Китайские эксперты о кризисе вокруг КНДР

00:01 08.09.2017 Андрей Кадомцев, политолог


Китай является той державой, в руках которой находится ключ к решению кризиса вокруг Северной Кореи. Эту точку зрения разделяют многие, в том числе, и нынешнее руководство Соединенных Штатов. Минувшей весной, президент Трамп высказывал уверенность относительно того, что именно Пекин способен внести решающий вклад в урегулирование конфликта в интересах региональной и международной стабильности. Однако уже к середине лета, «разочарование» Белого дома северокорейской политикой КНР породило волну слухов о подготовке санкций и даже полноценной «торговой войны» Америки против Китая - «в наказание за бездействие» Поднебесной. Каковы же мотивы китайской политики на Корейском полуострове?

Сайт американского издания The National Interest опубликовал[i] интересный аналитический обзор мнений китайских экспертов в области международных отношений о кризисе вокруг КНДР. Публикацию подготовил профессор Военно-морского колледжа США в Ньюпорте Лайл Дж. Гольдштейн (Lyle J. Goldstein) по материалам аспиранта шанхайского университета Fudan Чжоу Сяоцзя (Zhou Xiaojia)[ii].

Отношение Гольдштейна к приведенному им обзору довольно противоречиво. С одной стороны, в материале Чжоу Сяоцзя представлены все основные точки зрения китайского экспертного сообщества относительно позиций КНР и США по северокорейской проблеме. С другой, сам автор обзора, Чжоу, признает невозможность дать адекватную оценку степени влияния китайского академического сообщества на внешнюю политику КНР. Не ясно даже, существует ли такое влияние в принципе. Кроме того, некоторые тексты, проанализированные в статье китайского аспиранта, опубликованы несколько лет тому назад. Наконец, в обзоре Чжоу отсутствуют материалы целого ряда ведущих экспертов-международников Китая[iii].

Тем не менее, работа Чжоу Сяоцзя предоставляет «редкую возможность» ознакомиться с неофициозной китайской точкой зрения на весь комплекс стратегических проблем Корейского полуострова.

Первопричины нынешнего кризиса, по мнению китайских аналитиков, носят комплексный характер. Одной из главных предпосылок являются имманентные противоречия интересов Китая и США. Две главные проблемы Корейского полуострова – денуклеаризация и сохранение стабильности. США традиционно отдают предпочтение первому вопросу, в то время как Китай больше заинтересован во втором. В результате, Пекин готов признать право КНДР на развитие гражданской («мирной») атомной программы, в то время как Вашингтон выступает категорически против.

Другая причина разногласий - неготовность Китая принять военное решение вопроса Северной Кореи. Ряд китайских аналитиков уверены в готовности своей страны пойти для этого на любые меры, вплоть до «контрудара». Такая позиция Пекина - «главное препятствие» на пути силовых планов США ликвидировать или поменять режим в КНДР. По мнению же ряда китайских наблюдателей, смена режима в Пхеньяне совершенно неприемлема для КНР. Поскольку это означало бы появление военного потенциала США буквально в шаге от китайской границы, т.е. утрату «стратегического буфера». Таким образом, остается неясным, существует ли принципиальная возможность достижения согласия КНР и США по северокорейскому вопросу.

Третья важнейшая причина нынешнего обострения - отсутствие доверия между участниками шестисторонних переговоров по проблеме Корейского полуострова. А также эффективных механизмов принуждения к выполнению возможных соглашений. Кроме того, уже прошедшие раунды переговоров продемонстрировали тенденцию к превалированию интересов более сильных участников над более слабыми, что приводит к усилению отчуждения последних. Наконец, резкое неприятие применения силы при разрешении конфликта демонстрируют не только Китай и Россия, но и Южная Корея.

Ряд китайских аналитиков придерживаются полярных позиций по вопросу о том, кто – Вашингтон или Пхеньян, несёт основную ответственность за обострение ситуации на Корейском Полуострове. Одни возлагают вину на администрацию Джорджа Буша-младшего, общий агрессивный вектор которой спровоцировал нервозность Пхеньяна. В результате, руководство КНДР начало рассматривать обладание ядерным оружием как единственную гарантию своего физического выживания. Политика же президента Барака Обамы, направленная на расширение присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, лишь усугубила ситуацию. Наконец, даже менее критически настроенные в отношении США китайские эксперты убеждены, что линия на развитие диалога с Северной Кореей никогда не пользовалась в Вашингтоне достаточной поддержкой. В значительно мере потому, что «проблема КНДР» есть лишь инструмент американской политики в регионе Восточной Азии в целом.

