Улан-Батор выступает за укрепление российско-монгольских отношений

12:51 01.09.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Монголия намерена поднять уровень отношений с Россией до уровня отношений с Китаем (1). Китай для Монголии – окно в Азию, Россия – окно в Европу. Улан-Батор хочет сделать так, чтобы оба окна не исключали, а дополняли друг друга (2).

Пекин остаётся главным экономическим партнёром Улан-Батора, поглощая львиную долю монгольского экспорта (около 80%) и занимая первое место по объёму импорта в Монголию (30%) (3).

В отношениях с Монголией Китай делает акцент на горнодобывающей промышленности, имеющей для Монголии стратегическое значение. Появился негативный термин «Минеголия» - искаженное от «Монголия», указывающий на зависимость страны от экспорта минеральных ресурсов, основным потребителем которых остаётся Китай.

Сотрудничеством с Россией Улан-Батор стремится уравновесить китайское экономическое влияние, но было бы ошибкой усматривать в этом только экономическую составляющую. За экономикой здесь скрывается геополитика, что заставляет воспринимать Монголию не как объекта экономической экспансии соседних государств, а как регионального игрока, стремящегося играть активную субъектную геополитическую роль в Северо-Восточной Азии.

Границы Монголии практически совпадают с границами Внутренней Азии, геополитически важного пункта в составе более масштабного Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Пошаговый план Улан-Батора: нарастить влияние в Северо-Восточной Азии, чтобы вписаться в более широкий политико-экономический контекст в рамках АТР.

Для Монголии страны Северо-Восточной Азии (Южная Корея, КНДР, Япония, Китай, Тайвань) – ворота в АТР. Перекос отношений в пользу одной из них приведёт к внешнему контролю над передвижениями Монголии через эти ворота, существенно ограничит её экономический суверенитет.

Российско-монгольские отношения следует также рассматривать в контексте стремлений Улан-Батора выйти на рынки стран АТР и подключиться к китайскому инфраструктурному проекту «Один пояс, один путь». Для этого монгольской стороной сформулирован проект «Степной путь», предполагающий развитие энергетической и транспортной инфраструктуры Монголии как географически  связующего звена между Китаем и Россией.

В первую очередь Улан-Батор заинтересован в развитии сети железнодорожных и автомобильных дорог между Монголией и Россией, экспорте мяса, кож и шерсти на российский рынок, развитии энергетической инфраструктуры, вплоть до интеграции энергосистем двух государств (4).

Для эффективной реализации планов по выходу на рынки стран АТР Монголии необходимо сотрудничество с Пекином для расширения транспортных коридоров  через восточный Китай в Южную Корею, и, далее, в Японию и АТР, куда Монголия могла бы поставлять минеральное сырьё и продукцию животноводства, урезая, таким образом, монополию Китая. Пока выход монгольских товаров на рынки АТР остаётся далёкой перспективой, но задумываться над нею монгольское руководство начинает уже сегодня.

Здесь Улан-Батор вновь сталкивается с необходимостью поиска баланса сил для уравновешивания влияния Китая с целью добиться от последнего содействия в прокладке транспортных путей из Монголии в АТР. На полях Восточного экономического форума (Владивосток, 6-7 сентября 2017 г.) президент Монголии Х. Баттулга обсудит перспективы экономического взаимодействия с Японией и Южной Кореей (5).

Задача монгольского президента – поставить Пекин в такую позицию, при которой у него не будет иного выхода, кроме как участвовать в инфраструктурных проектах, выдвинутых монгольской стороной, ибо неучастие в них обернётся для Китая экономическими и политическими потерями.

Активизация сотрудничества с Токио и Сеулом нацелена как раз на это, в то время как Китай ситуативно заинтересован в частичном консервировании монгольской экономики в её текущем состоянии, с сохранением контроля китайского капитала над стратегически важными отраслями (горнодобывающая, транспортная). 

Складывается ситуация, когда у России появляется шанс существенно нарастить объёмы сотрудничества с Монголией. Бесконечно такая ситуация длится не будет, так как монгольской стороной положены четкие ограничения на партнёрство с соседями во избежание нарушение баланса сил.

Учитывая стратегически важное  положение Монголии, желающих углубить с нею сотрудничество предостаточно (США, ЕС, Япония, Южная Корея, Иран, Индия, Турция). США и ЕС выступают больше как политические, а не экономические партнёры. Отношения с Монголией Японии, Южной Кореи, Индии зависят от динамики их отношений с Китаем.

При этом Япония и Южная Корея хотели бы усилить своё присутствие в монгольской экономике. Индия добавляет к отношениям с Монголией духовную составляющую, рассматривая её в качестве северного полюса буддизма у противоположных от Индии рубежах конфуцианского Китая.

Российско-монгольские отношения обогащены солидным позитивным историческим багажом, актуальным для обеих сторон, о чем монгольский президент особо указал в своём интервью (2).

Необходимо использовать этот потенциал, чаще говорить об общности исторических судеб Монголии и России, подкрепляя примерами из недалекого исторического прошлого. В частности, Х. Баттулга говорил о важности сохранения памяти о победе советской и монгольской армий на Халхин-Голе в 1939 г.

Смежная тема – популяризация русской культуры и русского языка в Монголии, как одного из аспектов укрепления российско-монгольских связей. Ощущается необходимость увеличения информационной продукции российских СМИ на монгольском языке, освещающих в достаточно полной мере весь спектр отношений двух стран, от исторических до экономических.

Симбиоз экономики и культуры послужит дополнительной скрепой российско-монгольских отношений, о необходимости углубления которых Улан-Батор говорит внятно и определённо.

 

1)    http://asiarussia.ru/news/17435/

2)    http://www.mongolnow.com/batt-tass-18.html

3)    http://www.china-briefing.com/news/2017/01/06/china-mongolia-relations.html

4)    http://asiarussia.ru/news/17454/

5)    https://forumvostok.ru

Ключевые слова: КНР РФ Монголия АТР Северо-Восточная Азия

Версия для печати