Российско-японское сближение

21:27 01.09.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: ok.ru

Несмотря на то, что за последние несколько лет в российско-японских отношениях наметились положительные тенденции, прочными их назвать нельзя. Для экономического сотрудничества из-за падения цен на нефть российские проекты недостаточно привлекательны. Для политического – отсутствуют предпосылки к решению ключевых вопросов (спорные территории и мирный договор), а также сильно отличаются взгляды на обеспечение безопасности на Корейском полуострове.

В преддверии Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке дискуссионный клуб «Валдай» выпустил доклад «Российско-японское сближение: возможности и ограничения». На презентации доклада выступили авторы Анна Киреева и Андрей Сушенцов, а также приглашенные эксперты: заведующий кафедрой востоковедения МГИМО МИД РФ Дмитрий Стрельцов и старший представитель японского банка JBIC Тайсукэ Абиру. Основные цели доклада: понять насколько долговременна положительная тенденция в российско-японских отношениях и выявить существующие и потенциальные препятствия.

Позиция Японии

По словам авторов доклада, инициатива сближения была выдвинута Японией. В 2013 году в ходе визита Синдзо Абэ в Москву лидеры двух стран договорились запустить переговоры по мирному договору и диалог в формате «2+2» с участием министров иностранных дел и обороны России и Японии. На предыдущем ВЭФ в 2016 году японский премьер-министр предложил план по совместному развитию Дальнего Востока из 8 пунктов (среди них развитие городской инфраструктуры, «умные города», поддержка малого и среднего бизнеса, передовые технологии, энергетика и гуманитарные обмены). Кроме того, он создал пост министра по экономическому сотрудничеству с Россией, чтобы стимулировать японский бизнес разрабатывать совместные проекты.

По мнению Анны Киреевой, главными факторами сближения стали:

  • цель Синдзо Абэ решить территориальный вопрос;

  • стратегия на усиление роли Японии как регионального лидера путем диверсификации внешнеполитического курса;

  • политика безопасности (не допустить союза России и Китая на антияпонской основе);

  • желание Дональда Трампа улучшить отношения с Россией;

  • сотрудничество по вопросам безопасности на Корейском полуострове.

Ограничения сотрудничества между Россией и Японией:

  • стратегическая ориентация Японии на альянс с США в области безопасности;

  • негативный имидж России в Японии;

  • стереотип о светской оккупации японской территории;

  • отсутствие инвестиционной привлекательности российских проектов для Японии (сложность российского бизнес-климата, узость рынка на Дальнем Востоке);

  • Япония не согласна проводить деятельность на Курильских островах под юрисдикцией России;

  • территории опережающего развития (ТОР) «Южные Курилы», где могут наравне с Японией участвовать и другие инвесторы;

  • модернизация российской армии и милитаризация Курильских островов;

  • различие позиций по отношению к кризису на Корейском полуострове (Япония поддерживает США, позиция России близка к КНР).

«То, что Япония согласилась обсуждать совместную экономическую деятельность – это уже является очень серьезным шагом для японского правительства», –  заметил Тайсукэ Абиру. Он опасается, что решение российского руководства привлечь в ТОР других участников может создать серьезные препятствия для двустороннего соглашения о совместной экономической деятельности. Более того, по словам японского специалиста, цены на нефть не способствуют заключению крупных договоров между Россией и Японией в энергетической сфере. «Стратегическое партнерство невозможно без укрепления доверия, мы пока не достигли того уровня, когда можем спокойно обсуждать животрепещущие вопросы (заключение мирного договора и территориальный спор)», – заключил Тайсукэ Абиру.

Позиция России

Андрей Сушенцов считает, что сближение двух стран стало возможным благодаря тому, что в ответ на японскую инициативу Владимир Путин заявил, что Россия привержена Советско-японской декларации 1956 года, согласно которой СССР «в качестве жеста доброй воли» был готов передать Японии острова Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора. Автор доклада также привел слова российского президента о том, что обсуждение вопроса спорных территорий возможно при условии создания благоприятной атмосферы, которая позволит без политизации обсуждать эту проблему. Как говорится в докладе, российская позиция противоречит японским ожиданиям.  Если Сидзо Абэ стремиться решить вопрос спорных территорий в течение своего пребывания у власти, то Россия откладывает решение проблемы на более длительный срок. Как пример в статье приводится урегулирование территориального спора с КНР, которое продолжалось 10 лет. По словам Андрея Сушенцова, Россия заинтересована в японских инвестициях в Дальний Восток и хочет диверсифицировать экономические связи в регионе. При этом он подчеркнул, что, несмотря на важность урегулирования территориального спора, Россия не приемлет давления и политизации этого вопроса с японской стороны.

Дмитрий Стрельцов обратил внимание на снижение идеологических мотивов и рост прагматизма во внешней политике Японии и России. Как замечает эксперт, национальные интересы начинают отстаивать, пользуясь теорией малых дел. Он считает, что заключение мирного договора и решение территориального спора отсутствуют в двусторонней повестке, тем не менее, страны могут снижать уровень угроз за счет диверсификации внешней политики: «Этому способствует еще и то, что США на протяжении многих лет ослабевают, их уровень венного и политического присутствия в Восточной Азии снижается, для Японии повышается значение третьих стран». Отношения с Японией как с участницей G7, по мнению Дмитрия Стрельцова помогут преодолеть конфронтацию с остальными членами «семерки». Кроме того, он отметил: «Сотрудничество с Японией имеет самостоятельную ценность, в России уже понимают восточноазиатские страны (Китай, Япония, Южная Корея) будут определять лицо будущей экономики и политики». Говоря о ближайших перспективах российско-японского сближения, он выразил сомнение в том, что в преддверии президентских выборов в 2018 году диалог с Японией (в том числе и по вопросу спорных территорий) будет воспринят в России положительно.

Перспективы сближения

Эксперты пришли к общему мнению, согласно которому в Японии и России сближение двух стран не поддерживается большинством населения. Нет заинтересованности ни экономических, ни политических групп. Для Японии это связано с негативным имиджем России и стереотипом о советской оккупации Курильских островов. Для России – с нежеланием обсуждать проблему спорных территорий. Кроме того, у обеих стран есть гораздо более важные отношения (у Японии – с США, у РФ – с КНР), которыми они не готовы рисковать ради сближения. Это во многом определяет коренное расхождение взглядов на безопасность на Корейском полуострове. Все выступившие в своих наблюдениях назвали нынешнюю положительную тенденцию в двусторонних отношениях «хрупкой», так как держится она лишь на личном расположении и взаимном доверии двух лидеров. Владимир Путин и Синдзо Абэ, по словам экспертов, идут «против течения». Когда политическая конъюнктура возьмет верх над прагматическим сотрудничеством, отношения вновь ухудшатся. Так уже было, когда в 2014 году «сближение» России и Японии прервалось антироссийскими санкциями.