А.Зинон: Кипр благодарен России за поддержку решения «Кипрской проблемы»

14:10 16.09.2017 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Эксклюзивное интервью Генерального директора МИД Республики Кипр –Александроса Зинона журналу «Международная жизнь». Беседу вела обозреватель журнала Елена Студнева.

«Международная жизнь»: Уважаемый г-н Зинон, 14 сентября у Вас состоялись политические консультации с заместителем Министра иностранных дел России Алексеем Мешковым. Какие темы были главными на переговорах? Можно ли считать эту встречу своеобразной «сверкой часов» в преддверие визита Президента Республики Кипр Никоса Анастисиадиса в нашу страну в этом году?  

А.Зинон: Такие встречи мы проводим, по крайней мере, один раз в год. В этом году это наша вторая встреча, ибо в марте г-н Мешков был на Кипре. Обычно такие встречи проводятся дважды в год, т.е. каждые полгода. Но поскольку спектр вопросов наших двусторонних отношений очень широк, и отношения между нашими странами очень близки, то полезно хотя бы пару раз в год встречаться и обозревать наши отношения, смотреть, какие проблемы существуют, как они решаются, какие появляются трудности, и что мы можем сделать.

С Алексеем Юрьевичем мы знакомы очень давно, ещё с тех времён, когда мы оба были послами своих стран в Италии. Поэтому наши встречи имеют и некую личную окраску. Темы, которые нас вчера занимали – это обзор наших двусторонних отношений, мы смотрим, как их можно расширить и углубить. Фундаментом является правовая основа этих отношений, которая состоит из различных соглашений.  Сейчас у нас есть семь-восемь соглашений, которые практически готовы к подписанию. Есть ряд соглашений, которые находятся в процессе разработки, и, принимая во внимание тот факт, что до конца года Президент Кипра Никос Анастасиадис должен посетить Москву с визитом, мы стараемся сделать так, чтобы к моменту его визита в Россию соглашения были готовы.

Кроме того, мы обсуждали вопросы Украины, вопросы отношения Российской Федерации с Евросоюзом, сирийскую проблематику и ряд других региональных проблем. Конечно, как всегда в повестке нашей встречи был вопрос о решении «Кипрской проблемы», о том, как сделать и что надо сделать, чтобы её решить. Я выразил ещё раз нашу признательность России за ту поддержку, которую она оказывает нашим попыткам и усилиям по решению «Кипрской проблемы», поскольку это очень важно. Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН, она мировая держава, она сильная и пользуется авторитетом, и поэтому поддержка со стороны Москвы имеет для нас большое значение.

«Международная жизнь»: Из тех восьми двусторонних соглашений, о которых Вы упомянули, какое наиболее важное для активизации двустороннего диалога?

А.Зинон:  Здесь нельзя выделить какое-то наиболее важное соглашение, поскольку каждое из них важно в своей области. Например, это и соглашение о международных перевозках, это соглашение о роуминге, это соглашение о защите интеллектуальной собственности при военных поставках, это соглашение о правовой помощи между соответствующими министерствами – и все они создают правовую основу для углубления наших двусторонних отношений.

Г-н Посол мне подсказывает, что есть ещё и трёхгодичная «Программа действий», и может быть, мы можем её выделить, как наиболее важную из этих соглашений, поскольку она охватывает практически весь спектр нашего сотрудничества.

«Международная жизнь»: По поводу «Кипрской проблемы», есть информация, что на внутреннем уровне она решается, хотя и очень постепенно, но что же тогда послужило поводом к отрицательному результату женевских встреч по данной теме?  

А.Зинон:  Это последняя попытка взяла своё начало в 2015 году, когда во главе турко-кипрской общины встал г-н Акынджи. Последовал интенсивный раунд переговоров, который завершился встречей в Швейцарии в недавнем времени в этом году**. Что касается внутренних аспектов «Кипрской проблемы», то здесь между Президентом Анастасиадисом и лидером турко-кипрской общины удалось добиться довольно значительного сближения. Было условлено, что швейцарские встречи будут посвящены тем вопросам, которые, по моему мнению, препятствуют решению «Кипрской проблемы» – это вопрос о гарантиях и вопрос безопасности.

