Парижский визит Владимира Путина в интерьере еврокризиса

12:22 31.05.2017 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото пресс-службы Президента России

В Париже президента России ждали с нетерпением. После долгих месяцев санкций и изоляции, теперь они там стали надеяться, что Россия примет участие в обсуждении и решении их собственных проблем? Гибко…

«Проблема номер 1» – охлаждение отношений между западными союзниками по НАТО и по «Большой семерке», вызванное «новой политикой» США. Дональда Трампа интересует «капитализация» внешней политики, а это – прямые убытки зажиточных, но прижимистых европейцев. Итоги двух саммитов G7 и НАТО оказались «судьбоносными» — прежняя Европа и евроатлантическая солидарность «приказали долго жить».

«Проблема номер 2» – выход Великобритании из Евросоюза и связанные с этим как финансовые вопросы, так и начинающаяся борьба за лидерство в оставшемся ЕС между Парижем и Берлином.

«Проблема номер 3» – выходящие на о-о-очень крупные суммы финансовые потери в ЕС от европейских же санкций против России. В разгар многопрофильного кризиса европейцы просто миллиарды евро транжирят только из-за своей «убыточной восточной политики».

«Проблема номер 4» – Эммануэль Макрон только-только заступил на пост президента Франции, и ему надо с первых дней доказывать избирателям свой высокий авторитет в международных делах.

Как Вы понимаете, что эти четыре ключевые проблемы (а их, «ключевых», в ЕС много больше) связаны непосредственно с тем, что новый президент Франции пригласил президента России посетить Париж, не откладывая «на потом» – в отличие от, например, Трампа, который всё переносит и переносит прямые переговоры с Москвой. Макрон, судя по всему, очень хочет с первых дней своей каденции – а время-то стремительно летит! – показать «городу и миру», что французы избрали на пост главы государства человека «решительного и имеющего серьезные связи». Да ещё большие амбиции.

И их демонстрация состояла в том, что президента России принимали во Франции по-королевски. Макрон «поднял планку» и пригласил Путина именно в Версаль, во дворец Le Grand Trianon, который был в эпоху «трех мушкетеров» резиденцией французских королей, – символ величия Франции!

 

Версаль. Фото AFP

Для оповещения общественности свою встречу с российским лидером Макрон анонсировал словами – «Диалог и Требовательность». Но, вот, в королевский интерьер эти посылы явно не попадали – «Не царское это дело»... Тогда бы надо было подобрать иное, менее многозначительное, место для встречи, и… улыбка Путина (на фото вверху) говорит о многом.

Но слова – словами, а Макрон словно почувствовал, что действовать следует в этой ситуации именно с большим размахом. Он оценил, что отношения Парижа с Москвой при президенте Олланде завершились резким спадом: сначала был отказ передать России два оплаченных военных корабля «Мистраль», построенных на французских верфях, а потом уже произошел совсем «не дипломатичный» «отворот» Олланда принять Владимира Путина с официальным визитом.

Впрочем, чего от того президента можно было ожидать при таких его «киксах»:

 

Фото imagik.fr

И вот Макрон, только-только занявший кресло главы государства в Елисейском дворце, стремительно начинает устанавливать связи с самыми главными лидерами современного мира. Буквально за несколько суток после инаугурации он принимает участие в саммитах НАТО и «Большой семерки», а затем принимает в Версале гостя из России – Владимира Путина.

Что это, если не заявка на возвращение ведущей роли Франции в мировых делах? Амбиции проявлены, как минимум. Теперь нужны если не союзники, то партнеры.

И президент России отнесся к подобному бурному старту своего нового французского коллеги с пониманием. Владимир Путин не стал выражать обиду за «киксы мсье Олланда», а сразу откликнулся на приглашение Макрона посетить Францию. Заметим, что в последние несколько лет именно – «к Путину» со всего мира приезжают «ходоки», а сам он не столь часто отправляется за границу. С Францией – случай особый. И не зря президент России подчеркнул это в Версале: «Я убеждён, что фундаментальные интересы России и Франции гораздо важнее текущей политической конъюнктуры».[i]

