Референдум в Иракском Курдистане: новый элемент в «ближневосточном пасьянсе»

13:16 27.09.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Состоявшийся 25 сентября референдум в Иракском Курдистане (провинции Дохук, Эрбиль и Сулеймания) завершился убедительной победой сторонников независимости этого региона. Согласно предварительным данным, около 92% участников плебисцита ответили положительно на внесенный в бюллетень единственный вопрос: «Хотите ли вы, чтобы регион Курдистан и курдские территории за его пределами стали независимым государством?» Против высказались порядка 8% проголосовавших. Из 4,6 млн. зарегистрированных избирателей в референдуме приняли участие около 3,3 млн. человек. (rbc.ru)

Президент регионального правительства Курдистана в Ираке Масуд Барзани сразу же после оглашения первых итогов голосования выступил с обращением по местному телевидению, в котором заявил, что на прошедшем референдуме победу одержали сторонники независимости региона. Он призвал правительство Ирака вступить с курдским правительством в «серьезный диалог», а мировые державы – с уважением отнестись к «воле миллионов», проголосовавших на референдуме. «Возможно, нам предстоит столкнуться со многими трудностями, но мы сможем их преодолеть», - заявил Масуд Барзани. (rbc.ru)

Трудностей вокруг Иракского Курдистана и в целом на Ближнем Востоке (особенно в расширительной трактовке его пределов) теперь действительно прибавится. И главная из них заключается в оценке той стадии, на которой остановятся участники «игры на повышение ставок», инициированной иракскими курдами и их харизматичным лидером Масудом Барзани.

Исходя из объективного развития региона – в том числе в финансово-экономическом формате – у правящей элиты Эрбиля не было особых резонов проводить референдум и идти на обострение отношений с Багдадом, Тегераном и особенно Анкарой. Действующая с 2005 года и фактически написанная свергнувшими злейшего врага курдов Саддама Хусейна американцами новая конституция Ирака наделила курдские территории широкими автономными полномочиями. В Иракском Курдистане официально действуют два языка - арабский и сорани, функционируют собственные вооруженные силы и финансово-валютная система, а главное – Эрбиль получил право самостоятельно подписывать нефтяные контракты, предоставляя иностранным инвесторам льготные ставки налогообложения в сравнении со среднеиракскими (в настоящее время на долю Курдистана приходится порядка 15% добычи нефти во всем Ираке). В результате показатель валового внутреннего продукта на душу населения в Иракском Курдистане стал выше, чем на остальной территории Ирака, а также в соседних странах – Сирии и Иране. (vedomosti.ru)

Иракское правительство периодически поднимало вопрос о необходимости «синхронизации» политики Багдада и Эрбиля в энергетической сфере и пыталось оспорить право автономии самостоятельно заключать нефтяные контракты и направлять поступления в собственный бюджет. Однако активное участие в курдских проектах ведущих западных компаний и, главное, наличие выхода на мировые рынки через территорию Турции позволяли курдам сохранять статус-кво.

Тем не менее, именно сейчас Масуд Барзани и его окружение решили поставить под угрозу сложившееся  положение вещей, спровоцировав максимально жесткую реакцию в том числе со стороны других участников «энергетических игр» - Багдада и Анкары. Иракский премьер-министр Хайдер Аль-Абади уже объявил состоявшийся референдум «неконституционным». Правительство Ирака призвало все заинтересованные стороны прекратить закупку нефти в Иракском Курдистане, а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, объявивший курдский референдум «сепаратистским» и «неприемлемым», пригрозил ввести против Эрбиля топливно-энергетическую блокаду и перекрыть действующий нефтепровод, обеспечивающий поставки из Северного Ирака: «После этого посмотрим, по каким каналам местные власти на севере Ирака будут поставлять нефть и куда. Кран - у нас, как только мы его повернем – все!», - заявил турецкий лидер. (rbc.ru)

«Они окажутся в беде, как только мы начнем применять санкции. Конец наступит, когда мы перекроем нефтяной вентиль. Все доходы на этом прекратятся, и им нечего будет есть, как только наши грузовики перестанут ездить в Северный Ирак», - пообещал Эрдоган. Заодно президент Турции обвинил главу Иракского Курдистана в предательстве за его отказ «проконсультироваться» перед организацией плебисцита с Анкарой: «До самого последнего момента мы не ожидали, что Барзани допустит такую ​​ошибку, как проведение референдума. Видимо, мы заблуждались».

