочь США в разрешении кризиса вокруг Северной Кореи[iii].

Заявление по Сирии имеет значение несмотря на то, что оно не было принято на полноценной встрече двух лидеров и имеет именно форму заявления, подчеркнул в интервью «Ведомостям» бывший посол России в Японии и заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов. «В данном случае соглашения и не требовалось, а заявление, очевидно, заблаговременно готовили, и оба президента его видели. В этом плане это важнейший документ, который представляет общую позицию и предполагает совместные действия».

Учитывая начавшийся саммит АСЕАН в Маниле, нынешний вояж - самая длительная зарубежная поездка действующего главы Белого дома и самый продолжительный по времени визит американского президента в Азию за последние более чем четверть века.

Официально в поездке две главные темы – растущий ракетно-ядерный потенциал КНДР и вопросы двусторонней и региональной торговли. Неофициально добавляется «проблема» набирающего международную мощь и усиливающего «региональное доминирование» Китая. Фоном всего турне являются сохраняющиеся сомнения союзников и партнеров США в приверженности нынешней администрации Белого дома прежним геополитическим обязательствам Америки. Трамп продолжает заявлять о неизменности внешнеполитической линии «Америка прежде всего» и приоритетности двусторонних соглашений. Однако это создает серьезный интеллектуальный разрыв между курсом официального Вашингтона и реалиями региональной политики.[iv]. В идеале, визит Трампа должен послужить подтверждением последовательности в политике США в АТР. Тем не менее, отмечает американский аналитический центр Stratfor, растущие как снежный ком внутриполитические проблемы и настойчивые попытки пересмотреть уже заключенные торговые соглашения, помноженные на интенсификацию региональной стратегической динамики, способны существенно осложнить усилия нынешнего руководства США.

Против интересов Соединенных Штатов работает и склонность нынешнего главы Белого дома отдавать приоритет тактике над стратегией.  По мнению BBC, Трамп понимает «транзакционный подход» во внешней политике слишком буквально, а его прямолинейный «прагматизм» обескураживает тех, кто ищет долгосрочных стратегических отношений. Во внешнеполитическом курсе Трампа не остается времени на поддержку демократических социальных изменений – этих традиционных столпов американской «мягкой силы». Да, вполне возможно, что, вернувшись домой, Трамп сможет с гордостью заявить об успехе своего турне, сославшись на внушительные суммы в заключенных контрактах и соглашениях о намерениях. Однако плоды такого – сиюминутного - «успеха», может пожать отнюдь не Америка, считают эксперты.

Пока же Трампу удалось заключить новую оружейную сделку с Японией. Он также поддержал высказанную впервые несколько лет назад инициативу премьер министра Синдзо Абе о сближении Японии, США, Индии и Австралии для «укрепления стабильности» в «Индо-Азиатском регионе». Вместе с тем, новые резкие выпады президента США в отношении лидера Северной Кореи Ким Чен Ына вынудили бывшего госсекретаря Джона Керри выступить с предупреждением. По его мнению, переход Трампа на личность главы КНДР в спорах по ядерной проблеме лишь усугубляет ситуацию, не оставляя Пхеньяну иного выбора, кроме сохранения предельно жесткой позиции.[v]

Руководство Южной Кореи также согласилось на закупку новых партий американского оружия: по словам Трампа, «на миллиарды долларов». Обнадеживающе для Сеула прозвучали и заставшие многих наблюдателей врасплох «неожиданно сдержанные» слова президента США о его «открытости дипломатическому решению» проблемы КНДР. Вместе с тем, ряд представителей правящей в Южной Корее Демократической партии высказали раздражение «чрезмерной акцентированностью» Трампа на вопросах продажи оружия и двусторонней торговли. Такие критики ожидали от главы Белого дома в первую очередь заверений в безусловной приверженности безопасности союзника и готовности решить ядерную проблему Северной Кореи таким образом, который бы исключал вспышку военных действий на Корейском полуострове.

Отсутствие у Трампа четкой стратегии по животрепещущим региональным проблемам наиболее заметно проявилось в ходе визита в КНР. Несмотря на заключение коммерческих контрактов и соглашений на четверть триллиона долларов, краткий миг идиллии в отношениях Вашингтона и Пекина, возникшей, как показалось многим, после первой личной встречи Трампа и Си весной нынешнего года, похоже, уходит всё дальше в прошлое. Структурные проблемы в ходе нынешних переговоров остались не решенными. Слова Си Цзиньпина «Азиатско-Тихоокеанский регион достаточно велик для того, чтобы вместить Китай и США», не были приняты партнером. Едва покинув Пекин, Трамп вернулся к темам кражи интеллектуальной собственности, торгового дефицита и критике государственного капитализма. На АТЭС Трамп продолжил линию на создание «Индо-Тихоокеанского» пространства, означающего по сути дела выстраивание антикитайского альянса.[vi].

Между тем, нынешний АТЭС претендует на роль «азиатской ОЭСР», пытаясь задавать тренды социально-экономического развития, а не только активизации торгово-экономического сотрудничества между странами. В числе приоритетов Форума такие темы как инклюзивный рост, образование, новые технологии, устойчивое развитие, структурные экономические реформы[vii]. И объявленный новой администрацией США курс на отход от нынешней модели глобализации, своего рода «деглобализация», выглядит как явно идущий вразрез с тенденциями, набирающими силу в АТР. Характер этих изменений прекрасно понимает руководство России. Выступая на заседании клуба «Валдай», российский лидер Владимир Путин отметил, что для Евразийского континента нынешняя эпоха представляет своего рода «золотой век». «В Евразии, мы видим, сила теперь сконцентрирована, и она рождает железные дороги, дороги, которые теперь распростёрлись в диких районах России, порождают процветание и динамизм»[viii]. Действительно, в рамках стратегического поворота на Восток в распоряжении России уже имеются такие значимые геоэкономические козыри, как стратегические отношения с КНР, давние дружеские связи с Индией, статус одного из учредителей ШОС. По мнению ряда экспертов, всё более востребован в азиатском регионе и успешный российский опыт силового противодействия исламскому радикализму. Таким образом, окно возможностей в Большой Азии становится  только шире. Москве предстоит решить, как лучше им воспользоваться.

Ключевые слова: Вьетнам Путин АТЭС Си Цзиньпин АТР Трамп

Версия для печати