Со своей стороны французы в канун визита тонко намекнули, что они очень заинтересованы в диалоге с Россией. Как они это сделали? Элегантно. Посмотрите на их комбинацию: на саммите G7 премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Франции Эммануэль Макрон говорили о России, и «сошлись во мнении, что для разрешения международных вопросов нужна вовлеченность России, а диалог с Россией чрезвычайно важен». Это озвучил для журналистов пресс-секретарь японского внешнеполитического ведомства. В качестве примеров, в которых с РФ можно взаимодействовать в конструктивном ключе, он назвал «Сирию, а также Северную Корею».[ii]

То есть французы устами японского коллеги дали понять Москве даже о подробностях предлагаемой повестки дня переговоров. Ох, уж этот Париж…

Хотя, если обратиться к жесткой политике, ход Парижа можно трактовать и как реакцию на осложнение отношений с США, что явно проявилось на только что прошедшем саммите G7 в Италии. О его содержании писали, например, так: «Вашингтон отказал ЕС в ужесточении санкций в отношении России, из-за чего подвисает военный аспект давления на Россию – в результате Европа остается один на один с Россией. Подвисает и экономический аспект давления — антироссийские санкции, которые приносят ущерб только самому ЕС, но не США и Британии».[iii]

Да ещё тут же звучит набатом ставшее уже знаменитым заявление Ангелы Меркель по итогам саммита: «Те времена, когда мы могли полностью положиться на других, прошли. Это я осознала за прошедшие дни… Мы, европейцы, должны действительно взять свою судьбу в собственные руки. Разумеется, в рамках добрососедства с США и Великобританией, а также, насколько это возможно, с Россией (sic!) и другими странами».[iv]

Нервный срыв на фоне американского «кидка»? Но, премьер Италии Паоло Джентилони говорит о том же – он поддержал канцлера ФРГ: «Италия согласна, что европейцы должны взять свое будущее в собственные руки. Этого требуют нынешние вызовы. Думаю, что в последние месяцы после юбилея Евросоюза и недавнего саммита «Большой семерки» между европейскими странами проявилась определенная гармония в международных делах».[v]

И Ангела Меркель, и Паоло Джентилони поняли всё правильно – «Зайку бросила хозяйка»…

Спустя сутки их понимание было поддержано жесткими вестями из Вашингтона. В Белом Доме прокомментировали итоги поездки американского президента в Европы так: Трампу удалось донести до европейских партнеров сигнал о необходимости быть самостоятельными.[vi]

Даже Наполеон после Ватерлоо, кажется, не чувствовал такой горечи – он был побежден, но не был предан. А тут…

И стало в Европе после этого «казуса Трампа» сразу кристально понятно: чего это ради им нужно срочно вырабатывать новую политическую линию? А новая политическая линия Европы «без Франции» смотрится, ну, уж очень не comme il faut

Вот Париж и подключается срочно, пока у них всё, как «тот бычок», качается прямо на ходу. Философия жителей полуострова Евразии в критические дни перестает быть тайной – всё становится раскрыто и откровенно. И, что примечательно – Россия моментально из «противника» трансформируется в смысловом поле европейского politicum в «партнера», возможно даже, в «привилегированного партнера».

И Вы представляете, какие интересные для России перспективы прямо сейчас разворачиваются на европейском направлении? Разворачиваются, коли там сами уже готовы менять схему поведения, которой они придерживались годами – пока между ЕС и США были «мир, дружба, жвачка»? Созрели…

И после этого как-то пожухли обещания Макрона «начать диалог с Путиным с позиции силы». Владимир Путин сам приехал в Париж, чтобы поговорить с глазу на глаз. И оценить силу Макрона.

Видно же, что новый президент Франции – амбициозный, полный свежих мыслей и идей, а, с другой стороны, полный забот о Франции, о Евросоюзе и уже о будущей стратегической линии Европы (!) – очень хороший партнер для выработки иных подходов к взаимоотношениям. Тем более, что часть европейской «знати», имеет русские корни, а в «годину кризиса» именно эта деталь может сработать в пользу России лучше, чем «что бы то ни было иное». Так сказать, «голос крови»…

Владимир Путин воспользовался соответствующими историческими фактами, да, и местом встречи в Версале, уже в первых своих словах на пресс-конференции: «Просвещённая французская публика знает о русской Анне – королеве Франции; младшая дочь нашего великого князя Ярослава Мудрого была женой Генриха I и внесла существенный вклад в развитие Франции, будучи одной из основательниц, как минимум, двух европейских династий – Бурбонов и Валуа, – одна из которых до сих пор правит в Испании».[vii] Тонкий намек на первородство. Нет?

