Россия и Индия: союзники или партнеры?

16:11 07.11.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


На фото: Сергей Лунев

В 2017 году российско-индийским дипломатическим отношениям исполняется 70 лет. В этот юбилейный год самое время подвести некоторые итоги нашему двустороннему взаимодействию и взглянуть на перспективу развития. Сергей Лунев, профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России, профессор департамента международных отношений НИУ ВШЭ, заместитель главного редактора журнала «Сравнительная политика», в своем интервью для журнала «Международная жизнь» рассказал о текущих проблемах российско-индийских отношений, объективных факторах сближающих Россию и Индию и многом другом.

«Международная жизнь»: Сергей Иванович, некоторые эксперты полагают, что такие страны, как Россия и Индия по своему масштабу и психологии не приспособлены к жестким и обязывающим альянсам. Для них более привлекательны другие формы отношений – гибкие и лояльные. Согласны ли Вы с тезисом о том, что наши страны не могут быть союзниками, но могут быть партнерами?

Сергей Лунев: Конечно, великие державы крайне редко являются союзниками, но это бывает, как в случае с Индией и Россией. Многие их национальные интересы совпадают, а в худшем случае – не противоречат друг другу. По поводу подавляющего большинства мировых проблем две страны занимают единую или сходную позицию. Индия является стратегическим партнером РФ на южном фланге, что особенно важно в случае актуализации потенциальной угрозы России со стороны мусульманских государств. Можно говорить о близости подходов России и Индии к фундаментальным проблемам развития, об определенной общности структур цивилизационных ценностей. Толерантность двух цивилизаций привела к тому, что существует такой фактор, сближающий наши державы, как многонациональность и многоконфессионализм. При этом в двух странах сейчас действуют силы, стремящиеся к сепаратизму по этническому и религиозному принципу, что диктует России и Индии необходимость общего подхода к проблемам «самоопределения», терроризма и сепаратизма - как в самих этих государствах, так и во всем мире.

Таким образом, объективные факторы говорят о надежности и естественности наших взаимоотношений, и, если бы работали только они, то вполне мы могли бы быть союзниками. Исходя из  терминологии, под словом «союзники» можно понимать высшую форму партнерства. Это отнюдь не означает, что кто-то подчинен. Однако здесь могут быть на редкость близкие интересы, согласованные политические действия и движение в одном направлении.

«Международная жизнь»: Складывается впечатление, что Индия отдает большее предпочтение отношениям с США, а не с Россией. Так ли это? Если да, то, как мы можем улучшить конфигурацию отношений в треугольнике США-Индия-Россия?

Сергей Лунев: В треугольнике США-Индия-Россия не все так однозначно. Дело в том, что если мы берем американо-индийские отношения, то мы увидим очень высокий уровень двусторонних связей. Причем их развитие происходило в течение последних 15 – 20 лет.  Давайте посмотрим на политические связи: созданы всевозможные консультационные советы по безопасности и борьбе с терроризмом, осуществляются частые визиты на министерском и высшем уровнях, регулярно проводятся саммиты. Что касается экономических отношений, то хотя сегодня Соединенные Штаты уступили место «главного экономического партнера Индии» Китаю, их позиции в области торговли все еще очень сильны. Кроме того, американцы по объемам инвестиций в Индию занимают 4 – 5 место (правда, еще несколько лет назад они делили 1-2-е с Маврикием). Можно отметить и очень неплохие культурно-цивилизационные отношения двух стран, а также развитые военно-политические связи. Однако при всей радужной картине в двустороннем сотрудничестве мы видим несовпадение позиций Индии и США по значительному кругу региональных проблем и еще больше несовпадений по глобальным вопросам. Не случайно, если посмотреть документы индийско-американских саммитов, то там практически не идет речи о глобальных проблемах. А вот если взять индийско-российские саммиты, то мы увидим обратную ситуацию. Индия, Россия и Китай занимают схожую позицию по многим глобальным вопросам. Именно поэтому стало возможным появление БРИКС: крупнейшие незападные страны были недовольны своим положением в мировой политической, и особенно, экономической системе. Индия отказывается видеть мир монополярным. Также она протестует против лозунга Трампа «America first» (то есть у США нет никаких равных партнеров), а для Индии и России такой подход неприемлем. В свою очередь, Москва никогда не держала Нью-Дели за марионетку, и, хотя мы были сверхдержавой в советское время, а Индия – развивающейся державой, у нас никогда не было попыток воспринимать ее как страну, которую можно заставить что-то сделать.

«Междунардная жизнь»: Значит, Россию и Индию сильно сближают схожие региональные и глобальные интересы, и в этом наше преимущество перед США. Однако, как же обстоят дела в двустороннем российско-индийском сотрудничестве?