К сожалению, из трёх держав-гарантов, каковыми являются Греция, Великобритания и Турция, Турция продолжает настаивать на сохранении права, которое было согласовано в совершенно другую историческую эпоху - в конце 50-х - начале 60-х годов XX века о том, что Анкара имеет право одностороннего военного вмешательства на Кипре. И как вы знаете, в 1974 году, воспользовавшись этим предлогом, Турция совершила вторжение и с тех пор оккупирует треть территории Кипра на севере. Эта настойчивость Турции в том, чтобы сохранить право военного вмешательства и содержать военный контингент на острове, является той причиной, которая до сих пор не позволяет решить «Кипрскую проблему». Есть и другие проблемы, и другие разногласия, но самой главной - является именно эта.

В плане сохранения гарантий, Турция является международно изолированной, поскольку другие державы, например, Греция - уже заявила, что она не стремится сохранить это право и не хочет выступать в качестве гаранта. Великобритания тоже заняла конструктивную позицию и говорит о том, что если будет достигнуто соглашение, то Лондон также не будет стремиться к сохранению гарантий. Анахроничный характер этих гарантий был подтверждён и ООН, и Евросоюзом, и действительно, кажется очень странным, когда страна – член ЕС принимает гарантии от какой-то третьей страны. И наш Президент г-н Анастасиадис сделал такое предложение: поскольку само сохранение гарантий порождает чувство небезопасности у греко-кипрской общины, но чтобы и турко-кипрская община не имела такого ощущения небезопасности, - заменить эту систему гарантий со стороны третьих стран какой-то другой системой гарантий безопасности. Например, при участии Совета Безопасности ООН, но чтобы эти гарантии носили больше полицейский характер. Конечно, кроме этой проблемы существуют и другие вопросы – это и территориальная проблема, и вопросы переселенцев из Турции, но именно вот этот вопрос о гарантиях и безопасности стал главным, который привёл к неудаче встреч и переговоров в Швейцарии.

Президент Республики Кипр г-н Анастасиадис неоднократно заявлял, что он всемерно готов к возобновлению диалога в рамках ООН, в пределах тех шести параметров, которые определил Генеральный секретарь ООН. Однако, по завершении швейцарских встреч турецкая сторона стала заявлять, что уж коль ничего не получается, то можно пожалуй, попробовать решить проблему вне рамок ООН, задействовать план «В». Этот факт демонстрирует, что Турция не очень-то и стремится к переговорам и не стремится достичь какого-либо соглашения. На следующей неделе Президент Кипра Анастасиадис встретится с Генеральным секретарем ООН и вновь повторит ему о своей готовности к диалогу в тех рамках, которые определил сам Генеральный секретарь ООН. Но если с турецкой стороны не будет проявлено такого же желания и такого же стремления возобновить диалог, то вы понимаете, что сделать это будет невозможно. Хотел бы отметить, что желанием Никосии является возможность включить в этот процесс Совет Безопасности ООН и все пять постоянных членов СБ ООН. Если будет достигнуто решение, то мы хотели бы, чтобы все члены СБ ООН участвовали в процессе наблюдения за обеспечением безопасности. Для нас это очень важно.

«Международная жизнь»: Г-н Зинон, Вы упомянули о плане «В», который на запасной случай имеет Турция, а на дипломатическом языке план «В» означает, как правило, силовое решение проблемы. Что имеется в виду под планом «В» в данном случае?

А.Зинон: Нет, таких признаков мы не наблюдаем, здесь имеется в виду несколько другое. Прежде всего, это либо интенсификация усилий по международному признанию так называемой «Турецкой Республики Северного Кипра», либо же по её интеграции в Турцию. Однако такие планы вызывают достаточно резкое неприятие самих турко-киприотов, и недавно г-н Акынджи заявил, что «мы не хотим стать какой-то 80-ой провинцией Турции». Как Вам известно, режим Турции, режим Р.Эрдогана осуществляет практически полный контроль над так называемой «Турецкой Республикой Северного Кипра», включая, политический, экономический, и в последнее время - даже религиозный аспекты. Поэтому у г-на Акынджи весьма ограниченные возможности для самостоятельности.  И здесь я как раз хотел подчеркнуть этот момент, что существенное решение по «Кипрскому вопросу» осуществляется не г-ном Акынджи на Кипре, а г-ном Р.Эрдоганом и его режимом в Анкаре.