Французская пресса, к слову, отнеслась к приезду Владимира Путина по-особенному. Некоторые французские СМИ даже назвали российского президента – «Царь Путин в Версале»:

 

Возможно, любящие изыски французы откликнулись на историческую параллель – ведь встреча двух лидеров Франции и России состоялась сегодня в резиденции французских королей, в Версале, «300 лет спустя» после визита сюда же будущего императора России Петра I в 1717 году:

 

Петра Первого встречает малолетний король Франции Людовик XV-й.

В связи с происходящим, хотелось бы поднять один простой вопрос: «Если этот визит и этот по-королевски организованный прием происходит в условиях, как говорят на Западе, «тотальной изоляции России», то трудно себе представить, где ещё – на более высоком уровне (?) – будут и могут принимать Владимира Путина, когда эта «изоляция» закончится?!» Это, как говорят французы, à propos…

По факту беседа двух глав государств в Версале с глазу на глаз прошла в формате, который вышел по времени за протокольные рамки. Как отметила пресса, разговор продлился на час дольше запланированного – переговоры Владимира Путина и Эммануэля Макрона продолжались 2 часа 45 минут.

 

Фото пресс-службы Президента России

На пресс-конференции по итогам переговоров Макрон сказал то, что может стать на будущее – камертоном отношений Европы и России. Это признание – важнее всех сиюминутных политических раскладов.

Обращаясь к Путину, Макрон сказал то, о чем десятилетиями молчали многие европейские лидеры: «Вы из страны, которая боролась в начале предыдущего века за Свободу Европы. История – больше нас. Историю мы чувствуем здесь, в Версале. И я хотел бы, чтобы мы, и Вы и я, могли продолжать диалог по всем темам, которые строят судьбу наших стран, действовать прагматично и требовательно, чтобы превзойти все трудности, которые могут нам встретиться на этом пути».[viii]

И дело не в том, что молодой Макрон напутал «начало века» (Первая мировая война, когда разговора о «борьбе за свободу Европы» просто не могло быть – тогда все европейцы меж собой «бились грудью в груди») с «серединой века» (Вторая мировая война). Вот так уже сказывается «болонская система образования». Дело в другом – что, возможно, впервые в веке XXI-м Франция публично выразила России благодарность за «свободу Европы», освобожденной нашей Красной армией от фашизма!

Прежде чем перейти к другим деталям переговоров, процитируем некоторые суждения, представленные прессе помощником президента России Юрием Ушаковым. Его слова дают возможность более объемно взглянуть на подготовку визита Владимира Путина во Францию. Не всё было так просто.

«Интерфакс» опубликовал[ix] эти оценки Юрия Ушакова перед визитом:

многие традиционные механизмы двустороннего межгосударственного сотрудничества сейчас свернуты: не работают межправкомиссия под председательством глав правительств России и Франции, большая парламентская комиссия, которую возглавляют председатели нижних палат парламентов, а также Совет сотрудничества по вопросам безопасности, в состав которого с обеих сторон входят министры обороны и министры иностранных дел. «Функционирует одна лишь, но тоже очень важная комиссия с точки зрения экономического взаимодействия — совет по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам», - отметил Юрий Ушаков. Он также назвал неудовлетворительным состояние двусторонней торговли: «За последние три года товарооборот ополовинился — был за 22 млрд долларов, сейчас составляет 13 млрд долларов».

Вот такие оценки были опубликованы «Интерфаксом» в канун визита.

И вот – сам визит. Главные его моменты:

- В Версальском дворце состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Французской Республики Эммануэлем Макроном.

 

Фото пресс-службы Президента России

- Владимир Путин и Президент Франции Эммануэль Макрон осмотрели выставку «Пётр Великий. Царь во Франции. 1717 г.» во дворце «Большой Трианон» Национального музея замка Версаль.

- Владимир Путин посетил Российский духовно-культурный центр в Париже.

 

Фото пресс-службы Президента России

- Владимир Путин и Эммануэль Макрон дали пресс-конференцию по итогам переговоров.