Те исследователи, которые считают главной причиной обострения политику КНДР, называют в качестве первопричины особенности внутриполитической ситуации в Северной Корее. В первую очередь, традиционную для семьи Ким ставку на военную силу. Вместе с тем, такой подход находит понимание у многих китайских экспертов. Ведь после окончания Холодной войны Пхеньян оказался один на один перед лицом вызовов своей безопасности. Ни Китай, ни Россия, не готовы разместить свои войска на территории КНДР, или предоставить ей свои ядерные гарантии. Таким образом, ракетно-ядерная программа Северной Кореи нацелена не только на укрепление национального суверенитета (особенно в свете событий в Ираке и Ливии), но и призвана стать важным аргументом в разговоре с США (включая возможные будущие переговоры). 

Редким диссонансом звучит точка зрения Лян Юньсяна (Liang Yunxiang [梁云祥]), который возлагает по крайней мере часть вины за корейский кризис и на Пекин. По мнению Ляна, стремление Пхеньяна к обладанию ядерным оружием отчасти продиктовано двусмысленной политикой Китая. С одной стороны, Пекин не оказывает прямой военной поддержки КНДР и открыто выступает против её ракетно-ядерных амбиций. С другой – отказывается дать согласие на применение силы против Пхеньяна. При этом, признавая «совершенно негативный» характер влияния политики КНДР на китайские интересы, Лян приходит к выводу, что КНР просто не может прекратить поддержку Северной Кореи. Тем более, что, по его мнению, угроза американским интересам со стороны Пхеньяна, способна «снизить политическое давление США на Китай».

Каковые же рекомендации китайских экспертов? Выделяются три основных подхода. Первый – предоставлять КНДР ограниченную поддержку. Второй – оказывать Северной Корее полномасштабную помощь (favoring North Korea [朝鲜优先]). Третий – прервать все связи с Пхеньяном. Большинство экспертов, представленных в обзоре Чжоу, склоняются к первому подходу. При этом, политика Пекина должна быть направлена на решение двух взаимосвязанных задач. Не допустить краха КНДР, с одной стороны, но и не позволить Пхеньяну пойти на сближение с США, Японией или Южной Кореей, с другой.

По мнению сторонников ограниченной поддержки, отношения Китая и КНДР должны эволюционировать от «особых» к более изощренным - «нормальным». Пекин должен выступать в роли «ответственной великой державы», которая иногда поддерживает Пхеньян, а иногда нет. «Кнут» (минимизация военных связей и даже односторонние санкции против КНДР при определенных обстоятельствах) и «пряник» (развитие политических и экономических отношений) по-китайски должны быть недвусмысленно осязаемы, но не нарочиты. «Гибкая» политика КНР не должна провоцировать ни враждебности Пхеньяна в отношение Китая, ни ощущения загнанности в угол у северокорейского руководства. Вовлечение Пекина в военный конфликт КНДР и США абсолютно не приемлемо.

Сторонников расширения поддержки Пхеньяна гораздо меньше. По мнению одного из них, Янь Сюэтуна (Yan Xuetong), в настоящее время Китай стоит перед простой дилеммой. Обладающая ядерным оружием КНДР, которая не враждебна Китаю, и ядерная Северная Корея враждебная КНР. Поскольку, как полагает Янь, у Пекина нет реальных способов заставить КНДР отказаться от разработки ракетно-ядерных вооружений, дальнейшая поддержка Пекином международных санкций против КНДР способна лишь ухудшить двусторонние отношения. Следовательно, если Китай хочет добиться ядерного разоружения КНДР, он должен предоставить Пхеньяну свои ядерные гарантии безопасности. Некоторые сторонники подобной точки зрения идут еще дальше, предлагая добиваться аналогичных гарантий безопасности для Северной Кореи и со стороны России.  Другой, «более простой», вариант – поддержать ядерные амбиции Пхеньяна.

Напротив, сторонники разрыва отношений с КНДР полагают, что идея признания ядерного статуса Северной Кореи равносильна подстрекательству Пхеньяна к созданию ядерного оружия. КНДР намеренно нагнетает напряженность на Корейском полуострове, и наносит, таким образом, существенный вред интересам Китая. Поэтому КНР должна радикально сократить, а, возможно, и полностью прервать поставки помощи Северной Корее, а также усилить санкции. Китай должен быть готов к любому развитию событий, включая военный конфликт КНДР и США. Кроме того, нельзя допустить, чтобы Пхеньян, «как прежде», решал свои политические задачи посредством провоцирования противоречий между Китаем и Россией.



[ii] http://www.cqvip.com/qk/82051x/201703/672517942.html “The North Korean Nuclear Issue and the Perspectives of Chinese Scholars” [朝鲜核问题与中国学者的观点], - «Peace and Development» [和平与发展], May/June 2017 issue (No. 3).

[iii] Например, Shen Dingli, Jin Canrong, Wang Jisi, Wang Junsheng и Zhang Liangui.

Ключевые слова: Китай КНДР

Версия для печати