«Международная жизнь»: Вопрос о развитии энергетики на Кипре, как руководство страны расставляет приоритеты по отраслям энергетики и отчего это зависит?

А.Зинон: Как Вам известно, в последние годы в исключительно экономической зоне Кипра были обнаружены запасы углеводородов, в частности, запасы природного газа. Несколько лет назад мы начали предпринимать попытки разграничения наших экономических зон с соседними государствами. Здесь я имею в виду Египет, Израиль и Ливан.  Наши соглашения с этими странами были подготовлены в рамках конвенции ООН по морскому праву. Подчеркну, что мы в своих правовых документах полностью учитываем положения международного права. У нас существует полная юридическая ясность в отношениях, поэтому все крупные международные энергетические компании, которые занимаются добычей углеводородов, нефти, они должны знать и понимать, что мы действуем исключительно на международно-правовой основе. Это привело к тому, что в нашей исключительной экономической зоне начали работать такие крупные мировые компании, как Exxon Mobil (США), Qatar Petroleum (Катар), ENI из Италии и Total из Франции, а также Noble Energy из США.

Подтверждённые запасы природного газа были найдены на одном из участков, который находится в исключительной экономической зоне Кипра. И сейчас мы ведём с Египтом переговоры о том, чтобы добытый там природный газ мог поступать на египетский рынок. Где-то полтора года назад Египет разведал в своей экономической зоне очень крупное месторождение газа, которое получило название Зор. Это месторождение находится приблизительно на расстоянии шести километров от исключительной экономической зоны Кипра. Этот факт создал такую почву для предположений и надежды, что это месторождение, (оно является подводным), что оно простирается и в сторону, которая является исключительной экономической зоной Кипра. Факт обнаружения этого крупного месторождения вновь пробудил интерес со стороны иностранных компаний, которые стали было утрачивать «вкус» к обнаруженному месторождению газа, но сейчас он (их интерес) вновь пробудился. Total ушла и вернулась, начав разведку и бурение. Оказалось, что себестоимость и добыча газа не препятствуют тому, чтобы вести коммерческую эксплуатацию этого месторождения. 

Дело в том, что бурение Total проводила в июне нынешнего года. А в августе вышли результаты по итогам этого исследования, и оказалось, что там не всё коммерчески выгодно, но ведь месторождения не останавливаются у границ чисто экономической зоны. Они могут простираться в любом направлении. Поэтому продолжаются попытки исследования, бурение, и есть надежда, что на каких-то прилегающих участках могут быть обнаружены месторождения, которые будут представлять коммерческую ценность. Учитывая такую ситуацию, итальянская компания ENI собирается предпринимать исследовательские работы на участках, прилегающих к данному району. Кроме того, Exxon Mobil в сотрудничестве с Qatar Petroleum собираются во второй половине 2018 года вести разведывательные бурения. Таким образом, процесс продолжается.

«Международная жизнь»: В этой связи, каково ваше видение ситуации в энергетической области в районе восточного Средиземноморья?

А.Зинон: По оценке американских специалистов, общие объемы газа в восточном Средиземноморье, т.е. не только на Кипре, но и в Египте, в Израиле, в Ливане -  превышают 345 триллионов квадратных футов. И мы хотели бы в сотрудничестве со странами региона обслуживать этими запасами не только Европу, но и страны Ближнего Востока. Например, в Иордании нет газа, т.е. рынки есть, но мы хотели бы работать в сотрудничестве, вместе. Конечно, этот план очень амбициозный. Два-три года назад мы начали готовить политическую почву под этот проект. Он является долгосрочным. Но мы стараемся заключать трехстороннее сотрудничество – с одной стороны Греция и Кипр – страны ЕС, а с третьей стороны либо Израиль, либо Ливан, либо Палестина или Египет. И здесь помимо чисто коммерческого характера сотрудничества действует такой аспект, как энергетическая безопасность для Европы и Ближнего Востока. Кроме того, такое сотрудничество создаёт ощущение безопасности и стабильности, процветания, экономического роста в регионе Ближнего Востока. Приблизительно как-то так начинался и Евросоюз после Второй мировой войны.

