Южно-Китайское море: от территориальных конфликтов к глобальному противостоянию

12:31 25.09.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: doomed.news

Несмотря на улучшение отношений между КНР и странами АСЕАН, ситуация в Южно-Китайском море (в контексте глобального противостояния между США и Китаем) становится все более опасной. Если раньше политику китайского руководства можно было назвать экспансионистской, то теперь это скорее реакция на расширение американского присутствия в регионе.

Институт востоковедения (ИВ) РАН провел 3-ю Международную конференцию, посвященную безопасности и сотрудничеству в Южно-Китайском море. Свои доклады представили российские и зарубежные эксперты. Среди наиболее ярких были выступления: заведующего центром исследований Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН Дмитрия Мосякова, старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН Павла Гудева, научного сотрудника Европейского института азиатских исследований в Брюсселе Терезы Фэллон и старшего научного сотрудника Института Юсуф Ишака в Сингапуре Иена Стори.

Главным событием, кардинально изменившим ситуацию в Южно-Китайском море (ЮКМ), стало решение Постоянной палаты третейского суда (ППТС) в Гааге. Его результатом в 2016 году стал отказ в признании за КНР юридического права на 80% Южно-Китайского моря, который отверг идею исторического права и постановил, что урегулирования может быть достигнуто только на основании современного международного права. Китай не принял это решение, посчитав его необъективным. «Заставить КНР выполнять постановление невозможно, республика несет только репутационные потери», – пояснил Павел Гудев.

Говоря о международной реакции на это событие, Тереза Фэллон отметила, что у стран ЕС нет единой позиции. Европейские государства становятся все более зависимыми от китайских инвестиций. В частности, она привела в пример группу «16+1», которая создана по инициативе КНР, чтобы расширять экономические связи в Центральной и Восточной Европе. Филиппины, будучи истцом в судебном процессе, фактически отложили выполнение решения ППТС. Филиппинский президент Родриго Дутерте взял курс на сближение с Китаем и предпочел решать проблемы (в том числе территориальные) в двустороннем режиме. В целом, как заметил Иен Стори, ни одна из стран ЮКМ до сих пор не воспользовалась выгодным прецедентом (ни Вьетнам, ни Индонезия). Тем не менее, принципы, сформированные судом, останутся (наряду с Конвенцией по морскому праву 1982 года) единственным основанием для юридического решения территориального конфликта.

Вторым важным событием стало превращение США в полноценных участников конфликта. Это случилось после того, как в 2011 году госсекретарь Хилари Клинтон объявила о возвращении США в Азию. С того времени американское влияние в Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Южно-Китайском море стало все более очевидным.

Дмитрий Мосяков считает, что сегодня конфликт из регионального (между КНР и странами ЮВА) превратился в глобальный, и делит его развитие на 4 этапа:

1)      Двусторонний (Китай против Вьетнама);

2)      Трехсторонний (присоединились Филиппины);

3)      Региональный (выступила АСЕАН);

4)      Глобальный (активизация США).

По его наблюдению, на первых трех этапах политику КНР можно было однозначно охарактеризовать как экспансионистскую (вне рамок международного права). Как утверждает Дмитрий Мосяков, в условиях, когда уходит на второй план конфликт со странами АСЕАН, а военное присутствие США увеличивается, оценка действий китайского руководства меняется: «Теперь действия Пекина носят в некотором смысле оборонительный характер: строительство насыпных островов и размещение на них средств ПВО – это уже не вызов соседям, а попытка создать непотопляемый авианосец в противовес тем авианосцам, которые туда продвигают США».

«Угрозы военного столкновения происходят регулярно: мы знаем про американские самолеты и корабли, которые заходят (залетают) в зоны, объявленные Китаем запретными», – заметил эксперт. Последним примером стал инцидент 2 июля, когда американский эсминец Stethem вошел в акваторию, которую КНР, считает своими территориальными водами. Министерство обороны Китая обвинило США в подрыве стратегического доверия. После того, как США направят к Корейскому полуострову авианосную группу, ситуация станет еще более опасной. «Когда напряжение огромно и постоянно, если в первом акте ружье висит на стене, то в третьем из него кто-то выстрелит», – выразил свои опасения Дмитрий Мосяков.

Большинство экспертов считает снижение напряженности между КНР и АСЕАН временным. Нынешние действия китайского руководства можно назвать скорее тактическими, нежели стратегическими. В условиях глобального противостояния китайская и американская стороны заинтересованы в том, чтобы позиции стран в Южно-Китайском море были более благоприятными. КНР заключила с АСЕАН договор о свободной торговле и включила ассоциацию в зону своих интересов. Стремясь вытеснить США из Юго-Восточной Азии, Китай может пойти на такие компромиссы, к которым раньше он был не готов. Однако даже снятие противоречий между странами региона уже не гарантирует прекращения конфликта, так как его урегулирование теперь находится в рамках американо-китайских отношений.

Ключевые слова: РАН Дмитрий Мосяков Павел Гудев Иен Стори Тереза Фэллон ЮКМ ЮВА Китай КНР США Вьетнам Филиппины АСЕАН Хилари Клинтон Родриго Дутерте Stethem Южно-Китайское море Гаага ППТС Постоянная палата третейского суда 16+1

Версия для печати