Предсказуемо не поддержал курдов и Тегеран – имеющий тесные связи с шиитскими властями Багдада. Иранские власти оперативно перекрыли соответствующий участок границы с Ираком и инициировали проведение в приграничных районах масштабные сухопутные учения «Мохаррам» элитного Корпуса стражей исламской революции. Иран уважает суверенитет и национальную целостность Ирака и считает «неправомерными» любые действия по их подрыву, - заявил официальный представитель иранского министерства иностранных дел Бахрам Гасеми. Кроме того, Высший совет национальной безопасности Ирана закрыл воздушное пространство страны в приграничных территориях и отменил все авиарейсы в курдские города Сулеймания и Эрбиль.

Единственным государством, открыто поддержавшим референдум в Иракском Курдистане, стал ключевой региональный противник Ирана – Израиль. Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил, что его страна поддерживает «законные усилия курдского народа по установлению своего собственного государства». Однако подобная поддержка скорее способна сплотить шиитских и суннитских оппонентов Эрбиля, нежели обеспечить ему поддержку. «Как Израиль будет им что-то поставлять? Пожалуйста, пусть попробует», - также прокомментировал складывающийся антикурдский альянс и перспективы блокады Иракского Курдистана со стороны его соседей Реджеп Тайип Эрдоган.

Сомнительны и перспективы Израиля «пролоббировать» прокурдскую линию в США. Вашингтон взаимодействует с курдским вооруженным ополчением в Сирии, но не поддерживает сепаратизм иракских курдов, а главное – отнюдь не намерен идти на обострение отношений ни с Турцией, ни с Ираком. «Последствия референдума - это то, что мы не можем полностью контролировать. Это несет много рисков», - предупреждает специальный представитель президента США Дональда Трампа в международной коалиции по борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России) Бретт Макгерк.

А солидарную позицию арабского мира уже выразил принимавший участие в работе саммита Лиги арабских государств постоянный представитель Ирака при этой организации Хабиб Садр: «Референдум представляет угрозу не только территориальной целостности Ирака, но и безопасности всего региона». (vedomosti.ru)

Однако, несмотря на очевидные негативные последствия от проведения референдума, идея властей Иракского Курдистана провести голосование именно сейчас имеет под собой не менее веские основания.

Во-первых, следует учитывать внутриполитический аспект проблемы для самих властей автономии и интересы лично Масуда Барзани и его окружения. Он занимает пост президента с 2005 года, но уже с 2013 года его легитимность вызывает определенные вопросы у Ирака и международных организаций. В том году истек срок его президентских полномочий, но Масуд Барзани через подконтрольный ему региональный парламент дважды продлевал их – сначала до 2015-го, а затем до 2017 года. В ноябре текущего года в Иракском Курдистане должны пройти долгожданные всеобщие выборы, и прошедший плебисцит фактически стал репетицией предстоящего голосования за Барзани. При единственном, правда, условии – если ответные жесткие политические и экономические меры Багдада, Анкары и Тегерана к тому времени не «обрушат» социально-экономическую и военно-политическую стабильность в населенных курдами районах.

