США – Китай: торговая война началась?

14:42 18.08.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


США уже находятся в состоянии «экономической войны» с Китаем. Данное заявление, озвученное в интервью изданию The American Prospect главным стратегом новой американской администрации Стивом Бэнноном, весьма точно характеризует настроения, господствующие в настоящее время в Белом доме. По словам одного из самых приближенных к президенту Дональду Трампу аналитиков, занимающего должность старшего советника по политическим и стратегическим вопросам, США уже в ближайшее время предпримут против Пекина «агрессивные торговые действия».

Старт новому витку противостояния Вашингтона и Пекина в торгово-экономической области был дан 11 августа в ходе телефонного разговора Дональда Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина. Тогда президент США пообещал, что уже в ближайшие дни инициирует официальное расследование действий Китая в международной экономической сфере. Среди основных (но не единственных) пунктов обвинения - нарушение прав американской интеллектуальной собственности и незаконная передача технологий.  Данные действия подпадают под положения Закона США о торговле от 1974 года, и соответствующее досье в настоящее время прорабатывает представитель США по торговым переговорам Роберт Лайтхайзер. В частности, раздел 301 данного документа позволяет президенту США вводить санкции против стран, нарушающих международные торговые договоры. В настоящее время Роберт Лайтхайзер рассматривает вопрос подачи торговых жалоб на применение Китаем демпинговой практики в торговле сталью и алюминием. Согласно информации вашингтонских источников, в случае, если Белый дом придет к положительному выводу по вопросу о нарушении Китаем требований вышеуказанного закона, администрация Трампа немедленно и «значительно» повысит американские тарифы на ввоз китайских товаров. [vestifinance.ru]

Особую остроту ситуации придает то обстоятельство, что торговая война между США и Китаем развивается на фоне северокорейской ядерной проблемы – которую и Вашингтон, и Пекин явно пытаются использовать в своих интересах. В Китае не сомневаются, что президент Трамп ужесточил свою риторику в адрес Пхеньяна с единственной целью дестабилизировать обстановку в регионе и тем самым нанести удар по финансово-экономической стабильности Китая и в целом валютно-финансовых институтов Юго-Восточной Азии. Не случайно в первой половине августа – когда ситуация вокруг КНДР значительно обострилась – рынки Юго-Восточной Азии испытали сильнейшее потрясение после 2011 года. В частности, сводный фондовый индекс региона MSCI Asia Pacific за неделю упал на 2,5%, а китайский Shanghai Composite за один день 11 августа снизился на 1,45%. (vestifinance.ru)

В Вашингтоне также указывают на наличие связи между ухудшением ситуации вокруг северокорейской ядерной и ракетной программ и углублением торговых противоречий США и КНР – однако обвиняют в этом Пекин. «Мы находимся в экономической войне с Китаем. Один из нас будет гегемоном через 25 или 30 лет, и это будут они, если мы пойдем по этому пути. В Корее они просто отвлекают нас. Это просто показуха», - подчеркнул в вышеупомянутом интервью Стив Бэннон. (vestifinance.ru)

Безусловно, повышение американских тарифов на ввоз китайских товаров может оказать существенное влияние на динамику двустороннего товарооборота – объемы которого в настоящее время составляют порядка 600 млрд. долларов в год. США являются ведущим экспортным партнером Китая, опережая «специальный административный район» Гонконг, Японию и Южную Корею. К тому же в настоящее время негативные процессы развиваются в китайском финансовом секторе – в частности, идет активное наращивание объемов «плохих кредитов». «Все знают, что у Китая проблема с кредитами, но часто забывают о ее размере», - отмечает в интервью The Financial Times ведущий эксперт аналитической компании Autonomous Research Шарлин Чу. Согласно ее оценкам, к декабрю текущего года «плохие долги» китайской финансовой системы достигнут 51 трлн. юаней (7,6 трлн. долларов) - что в 5 раз выше данных официальной статистики КНР.

