Сергей Точилин: «Перед нами стоит задача создания новых неядерных производств»

15:05 01.06.2017 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Генеральный директор АО «Сибирский химический комбинат» Сергей Точилин. Фото Алексея Башкирова.

В интервью журналу «Международная жизнь» Генеральный директор «Сибирского химического комбината» Сергей Борисович Точилин рассказал об отличиях атомного реактора «четвертого поколения», опытный образец которого уже строится в России, о том, какие страны проявляют интерес к его технологиям, о международных контактах в ядерной отрасли и конкурентоспособности ядерной энергетики в мире.

«Международная жизнь»: Сергей Борисович, беседа с Вами в пределах закрытого города Северска, на одном из предприятий «Сибирского химического комбината» в составе Топливной компании «ТВЭЛ» государственной корпорации «Росатом», требует хотя бы минимального экскурса в историю объединения предприятий под названием «Сибирский химический комбинат» (СХК). 

С.Б.Точилин: Мы образованы в 1949 году как предприятие ядерно-оружейного комплекса и в полном объеме наше формирование завершилось в 1964 году. Комбинат (СХК) объединял на то момент 9 заводов, в том числе – завод по обогащению урана, который начал работать одним из первых после Уральского комбината. У нас было пять ядерных реакторов на площадке, сегодня они все закрыты. Реакторы выполнили поставленную государством задачу, поэтому сегодня в них необходимости нет, а также - в продукции, которую они выпускали. Справедливости ради надо сказать, что реакторы еще могли бы надежно и безопасно работать, поскольку, несмотря на длительную эксплуатацию, они оставались безопасными.

В нашем составе есть еще и химико-металлургический завод, который также выполнил свою  задачу. У комбината было еще два вспомогательных завода – это тепло-электроцентраль (ТЭЦ), она сегодня есть, но уже не в составе «Сибирского химического комбината», а в Госкорпорации «Росатом», где создана вертикальная структура по неядерной генерации. Поэтому ТЭЦ из контура СХК мы передали в контур ОТЭК – Объединенной Теплоэнергетической компании.

В составе СХК работал ремонтно-механический завод, который на 95% обеспечивал запасными частями реакторы. Ну, а коль нет реакторов, значит, нет необходимости в запасных частях для них. Поэтому как  большой полномасштабный завод он уже не работает, но на его базе созданы другие производства. Мы сдаем в аренду корпуса, где располагается переехавший к нам завод из Томска «Сибэлектромотор». Вот, что из себя представляет«Сибирский химический комбинат».

«Международная жизнь»: В составе группы журналистов, приглашенных ТК «ТВЭЛ»,  мы побывали на территории, где не так давно был «захоронен» первый ядерный реактор. Можно считать это событие не местного, а международного масштаба и в технологическом, и в экологическом смыслах?

С.Б.Точилин: Да, это произошло в сентябре 2015 года - впервые в мировой практике российскими атомщиками был выведен из эксплуатации промышленный уран-графитовый ядерный реактор ЭИ-2. На территории завода, где вы были (ОДЦ), на месте реактора - зеленый холм. Такая задача стоит перед нами и в последующем, т.е. все ядерные реакторы должны быть приведены в такое «зеленое», экологически чистое состояние. По мере выделения государством на это средств, задача будет выполняться. Мы отработали технологии вывода из эксплуатации реактора и его захоронения. Были проведены работы научного плана, большие изыскания, инженерные решения. Теперь будет намного проще, и в дальнейшем стоимость работ будет, конечно, меньше.  

«Международная жизнь»: Сергей Борисович, Вы говорили о девяти заводах в составе СХК, а сегодня их всего четыре, - что произошло?

С.Б.Точилин: Сегодня СХК - единственный в стране комбинат, который занимается конверсией, т.е. производит гексафторид урана (ГФУ) – это продукт для производства топлива мирной атомной энергетики. Мы в полной мере обеспечиваем потребность государства в этом продукте и на данном направлении. Более того, видим перспективу как минимум на девять-десять лет вперед и знаем, что мы эту задачу надежно выполним.

«Международная жизнь»: Если речь идет о конверсии, то она предполагает и переосмысление всей концепции СХК, и какие-то новшества?  

С.Б.Точилин: Сегодня мы переформатируем СХК. Госкорпорация «Росатом» и Топливная компания «ТВЭЛ» поставили задачу, доверив реализовать новый энергообъект. Вы там были – это опытно-демонстрационный энергокомплекс (ОДЭК). Он состоит из трех заводов (модулей), представляющих собой единый комплекс. Один из заводов будет производить топливо, второе направление – реактор; и третий – завод по переработке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). На данном этапе идет строительство первого завода – модуля фабрикации. Задача построить его в 2020 году и тогда же ввести в эксплуатацию. 

«Международная жизнь»: Топливо будет производиться для будущего реактора этого комплекса?