Вторым фактором является как раз трактовка границ данных районов или, говоря словами из формулировки бюллетеня на референдуме, - политико-географические очертания «региона Курдистан и курдских территорий за его пределами». В состав трех провинций Иракского Курдистана, согласно законодательству Ирака, не входят районы компактного проживания курдов в провинциях Найнава и Дияла, а также город Киркук с прилегающими к нему богатыми нефтью районами. Уже разведанные месторождения Киркука обеспечивают примерно половину совокупного нефтяного экспорта Ирака. Конституция Ирака 2005 года не включила Киркук в состав Иракского Курдистана, но прописала обязательство властей Багдада провести по данному вопросу референдум. Он был предварительно намечен на 2013 год, но иракские власти отказались от его проведения – в том числе использовав в качестве аргумента обвинения в адрес Масуда Барзани в стремлении узурпировать в том же году президентские полномочия. И теперь, заручившись поддержкой жителей Иракского Курдистана, Барзани, согласно имеющейся информации, намерен сделать принадлежность Киркука ключевым пунктом в новом раунде переговоров Эрбиля и Багдада. И данный вопрос, в свою очередь, способен стать причиной в том числе вооруженного конфликта. В настоящее время Киркук контролируется курдскими формированиями, и парламент Ирака уже призвал правительство страны ввести войска в спорные районы для обеспечения безопасности иракских граждан.

Не следует недооценивать и общерегиональный аспект прошедшего референдума. Выбор момента для его проведения напрямую связан с происходящим на фронтах сирийской войны, а также в отношениях в треугольнике Анкара-Тегеран-Багдад. Реализуемое в соответствии с «астанинским форматом» сирийского урегулирования соглашение о «зонах деэскалации» в Сирии и успехи сирийских правительственных войск объективно снижают значимость курдского фактора для ведущих мировых держав – в первую очередь, США. Кроме того, укрепление позиций Турции и Ирана объективно усиливает влияние в регионе также и Багдада – как военно-политическое, так и экономическое. В этих условиях инициированная Эрбилем «игра на повышение ставок» является попыткой активизировать собственную роль в региональных процессах и попытаться нарушить невыгодные иракским курдам процессы и альянсы.

Однако успех в этой игре отнюдь не гарантирован. «Референдум курдской администрации о независимости сблизит Турцию, Иран, Ирак и Сирию друг с другом на почве «курдской проблемы». Ирак и Турция, которые не так давно сыпали резкими заявлениями в адрес друг друга из-за присутствия турецких военных в районе Башика, а также Турция и Иран, которые противостоят друг другу в Сирии, сблизились в этом процессе. Кроме того, Анкара вступает в контакт с Сирией через Россию», - весьма справедливо отмечает в этой связи турецкое издание Birgün. (birgun.net)

Характерно, что министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем жестко осудил референдум в Иракском Курдистане, назвав его «сепаратистским», но при этом подтвердил готовность сирийского правительства обсудить вопрос об автономии региона Рожава с курдским населением на севере страны. Этот вопрос «подлежит обсуждению и может стать предметом диалога», - подчеркнул он. (regnum.ru)

Наконец, развитие событий в Иракском Курдистане имеет четкую привязку к процессам на мировом нефтяном рынке. В настоящее время именно Ирак выступает в качестве одного из ключевых инициаторов продления и даже ужесточения истекающего в конце марта 2018 года соглашения об ограничении добычи нефти ОПЕК+. Иракский министр нефти Джаббар аль-Луайби на днях призвал участников соглашения сократить производство нефти на 1%. Это предложение вкупе с призывом Багдада прекратить закупку нефти у властей Иракского Курдистана (регион обеспечивает 0,7% мирового нефтепроизводства) сразу же «подбросили» мировые нефтяные цены до 58,4 долларов за баррель – максимальный уровень с июля 2015 года. (vedomosti.ru)

Россия в настоящее время занимает сдержанную позицию в отношении референдума и общей ситуации в Иракском Курдистане. Москва выступает за сохранение территориальной целостности Ирака, это важно для стабильности и безопасности всего ближневосточного региона, - заявил 26 сентября пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков. (rbc.ru)

Подобный подход представляется максимально отвечающим национально-государственным интересам России. При этом предстоящие неизбежные новые политические маневры и торги Эрбиля и Багдада при активном участии Тегерана и особенно Анкары открывают для Москвы широкие «окна возможностей» как для собственной дипломатической деятельности (в том числе в посредническом формате), так и для укрепления экономических позиций – особенно в контексте реализации региональных энергетических и инвестиционных проектов.

Ключевые слова: нефть Россия Иран Сирия курды Турция Ирак Израиль газ энергетика референдум Иракский Курдистан Масуд Барзани Киркук

Версия для печати