Как интегрировать иммигрантов?

17:11 03.10.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: 1tulatv.ru

Тема миграции волнует сегодня все мировое сообщество. Доля мигрантов ко всему мировому населению составляет 3% и остается стабильной на протяжении десятилетий[1]. Россия и государства Европейского союза входят в число лидеров среди стран приема иммигрантов, поэтому даже в условиях санкций и контрсанкций сотрудничество между РФ и ЕС в этой сфере сохраняется.

Поиску ответов на общий вызов была посвящена проведенная РСМД конференция «Интеграция мигрантов как проблема управления: российский и европейский контексты». В ней приняли участие: начальник Главного управления по вопросам миграции МВД России Ольга Кириллова, директор Департамента по работе с соотечественниками за рубежом МИД РФ Олег Мальгинов, директор исследований Национального института демографических исследований (Франция) Патрик Симон, член Глобальной Ассоциации экспертов в области миграционной политики (GMPA) Ирина Ивахнюк, директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС Владимир Малахов, руководитель Сектора изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель, директор Центра миграционных исследований РАН Дмитрий Полетаев, руководитель направления «Внешняя политика и безопасность» Центра стратегических разработок Сергей Уткин.

Согласно данным Ольги Кирилловой, в Россию ежегодно приезжает 15 миллионов мигрантов, из них 2 миллиона остается. При этом необходимость российской экономики в рабочей силе оценивается в 300 тысяч человек в год. И главная проблема даже не в избытке мигрантов, а в том, что они стекаются как раз в самые густонаселенные города (туда, где есть работа).

Кроме того, адаптация этого миграционного потока становится все сложнее. В отличие от Европейского союза, куда иммигрируют люди совершенно иной культуры и зачастую без знания языка. В Россию, особенно в первое время после распада СССР, возвращались русскоязычные, воспитанные в русской культуре. Однако доля их в общем потоке становится все меньше. Преподавание русского языка на постсоветском пространстве стремительно сокращается. Олег Мальгинов оценил количество соотечественников, проживающих в СНГ в 15 миллионов человек. Эксперт утверждает, что основными источниками миграции сегодня становятся исламские страны и Китай (с совершенно иной культурой).

Еще одним фактором, повлиявшим на обострение миграционных проблем, стала четвертая промышленная революция. Массовое внедрение новых технологий приведет к полной автоматизации производства. Уже сейчас спрос на рабочую силу значительно меньше предложения. Это особенно заметно в индустриально развитых странах. Патрик Симон рассказал, что новым трендом в Европе становится нежелание принимающей страны меняться, европейцы сегодня требуют изменений от самих прибывших. Подобные настроения есть и в России. Причем, как утверждает Ирина Ивахнюк, не только в обществе, но и в российском руководстве: «Миграция воспринимается не как ресурс, а как проблема».

Такое отношение превращает миграцию в односторонний процесс. «Если государство самоустраняется, мигранты уходят в теневой рынок труда», – замечает Ирина Ивахнюк. Попадание мигрантов на теневой рынок приводит к их эксплуатации, которая вкупе с дискриминацией в обществе сводит на нет все возможности интеграции. Приверженность демократическим принципам не позволяет ограничить въезд – это противоречило бы Всеобщей декларации о правах человека. Поэтому Владимир Малахов призывает как можно скорее перейти от вопроса «Нужны ли нам мигранты?» к вопросу «Как их интегрировать?».

Самой эффективной сферой интеграции Владимир Мукомель считает рынок труда. Вопреки стереотипам мигранты работают в полиэтнических коллективах и пользуются русским языком. Среди приезжающих в Россию с целью заработка, по данным эксперта,  лишь 3-4% говорят только на родном языке. Он добавил, что, согласно статистике, 40% иммигрантов планирует остаться в РФ, 10% – идентифицируют себя скорее с Россией, чем со страной гражданства. «У них проблемы не с вхождением в рынок труда, а с дискриминацией: мигрантов всегда увольняют первыми», – утверждает Владимир Мукомель.

Другой важной сферой интеграции является образование. Согласно социологическим опросам, которые проводил Центр миграционных исследований, 70% мигрантов ответили, что их работа не соответствует образованию, 50% опрошенных заявили о желании получить образование в России. При этом у 40% приезжающих не было опыта работы на родине. Эти числа говорят о нереализованном потенциале и растрате компетенций. В то же время, по оценкам крупнейшего интернет-ресурса по поиску работы Headhunter, среди опубликованных вакансий наиболее высокий спрос на рабочий персонал (1,6 резюме на 1 вакансию). Следовательно, решением могло бы стать массовое обучение иностранных студентов в учреждениях среднего профессионального образования (СПО) востребованным на российском рынке специальностям. Однако, по словам Дмитрия Полетаева, учреждения СПО пока не готовы обучать иностранцев. Главные причины: устаревшая материально-техническая база, нехватка современных пособий и учителей, которые могли бы преподавать на иностранных языках. Кроме того, в отличие от вузов Россия не продвигает СПО на международный рынок. Еще одна проблема заключается в том, что цена обучения техническим специальностям выше, чем гуманитарным. «Добиться каких-то соглашений со странами исхода (чтобы субсидировать образовательные программы) вряд ли возможно», – отмечает директор Центра миграционных исследований. Единственный выход – использовать накопления самих мигрантов и предоставлять кредиты на обучение востребованным специальностям.

Миграция не начинается и не заканчивается в момент пересечения границы, как точно подметила Ирина Ивахнюк. Решать миграционные вопросы нужно со страны исхода. Это касается и обучения русскому языку (подобная программа проводится между Россией и Таджикистаном), и приведения в соответствие законодательства. Так, наибольшее число миграционных вопросов решено в рамках Союзного государства (в частности, пенсионная реформа – в ЕАЭС она намечена на 2018 год). Кроме того, необходимо обеспечить распространение потока мигрантов по всей территории России. Ольга Кириллова считает, что для этого нужно выработать алгоритм перераспределения (в те регионы, где не хватает рабочей силы), Сергей Уткин предлагает сосредоточиться на внутреннем развитии России, так как главным фактором при выборе региона переселения остается наличие рабочих мест. Несмотря на то, что миграция кроме восполнения недостатка рабочей силы позволяет решить существующий демографический кризис, у российского руководства нет единой скоординированной миграционной политики. Связано это не только с антимигрантскими настроениями в обществе, но и с отсутствием диалога между госструктурами и экспертным сообществом. Поэтому ключевым предложением, прозвучавшим на конференции, можно назвать слова Ирины Ивахнюк о том, что для превращения миграции из одностороннего в двусторонний процесс (интеграция мигрантов одновременно с адаптацией общества) нужно на официальном уровне признать важность миграции для российской экономики.



[1] Малахов, В.С. Миграционный кризис: международное сотрудничество и национальные стратегии. М., 2016. 3 с.

Ключевые слова: РСМД Ольга Кириллова Ирина Ивахнюк Владимир Малахов Владимир Мукомель Сергей Уткин Дмитрий Полетаев Олег Мальгинов Патрик Симон ЕС Евросоюз РФ иммиграция мигранты Союзное государство ЕАЭС СПО

Версия для печати