С.Б.Точилин: Да. В этом году мы должны получить необходимые документы от Ростехнадзора, отыграть конкурс на строительство реактора и начать подготовительные работы в этом году. В 2024 году должны завершить создание реактора БРЕСТ-ОД-300 (мВт). Аббревиатура БРЕСТ 300 (мВт) – это быстрый реактор со свинцовым теплоносителем. На нем должна быть отработана вся технология замкнутого топливного цикла. Модуль переработки – это та составная часть энергокомплекса, которая позволит замкнуть топливный цикл. То, что сегодня работает и в России, и в мире, т.е. ценные компоненты, извлекается на несколько процентов.

«Международная жизнь»: На сколько?   

С.Б.Точилин: Не более пяти. А все остальное для тех реакторов является отходами, но оно же вместе с тем является сырьем для нашей энергетики, для нашего быстрого реактора (БРЕСТ-300). Это делается не за один раз. Надо провести несколько рециклов, перегрузок – для этого и создается экспериментальный опытно-демонстрационный комплекс, чтобы отработать все необходимые технологии. 

«Международная жизнь»: А в чем суть этих рециклов? Значимость полученного в результате продукта?

С.Б.Точилин: Путём того, что несколько раз мы будем работать в этом контуре «Фабрикация – Реактор – Переработка – Рефабрикация – Переработка – Реактор…» – и так несколько циклов (до десятка) – мы все ценные компоненты из тех отходов, которые остаются от теплоэнергетики, превратим в  электроэнергию, которой мы с вами пользуемся. Государство поставило такую задачу. Мы начали ее реализовывать и научились делать то, что называется плотным топливом. Оно сегодня испытывается в реакторе БН-600 на Белоярской атомной станции на Урале. Мы уже поставили порядка 15-ти опытных сборок в этот реактор.

«Международная жизнь»: Поэтапность строительства объектов ОДЭК – это вынужденная мера (выделение финансов) или предусмотренная, логическая?

С.Б.Точилин: Эта мера соответствует поставленной задаче. Ведь реактор раньше того, чем мы произведем топливо, не нужен. Поэтому в 2020 году начнется производство топлива, в 2024 году закончится строительство реактора. К этому году произведём первую загрузку, и потом пошёл цикл работ в реакторе – перегрузка, переработка, снова рефабрикация – и вся эта наука будет делаться на площадке «Сибирского химического комбината».

Без сомнения перед нами стоит задача создания новых неядерных производств. СХК уже производит изотопы – небольшое количество. Производит пока только электролит для нужд Министерства обороны РФ для сильных источников тока. Под руководством Топливной компании («ТВЭЛ») и госкорпорации «Росатом» создано совместное предприятие по производству диоксида титана. В этом году стоит задача создать опытное производство пока на 5 тысяч тонн/год сырья и 2,5 тыс. тонн/год - готовой продукции на 10-12 рабочих мест.

«Международная жизнь»: Для чего?

С.Б.Точилин: Для того, чтобы получить технологию, отработать ее и уже за 2018-2019 гг. создать нормальное полномасштабное производство диоксида титана. Таким образом, мы выполняем сегодня федерально-целевую программу (ФЦП), находимся в графике, придерживаемся намеченных сроков.

«Международная жизнь»: В чём заключается важность диоксида титана?

С.Б.Точилин: Диоксид титана в России не производится. Россия его полностью покупает за рубежом. Это всё то белое, что нас окружает – белая краска, белая эмаль, белая бумага, белый пластик, белая блузка – все красители – это диоксид титана. Это производство сегодня организуется как совместное предприятие на площадях «Сибирского химического комбината».

Справка: http://vestkhimprom.ru/posts/rossijskij-rynok-dioksida-titana-realii-i-perspektivy

«В октябре 2015 г. государственная корпорация «Росатом» одобрила проект АО «Сибирский химический комбинат» (АО «СХК») по созданию производства диоксида титана по фторидной технологии мощностью 20 тыс. т/год. На изготовление первой партии продукции и маркетинговые исследования было решено выделить 3,6 млн. руб. После того как качество первых образцов продукции, произведенной в ТПУ(Томский политехнический университет) по заказу АО «СХК», было одобрено на нескольких заводах-потребителях, руководство АО «Сибирский химический комбинат» заявило, что в 2017 г. запустит опытно-промышленное производство объемом 5 тыс. т/год, а в 2019 г. – промышленное – на 20 тыс. т/год. Развернется производство на площадках АО «СХК».

«Международная жизнь»: Сергей Борисович, в какой продукции АО «СХК» могут быть заинтересованы зарубежные партнеры?

С.Б.Точилин: Возвращаясь к созданию опытно-демонстрационного энергокомплекса с реакторной установкой БРЕСТ-300, отмечу, что государство на площадке нашего комбината создает будущий коммерческий продукт. Этот продукт будет интересен не только российскому внутреннему рынку, но, возможно, и зарубежному. Речь идет о полном топливном цикле, замкнутом на одной площадке. Это значит, что на 42 га в данном случае будет собрано все – производство топлива, реактор, переработка и путем многократных перегрузок – замыкание этого цикла, т.е. безостановочное производство и при том - безотходное. 

