Трамп призвал НАТО раскошелиться

12:21 29.05.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Финансовая составляющая внешнеполитической деятельности 45-го президента США Дональда Трампа – столь зримо проявившаяся в ходе его визита в Саудовскую Аравию – нашла свое продолжение в рамках прошедшего 25 мая в Брюсселе саммита НАТО. Сделав дежурное заявление о том, что «НАТО будущего должна уделять огромное внимание терроризму, иммиграции, а также угрозам со стороны России и на восточных, и на западных рубежах», американский лидер уделил ключевое внимание вопросам финансирования деятельности Североатлантического альянса. А именно – реализации утвержденного еще в 2014 году принципа выделять на его нужды не менее 2% валового внутреннего продукта стран-членов. (rbc.ru)

По итогам 2015 года этому требованию удовлетворяли лишь пять государств из 28-ми, входящих в НАТО. Помимо самих США (которые вносят в бюджет Североатлантического альянса 3,61% своего ВВП), это Великобритания, Греция, Польша и Эстония. Данное обстоятельство изначально вызывало негативную реакцию новой американской администрации. Еще в феврале текущего года глава Пентагона Джеймс Мэттис в ходе своего первого посещения брюссельской штаб-квартиры НАТО выразил недовольство недостаточным, по мнению Вашингтона, финансовым вкладом союзников в обеспечение деятельности Альянса. В ответ генсек НАТО Йенс Столтенберг заверил американского министра обороны в том, что в 2016 году военные бюджеты европейских членов Североатлантического альянса, а также Канады выросли на 10 млрд долларов, или на 3,8%.

Однако даже такое увеличение не привело к восстановлению баланса, зафиксированного в 2014 году на саммите НАТО в Уэльсе. Это дало основания Дональду Трампу публично обвинить союзников США по НАТО в том, что они задолжали «очень много денег» Вашингтону и Брюсселю. По его словам, 23 из 28 государств-членов «не платят за свою оборону то, что должны, и это нечестно по отношению к американским налогоплательщикам». (rbc.ru)

Американский президент убежден, что увеличение военных бюджетов стран до 2% от их ВВП является «крайним минимумом для ответа на современные очень реальные угрозы». Он отметил, что в совокупном военном бюджете стран НАТО было бы на 119 млрд долларов больше, если бы все выполняли свои обязательства. В настоящее время совокупный объем оборонных расходов стран-членов НАТО в национальных бюджетах составляет 921 млрд долларов. При этом на долю США приходится более 70% общего бюджета. (nato.int)

«Мы должны признать, что на фоне такого хронического недополучения платежей и растущих угроз даже этих двух процентов от ВВП будет недостаточно, чтобы сократить отставание в таких областях, как модернизация, боеготовность и численность вооруженных сил», - подчеркнул президент США.

Канцлер Германии Ангела Меркель поспешила успокоить Дональда Трампа, напомнив, что все страны-члены НАТО, включая Берлин, уже взяли на себя обязательства достичь целевого показателя в 2% к 2024 году. Однако сегодня никто не может гарантировать соблюдение указанных сроков.

При этом следует иметь в виду, что на проблему недофинансирования напрямую завязана гораздо более важная для Европы тема. А именно – действенность пятой статьи Североатлантического договора о коллективной обороне. Еще в период предвыборной кампании Дональд Трамп дал понять, что не может гарантировать американскую военную поддержку тем странам, которые недоплачивают в общий оборонный бюджет. Тогда европейские лидеры попытались списать эту позицию на общий эпатаж президентской кампании Трампа.