Поскольку Вы спрашивали более конкретно, то у нас есть два плана. Они пока находятся на очень ранней стадии проработки. Первый трубопровод, который называется «East Med», который бы предусматривал транспортировку природного газа из Израиля на морской шельф Кипра через Крит, материковую Грецию, дальше в Италию и далее в центр Европы. Этот проект был признан целесообразным со стороны ЕС, который собирался участвовать в его финансировании. Некоторое время назад были проведены встречи с участием представителей Египта, Греции, Израиля и Кипра с участием европейского комиссара по вопросам такого сотрудничества. Другой проект «Евразийский интерконнектор» касается электроэнергии, предполагает энергетическое сопряжение сетей Израиля, Кипра и Греции.

«Международная жизнь»: Планируете ли Вы привлекать российских специалистов к этим проектам?

А.Зинон: В прошлом тендере участвовали российские компании. В частности газовая компания «Новатек», но «не срослось». Конечно, мы бы были очень довольны, если бы россияне участвовали.

«Международная жизнь»: На предстоящую Генассамблею ООН с каким пакетом предложений едет Республика Кипр?

А.Зинон: Традиционно со дня основания Республики Кипр в генеральных ассамблеях ООН участвует глава государства, т.е. страна представлена на самом высоком уровне, и наша делегация в воскресенье (17.09.2017) готовится отбыть в Нью-Йорк. Но к сожалению, в течение более чем сорока лет главной нашей темой является «Кипрская проблема», и ГА даёт возможность нашему президенту и министру иностранных дел провести «на полях» ГА ООН двусторонние встречи с президентами и министрами иностранных дел, обсуждая при этом как двусторонние вопросы, так и информируя их по «Кипрской проблеме», продвигая нашу информацию на эту тему. Как и в предыдущие годы, в списке тех, с кем намерен встречаться наш президент, обязательно присутствует г-н Лавров – глава МИД России.

У Кипра в системе ООН есть некая специфичность: с одной стороны он является членом ЕС, а с другой – географически он принадлежит к группе азиатских стран. Именно такой двойной статус ему даёт определённые преимущества с тем, чтобы действовать и в одном, и в другом направлении. Повестка дня ГА ООН очень обширна. Но мы будем уделять повышенное внимание тем вопросам, которые считаем наиболее существенными для нас, для региона, для международной ситуации в мире. Прежде всего, это вопросы терроризма, насильственного экстремизма и радикализации. Это та рана, которая болит у всего мира – и в вашей стране, и в Европе, и по всему миру мы видим, что происходит. Мы должны интенсифицировать усилия  для того, чтобы вместе противостоять этому злу. Вопрос о мигрантах и беженцах для нас особенно важен, поскольку географически мы находимся  в том месте, через которое проходят все потоки мигрантов и беженцев. Хотя Кипр и не является, как правило, конечной точкой, в которую направляются незаконные мигранты. Но есть масса близлежащих стран, которые подверглись массовому наплыву мигрантов и беженцев - те же Италия, Греция. Это острая проблема, и надо вместе думать, как её решать.

Очень важный вопрос – это изменение климата. Вы прекрасно видите, что происходит в Западном полушарии. На Кипре, хотя и в меньшей степени, но тоже ощущается определённое влияние. Кипр ратифицировал Парижское соглашение по климату. Считаю, что это очень важно. Кроме того, есть еще повестка 2030 года по устойчивому развитию.  Вопрос реформирования ООН нас тоже очень занимает, в частности, вопрос о реализации решений, которые принимает СБ ООН, вопрос о миротворческих операциях – всё это для нас представляет особый интерес. И, безусловно, это и региональные, и ближневосточные проблемы, и сирийская проблематика. И не хватало нам всего этого, как подоспел Пномпень*, который создаёт новые и исключительно тревожные проблемы.

Спасибо, г-н Зинон.  

 

* 13 сентября 2017 г. Вашингтон ввёл визовые санкции в отношении Камбоджи, Эритреи, Гвинеи и Сьерра-Леоне за отказ принимать высланных из США граждан.

** Женева, июнь-июль 2017 г.

Ключевые слова: Кипр

Версия для печати