Однако негативные последствия торговой войны с Китаем неизбежно ощутит на себе и американская сторона. Как указывает лондонская газета The Financial Times, примерно 40% активного сальдо торгового баланса Китая в торговле с США создают американские компании, работающие в КНР, а еще 20% создают другие работающие в Китае фирмы. Если китайский экспорт подвергнется штрафным пошлинам, эти компании в итоге тоже будут наказаны, а если Китай примет ответные меры, пострадают компании с обеих сторон, - указывает издание. «То, что администрация Трампа пока не выработала стратегию действий в отношении Китая, отчасти объясняется именно такой неопределенностью. Разумный человек не станет вредить другим просто ради собственного удовольствия», - подчеркивает в этой связи декан Национальной школы развития при Пекинском университете, директор Китайского центра экономических исследований Яо Ян. (ft.com)

В случае введения американской стороной повышенных пошлин под удар попадут такие компании, как Apple Inc., которые собирают свои продукты в Китае для продажи в США и одновременно ориентируются на растущий потребительский рынок  Китая. Кроме того, значительно пострадают имеющие совместный бизнес с КНР американские сельскохозяйственные и транспортные компании, а также розничные торговые фирмы. Но что особенно важно – США лишатся преимущества в тех сферах двусторонней торговли, в которых в настоящее время имеют положительное торговое сальдо – в торговле сельскохозяйственными продуктами, а также самолетами. Сейчас США сохраняют положительный торговый баланс с Китаем в размере 17 млрд. долларов по товарообороту сельскохозяйственной продукции. На долю Поднебесной приходится около половины американского экспорта сои, а соя для США – это вторая по величине посевная культура по объемам урожая, и соответствующие посевные площади располагаются как раз в тех штатах Среднего Запада, которые на президентских выборах 2016 года активно голосовали за Дональда Трампа. Именно рост производства сои традиционно вносит ключевой вклад в обеспечение роста валового внутреннего продукта США – на который ориентируются в том числе Федеральная резервная система и другие национальные финансовые институты, вырабатывающие стратегию социально-экономического развития.

Кроме того, США сохраняют положительное сальдо торгового баланса с Китаем в размере 8 млрд. долларов в категории транспортного оборудования: Пекин является крупным покупателем американских самолетов, и, как признают американские эксперты, это, возможно, единственный сегмент производства, где США имеют конкурентное преимущество. (vestifinance.ru)

Если в результате инициированной Вашингтоном торговой войны с Китаем вышеуказанные сферы понесут потери – это серьезно девальвирует предвыборные обещания Дональда Трампа поддержать национальных производителей. Тем более, что далеки от выполнения и другие обещания 45-го президента США – в частности, инвестировать 1 трлн.  долларов в «разрушающуюся инфраструктуру Америки». Более того, государственные затраты на инфраструктуру во втором квартале текущего года снизились до 1,4% ВВП, что составляет самый низкий показатель за всю историю ведения национальной статистики. Согласно данным компании Thomson Reuters, инвестиции американских муниципальных образований за первые семь месяцев текущего года оказались почти на 20% ниже, чем за тот же период в 2016 году. (vestifinance.ru)

А вот что серьезно не пострадает в результате повышения американских импортных тарифов на китайские товары – так это китайский экспорт стали в США, доля которого в структуре соответствующего американского импорта составляет порядка 3%, уступая даже поставкам из Вьетнама.

В целом  же следует учитывать  диверсифицированность китайской внешней торговли – в экспортной структуре которого доля США в настоящее время составляет порядка 18-20%.

Согласно докладу Государственного управления валютного контроля КНР, совокупный профицит внешней торговли Китая в июле вырос на 26,9 млрд. юаней и достиг 321,2 млрд. юаней (47,8 млрд. долларов). При этом китайский экспорт растет уже пятый месяц. В июле рост составил 11,2% в годовом выражении. Это происходит на фоне замедления темпов роста импорта – 14,7% в июле против 23,1% в июне. [vedomosti.ru]

Подобная ситуация требует от всех сторон, вовлеченных в американо-китайское торгово-экономическое противостояние, взвешенных и продуманных шагов. Однако специфический бизнес-подход президента США Дональда Трампа и наличие у рассматриваемой проблемы геополитического конфликтного потенциала в виде ракетно-ядерного досье КНДР дают основания прогнозировать серьезные потрясения не только для Вашингтона и Пекина, но и для глобальной политической и финансовой системы. А это, в свою очередь, требует серьезного анализа и со стороны России.

Ключевые слова: США Китай Россия Япония экономика КНДР Юго-Восточная Азия Гонконг Си Цзиньпин Дональд Трамп финансы торговля Южная Корея торговые войны фондовые индексы

Версия для печати