 

Фото пресс-службы Президента России

 

Здесь – видео пресс-конференции Владимира Путина и Эммануэля Макрона.

Версаль. Франция. 29.05.2017 г.

 

 

Сейчас – основные заявления с двух сторон, прозвучавшие на этой пресс-конференции. Президент Франции:

- «Мы отмечаем 300-летие, почти день в день, визита Петра Великого во Францию. Русский царь прибыл тогда во Францию, чтобы лучше понять секреты королевства, поразившие весь мир. Во время визита, который продолжался несколько недель, Петр I провел несколько дней в Версале, где всё было связано с высоким искусством и технологиями, где уже начинали зарождаться идеи будущей эпохи Просвещения».

- «Петр I – символ той России, которая хотела стать открытой Европе и которая желала заимствовать у Европы то, что составляло её величие и силу».

- «Что особенно важно в этой истории, которой сегодня исполнилось три века, это диалог между Россией и Францией, который никогда не прекращался. Диалог между нашими интеллектуалами, нашими культурами, посеявшими семена взаимной дружбы, который продолжается сегодня».

- «Россия, которая открыта Европе. Это – франко-российская дружба. Это то, что я хотел бы с вами разделить, приглашая вас сюда, в Версаль. Это лежало в основе наших сегодняшних дискуссий».

- «Ни один из главных вызовов сегодня не может быть решён без диалога с Россией. Именно поэтому я пожелал, чтобы мы вместе смогли (как это и получилось во время нашей продолжительной беседы) обсудить целый ряд вопросов, которые связаны с настоящим и будущим наших стран».

- «Я напомнил о наших приоритетах по сирийской тематике. И я думаю, что на этом пути мы можем работать вместе… Наш абсолютный приоритет – это борьба с терроризмом и уничтожение террористических групп, в особенности, ИГИЛ. Это – направляющая нить наших действий в Сирии. И я хотел бы, чтобы, кроме работы в рамках коалиции, мы могли укрепить наше партнерство с Россией».

- «По ситуации на Украине. Мы говорили о различных деталях и о претворении в жизнь, так называемых, минских договоренностей. Наше желание состоит в том, я надеюсь, что Президент Путин подтвердит то, что я скажу: мы хотели бы, чтобы в скорейшем времени были проведены переговоры в нормандском формате, и чтобы мы обсудили все темы. В нормандском формате мы хотели бы заслушать доклад ОБСЕ о структурных элементах происходящих событий… Я со своей стороны сказал, что хотел бы, чтобы мы в рамках минского процесса достигли деэскалации этого процесса».

- «По двусторонним темам. Я напомнил президенту Путину о важности для нас некоторых тем, которые относятся к нашим ценностям, к нашему гражданскому обществу. Я напомнил, как важно для Франции, чтобы соблюдались права всех меньшинств, всех людей, всего гражданского общества. Мы говорили об ЛГБТ в Чечне, а также о НКО в России. Я очень четко указал Президенту Путину, чего ожидает Франция по этому вопросу, и мы договорились, что будем регулярно отслеживать ситуацию вместе». (Макрон отметил, что он говорил о правах «ЛГБТ-сообщества» в Чечне и о положении иностранных, сиречь – западных, своих, неправительственных организаций в РФ. А Путин, как увидите далее, подчеркнул необходимость более тесного сотрудничества между Россией и Францией в вопросах безопасности между двумя ядерными державами, являющимися постоянными членами Совета Безопасности ООН. После этого – сравните «ценности» и «приоритеты»…)

- «Мы также хотели бы, чтобы между представителями гражданского общества были более тесные связи, конструктивный диалог, больше обменов».

- «Что касается культуры. В прошлом году прошла важнейшая выставка. Фонд «Louis Vuitton» с Эрмитажем и Пушкинским музеем организовали выставку. Я хотел бы, чтобы художники, музыканты, ученые могли работать в наилучших условиях».

- «Интенсифицировать наши двусторонние отношения – это также продолжать экономические проекты, проекты в научной области, проекты партнерства в аэрокосмической области и энергетике, которые развивались в последние годы».

- «Мы хотим активизировать стратегический экономический диалог». (В условиях санкций? – С.Ф.)