Как Вы знаете, сегодня атомные станции строятся просто как атомные станции – т.е. возводится только реактор. Всё, что касается производства топлива, сосредотачивается на других заводах, с которых топливо транспортируется на реактор, отдельно же от реактора производится и переработка топлива. А потом хранится либо в пристанционных хранилищах, либо – в специальном сухом хранилище. СХК работает в тесном контакте с ТК «ТВЭЛ», которая является мировым лидером по производству ядерного топлива.

«Международная жизнь»: А что принципиально нового в устройстве всего этого замкнутого ядерно-топливного цикла?

С.Б.Точилин: Состав топлива с процентом содержания плутония, изготовлен таким образом, что позволяет обеспечивать весь цикл от начала до конца, без отходов. Новое заключается и в замедлителе (быстрых нейтронах) реактора, в самой конструкции реактора – во всём комплексе.

«Международная жизнь»: В начале 50-х годов прошлого века в Северск, где расположен «Сибирский химический комбинат», были направлены лучшие умы советской науки - физики, математики, химики и даже лирики. Интеллектуальный потенциал таков, что трудно предположить наличие у АО «СХК» внутренних конкурентов, а на внешних рынках, в мире они есть?

С.Б.Точилин: В мировой системе в этой сфере мы находимся в конкурентном поле. Мы постоянно совершенствуем технологии и знаем все наши плюсы и минусы. Перед СХК стоит не только задача по производству неядерной продукции. В процессе нашей основной деятельности мы много чему научились, многое познали. Ведь у нас в городе порядка 200 докторов и кандидатов наук. Кроме того, в Северске самый крупный филиал МИФИ, его выпускники – наши потенциальные сотрудники. По существу - это одно из наших базовых предприятий. Ещё одно такое - находится в Томске - Томский политехнический университет (ТПУ) входит в число опорных вузов «Росатома», – это значительное направление.

«Международная жизнь»: Какие направления вы еще развиваете?

С.Б.Точилин: Это реализованное нами производство изотопов ксенона*, тетрафторборат лития, в состоянии реализации - производство диоксида титана – это все, благодаря нашим основным современным технологиям. Признаться, в основном - они совершеннее и качественно выше тех, которые сегодня есть в мире. Мы нарабатывали еще несколько других направлений, но они пока в стадии проработки.

«Международная жизнь»: А к атомоходам и ледоколам в АрктикеАО«СХК» имеет отношение?

С.Б.Точилин: Конечно, российские атомные ледоколы будут работать на топливе, выработанном на нашем комбинате.

«Международная жизнь»: Сотрудничество с какими странами у АО «СХК» наиболее активно?

С.Б.Точилин: В составе АО «СХК» есть радиохимический завод, на котором мы можем принимать и перерабатывать сырье любого уранового месторождения мира, будь то Россия, Казахстан, Австралия или Африка. Доказательством тому – опыт. Мы попробовали различные материалы, испытали наши технологии и убедились, что с любым месторождением мира мы можем работать и получать необходимую продукцию.

Кроме того, мы выпускаем продукцию, которая ценится за рубежом. Очень много изотопов для медицинской промышленности выпускает Димитровградский НИИ атомных реакторов. В частности короткоживущий изотоп молибден-99. Из него получают технеций-99, такой материал, который может диагностировать раннюю стадию онкологии. Даже одни и те же изотопы выпускают, например, генератор технеция - Томский политехнический университет на своем учебном реакторе. Вместе с тем, совсем по другой технологии, но такие же изотопы выпускает Димитровград. Изотопы молибдена, ксенона, технеция – всего для нужд медицины выпускается до 40 разных видов изотопов. Не берусь судить о качестве их применения в медицине, но именно благодаря ядерным технологиям это направление создано и востребовано, в том числе и за рубежом. И даже ради этого должны быть и развиваться ядерные технологии.

Напрямую СХК с зарубежными странами не работает. Реализация обогащенного урана на внешнем рынке осуществляется АО «ТВЭЛ» через Техснабэкспорт. Основным регионом продаж сегодня является европейский рынок.  Скажу еще, что одним из крупнейших международных проектов, в котором СХК принимал участие, был проект по переработке высокообогащенного урана в низкообогащенный, известный как «Мегатонны – в мегаватты». Он реализовывался в течение 20 лет совместно с США.

«Международная жизнь»: Как Вы оцениваете состояние и перспективы атомной отрасли в мире? Насколько атомная энергетика будет востребована в этом веке?

С.Б. Точилин: Как не может мир быть монополярным, так и технологии должны быть разные – будут востребованы и угольная генерация, и ветровая, и солнечная, мазутная и атомная. В общем балансе какое-то место будет занимать атомная энергетика, но в любом случае – мы находимся в конкурентном поле и должны доказать, что это на самом деле безопасно, экономически выгодно и приемлемо экологически. Потребителю неважно, откуда приходит энергия, с газотурбинной станции или из атомного реактора. Тема сама по себе востребована. Для того, чтобы она была востребована в перспективе, надо чувствовать конкурента, доказывать преимущества нашего направления.

 

Сноски:

* www.mining-enc.ru/k/ksenon/  

Ключевые слова: Генеральный директор СХК С.Б.Точилин «Сибирский химический комбинат» зарубежное сотрудничество

Версия для печати