Сергей Лунев: Что касается российско-индийских отношений, то пока они действительно стагнируют. У нас неплохо развиваются политические связи, но той теплоты, которая была в биполярный период, уже нет. Пожалуй, наибольшего успеха мы добились в военно-политическом сотрудничестве. Россия – главный поставщик традиционных вооружений на индийский рынок, правда, американцы уже начали занимать определенные наши сферы (например, военно-транспортной авиации). Сегодня, по данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира SIPRI (СИПРИ), на долю России в военных поставках в Индию приходится 65 – 70 %. Однако российские эксперты говорят о 40 – 42 %, с тенденцией к уменьшению. Если же брать объемы в абсолютных цифрах, то российско-индийские связи в военно-технической области растут.

Неплохо у нас идет развитие мирного атома, хотя Россия рассчитывала на гораздо большее сотрудничество. В 2010 году Владимир Путин, тогда будучи премьер-министром, подписал множество соглашений по взаимодействию в атомной энергетике, но большинство из них были заморожены. Это произошло из-за позиций Индии, где в 2010 г. был принят закон, что в случае аварии на атомной станции оператор может переложить всю ответственность за произошедшее на поставщика оборудования, а после аварии на АЭС Фукусима-1 начались антиядерные протесты против строительства атомных электростанций. Сегодня мы завершаем уже четвертый блок АЭС "Куданкулам", но все равно объемы сотрудничества по ядерной энергетике оказались меньше, чем мы рассчитывали.

Что касается торговли, то здесь мы наблюдаем стагнацию. Исторически СССР был одним из главных экономических партнеров Индии. Под конец советского периода российско-индийский товарооборот составлял порядка 5 млрд долл. США, а после распада СССР буквально за один год торговля обвалилась в 5 раз и в 1992 году уже составляла около 1 млрд долл. США. С тех пор снизились капиталовложения, хотя существует и много перспективных отраслей.  Нет, экономические показатели не упали полностью. Мы продолжали строительство и в нефтяной, и в газовой сфере, создавали инфраструктуру и модернизировали предприятия, которые были построены еще в Советском Союзе. Однако объемы сотрудничества в экономике сегодня достаточно небольшие. Мы прекрасно можем сотрудничать в таких перспективных областях, как информационные технологии и биотехнологии, а для этого не в последнюю очередь нужна политическая воля.

Десятки тысяч индийцев получили образование в СССР, но сегодня с ними никто не поддерживает связь, хотя они вернулись в Индию с чрезвычайно хорошим отношением к России, которое они сохраняют и по сей день. Сегодня крайне малое число индийских студентов едет на обучение в нашу страну, а ведь они в большинстве своем очень трудолюбивы.

В целом я смотрю оптимистично на будущее развитие российско-индийских отношений, и не важно, как они будут называться – «особо привилегированными» и или «самыми привилегированными». Все что нам нужно – это каждодневная усердная работа, которая не будет сводиться лишь к проведению важных глобальных мероприятий – всевозможных саммитов на высшем уровне. Подчеркну, нужна постоянная работа и политическая воля.

«Международная жизнь»: Почему у России более успешно складываются отношения с Китаем, нежели с Индией, особенно в экономической сфере?

Сергей Лунев: Да, c Китаем у России уровень экономического сотрудничества значительно выше, но мы с Китаем соседи, а с Индией – нет. Почему так много сегодня говорят о коридоре «Север-Юг»? Потому что он дает России прямой доступ на индийские рынки через Иран. Индия и Россия расположены относительно близко только на политической карте мира. В действительности основные товары доставляются по морю, и маршрут оказывается очень длинным (много тысяч километров), что резко повышает стоимость транспортировки. Географический фактор долгое время будет негативно сказываться на российско-индийских торговых отношениях.  

«Международная жизнь»: Сергей Иванович, что ждет ШОС после расширения? 

Сергей Лунев: Трудно сказать в каком направлении продолжит двигаться ШОС после присоединения Индии и Пакистана. Подходы Нью-Дели к организации постоянно меняются. То же самое можно сказать и о Китае, который первоначально отдавал приоритет экономике, а сегодня больше сосредотачивается на вопросах безопасности. Я скорее придерживаюсь оптимистического сценария, но целый ряд экспертов относится со скепсисом к будущему ШОС.

«Международная жизнь»: Сергей Иванович, большое спасибо за интересное интервью!

Ключевые слова: США Китай БРИКС Индия Пакистан российско-индийские отношения ШОС Сергей Лунев

Версия для печати