Однако сейчас уже очевидно, что проблема существует. «Чрезвычайно важным сигналом стало то, что Трамп отказался открыто подтвердить ценность положения статьи пять о коллективной обороне, которая является основой единства и сплоченности НАТО со времен создания альянса в 1949 году. Там говорится, что все члены НАТО придут на помощь любому из своих союзников в случае нападения на него», - подчеркивает в этой связи американское издание The Foreign Policy и заключает: «Его нежелание публично подтвердить этот основополагающий принцип может встревожить американских союзников, которые и без того очень сильно нервничают, опасаясь, что Вашингтон не придет им на помощь, если они подвергнутся нападению». (foreignpolicy.com)

Все остальные вопросы повестки дня нынешнего саммита НАТО оказались в тени финансово-экономических проблем – имеющих однозначно приоритетное значение для Дональда Трампа. Это касается в том числе перспектив борьбы с международным терроризмом и отношений с Россией.

По словам генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга, эта организация приняла принципиальное решение присоединиться к международной коалиции во главе с США по борьбе с террористической организацией «Исламское государство». Однако тут же он призвал не переоценивать значение данного шага. «Это не означает, что НАТО будет участвовать в боевых действиях», - подчеркнул Столтенберг, назвав принятое решение «политическим жестом». (rbc.ru)

К настоящему времени и без вышеуказанного решения все страны-члены НАТО входят в возглавляемую США коалицию борьбе с ИГИЛ, однако конкретное участие Североатлантического альянса в операции ограничивается полетами разведывательных самолетов AWACS в Турции и подготовкой военных в Ираке.

Еще меньше конкретики оказалось в дискуссиях участников завершившегося саммита по теме отношений с Россией. В отличие от предшествующих аналогичных мероприятий, она обсуждалась на сей раз в минимальном объеме, и не привела к принятию каких-либо конкретных решений или заявлений. В значительной мере это было связано с выявившимися разногласиями между США и европейскими странами по поводу отношений с Россией. По итогам состоявшейся утром 25 мая встречи Дональда Трампа с руководством Европейского союза председатель Совета ЕС Дональд Туск был вынужден фактически констатировать наличие расхождений. «Я не уверен на 100%, что мы можем сказать сегодня, что у нас есть общая позиция по России, общее мнение по России», - признал он в коротком заявлении для прессы. (marketwatch.com)

То, что администрация Дональда Трампа все еще не определилась со своей позицией в отношении России и, в частности, по вопросу об антироссийских санкциях, подтвердил на днях и ​экономический советник президента США Гэри Кон. «На данный момент у нас нет позиции», - так он ответил на вопрос о том, какой позиции по антироссийским санкциям придерживается администрация Трампа, добавив, что президент США имеет «много вариантов» действий в отношении России. (ap.org)

«Повестку саммита скроили под Трампа и свели ее к борьбе с терроризмом и расходам на оборону – тому, за что Трамп больше всего критиковал НАТО. Россию вынесли за скобки, а главам государств неоднократно напоминали о необходимости говорить покороче во время ужина с Трампом, чтобы его внимание не рассеивалось», – свидетельствует американское издание The Atlantic. (vedomosti.ru)

«После выступления и нескольких напряженных встреч с коллегами Трамп и остальные лидеры НАТО собрались на сцене, чтобы сфотографироваться. Потом они смешались и начали беседовать друг с другом. Ни один из лидеров стран НАТО не подошел побеседовать с Трампом, когда тот уходил», - так описало последние минуты участия президента США в саммите НАТО в Брюсселе вышеупомянутое издание The Foreign Policy. «Вопрос оборонных расходов является лишь одним из проявлений напряженности, которая существует в альянсе после исчезновения его главного противника в 1991 году. На кону стоит единство организации, одни члены которой смотрят на восток, тогда как других намного больше беспокоит юг», - конкретизирует основные линии раскола парижская газета Le Figaro.

И это позволяет говорить о том, что разногласия между США и Европой из сферы предвыборных дебатов перемещаются в область реальной политики, становясь очень серьезным геополитическим фактором.

Ключевые слова: США Россия Европа Турция Германия НАТО Ирак безопасность ИГИЛ Европейский союз Дональд Трамп финансы

Версия для печати