- «По поводу украинского вопроса. Я подтверждаю, что я говорил, что если понадобится, то нужно будет усилить санкции… И в этом контексте в ближайшие дни, буквально в ближайшие недели мы проведём дискуссию в «нормандском формате», которая позволит нам дать полную оценку ситуации».

- «Были подняты вопросы совместной рабочей группы по Сирии. И также мы договорились, и я в ближайшее время, в ближайшие часы буквально сообщу канцлеру Германии о том, что мы хотели бы активировать «нормандский формат» и провести переговоры с участием ОБСЕ. Такие подвижки, которые были достигнуты в этом диалоге, очень важны».

Эту часть выступления Макрона уже ехидно прокомментировали блогеры: «Апофеозом этой встречи, которая анонсировалась, как «жёсткий разговор» стали слова Макрона: «На днях поеду к Меркель и расскажу ей о встрече». Помните, что сказала Марин Ле Пен в ходе предвыборных дебатов с Макроном на ТВ Франции? Она сказала: «В любом случае Францией будет управлять женщина. И это буду либо я, либо мадам Меркель».[x] Ну, и что теперь думать?

Обратите внимание, что Макрон ни слова не произнес ни про Крым, ни про «русских хакеров», ни про отстранение от власти в Сирии Башара Асада. Он сказал: «Вместе с другими партнёрами нужно вести переговоры со всеми участниками сирийского конфликта, в том числе, представителями Асада».

Зато «отыгрался» Макрон на поле буйной русофобии в отношении России в информационном плане: он прямо атаковал российские медиа в лице «Russia Today» и «Sputnik». Что, кстати, добавило им популярности. Лучше бы промолчал… Но ему нужно было хоть что-то бросить своим СМИ для демонстрации собственной «крутизны». Он же обещал всем «жесткий разговор» с Путиным. Вот и…

Да, Макрон пошел в атаку, но вызвал резкую отповедь руководителя RT Марии Симоньян, которая едко прокомментировала нападки президента Франции. «Если следовать логике Макрона, то все мейнстримовские СМИ надо высылать из России», — написала Симоньян в своем Twitter’e. Она назвала происходящее «дешёвым водевилем про RT и «Sputnik» в исполнении французского президента»: «Вот это уже моветон. Поднимаю бокал крымского за то, чтобы новоиспечённый французский президент перестал врать про RT и Sputnik».[xi] А во Франции с прессой пикироваться – себе дороже. N’est ce pas? Вот и посмотрим, как Макрон и его народ оценят уже ближайшие выпуски программ RT, где будут резать «правду-матку» по поводу французских реалий.

 

Фото пресс-службы Президента России

Владимир Путин на итоговой пресс-коференции максимально дал понять французам, что Россия им не враг. А, в какой-то степени, и источник, гарант европейского благополучия, которым там столь дорожат.

Президент России обратил внимание на то, что посчитал нужным и важным сказать в Версале при стечении всей мировой прессы:

- «Этот замечательный уголок Франции – Версаль, где я никогда раньше не был. Это, безусловно, производит впечатление, говорит о великой Франции, о её глубокой истории, которая существенным образом объединяет Россию и Францию».

- «Я убеждён, что фундаментальные интересы России и Франции гораздо важнее текущей политической конъюнктуры».

- «Лучше всех это понимает французский бизнес, кстати говоря, который продолжает активно работать в России. Напомню, что ни одна из почти 500 французских компаний в последние годы, несмотря на все сложности, экономические рестрикции, с российского рынка не ушла». (Элегантный намек на то, что и у нас могут появиться «контрмеры» в отношении этих 500 французских компаний?)

- «Говорили и об украинском кризисе, говорили о возможностях урегулирования сирийской проблемы. Разумеется, не обошли вниманием и такую сложную и очень опасную, на мой взгляд, ситуацию с ядерной проблемой в Северной Корее – северокорейской ракетной программой».

- «Мы полны решимости искать совместные решения всем этим проблемам. Разумеется, таким образом, чтобы они не ухудшали ситуацию, а только улучшали её».

- «Мы сошлись во мнении, что важнейшей задачей сегодняшнего дня, нашей общей задачей является борьба с терроризмом. Господин президент предложил создать некую рабочую группу, обменяться делегациями, которые могли бы посетить и Москву, и Париж, и в практическом плане, я хочу это подчеркнуть, в практическом плане наладить взаимодействие по борьбе с террористической угрозой, которая, безусловно, является чрезвычайно опасной как для нас, так и для европейских стран, включая Францию».

- «Вы спросили, как санкции против России помогут нормализации кризиса на юго-востоке Украины? Никак не помогут. Поэтому я обращаюсь и к Вам, и к представителям средств массовой информации Франции: боритесь за отмену всяческих ограничений в мировой экономике. Только отмена всяких ограничений, свободный рынок и свободная конкуренция, честная, не обременённая политическими соображениями и конъюнктурными инструментами, может помочь развитию мировой экономики, будет способствовать решению таких задач, как борьба с безработицей и повышение жизненного уровня наших граждан».

- «Что касается сирийской проблематики, то наша позиция хорошо известна, я ещё раз изложил её господину президенту. Она заключается в том, что невозможно бороться с террористической угрозой, разрушая государственность в странах, которые и без того страдают от внутренних проблем и противоречий. Уверен, что можно совместными усилиями, объединяя усилия в борьбе с террором, добиться позитивных результатов. Но, повторяю, добиться их можно только в том случае, если мы эти усилия будем объединять, действительно, на практике, вместе противодействуя этой чуме XX и XXI веков».

- «Как известно, Франция вносит свой вклад в борьбу с терроризмом в Сирии в рамках международной коалиции под руководством Соединённых Штатов Америки. Насколько Франция самостоятельна в решении вопросов оперативного характера, это нам неизвестно, потому что это договорённости между союзниками и нас в это не посвящают».

 

У Путина новый шофер?

Важно, что эти переговоры в Версале получают продолжение на украинском «треке». Как сообщают официальные источники, переговоры «нормандской четверки» (Россия, Германия, Украина, Франция) состоятся в ближайшие дни после доклада ОБСЕ по ситуации на Украине.

В этой связи надо заметить, что европейцам, похоже, теперь и участвовать в разрешении украинского кризиса надо бы лично. Ведь, Трамп ни разу не упомянул только что на двух ключевых военно-политических саммитах Запада украинскую проблему. И это означает только одно — Вашингтон не видит «украинский вопрос», как свою заботу.

Интересно и вот какое мнение известного обозревателя Юрия Баранчика относительно формирующейся на наших глазах новой европолитики в условиях, когда «Трамп отвернулся от ЕС»: «Не должно быть никаких сомнений в том, и Brexit, и Трамп — это явления одного порядка. Соответственно, Германия остается наедине со всем букетом имеющихся глубоких финансовых, политических и структурных проблем ЕС. И заявление Меркель («Мы, европейцы, должны взять свою судьбу в собственные руки») говорит именно об этом. Это команда ко всем: «Приготовиться».

В этих условиях, чтобы не оказаться у разбитого корыта, первый шаг, который должна предпринять правящая элита Германии — с Меркель, как персонально ответственной за нынешнее внешнеполитическое фиаско, или без нее — это наладить отношения с Россией. А это, прежде всего, означает необходимость принять тот вариант решения гражданского конфликта на Украине, который предлагает Москва. Германия должна продемонстрировать свою договороспособность и готовность говорить с Россией на равных, как и положено партнерам. Пока не поздно».[xii]

С другой стороны, сами американцы начинают проявлять активность на украинском направлении – столько сил и денег вкачено, а решение могут найти без них? Только что пришло сообщение: «Администрация Белого Дома выступила с инициативой перезапуска переговоров с Россией по разрешению украинского вопроса. Об этом накануне сообщили журналисты «The Washington Post» со ссылкой на государственного секретаря США.

Процессом создания нового формата переговоров по Украине (и где здесь будет «нормандский формат»?) руководит сам его инициатор – госсекретарь США Рекс Тиллерсон, который уже обсудил свою идею с министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым во время последней встречи. Что самое интересное, по информации источников «The Washington Post» в администрации Трампа, представители Киева не будут иметь к переговорам никакого отношения…

Вы представляете, как российская дипломатия ставит сейчас «конкурентные условия» для американцев и европейцев в процессе украинского урегулирования? И они уже начинают конкурировать.

 

…Так, «Париж стоит мессы?»

Ключевые слова: Франция Владимир Путин внешняя политика России Макрон Версаль

Версия для печати