Латинская Америка в ожидании решений Трампа

12:39 11.05.2017 Юрий Немцев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В конце апреля завершились первые 100 дней правления Дональда Трампа. Политическая фигура нового американского президента вызывает много споров во всём мире, как и принимаемые им решения, будь то внутренняя или внешняя политика. Своим мнением о промежуточных результатах нахождения на президентском посту Д. Трампа поделился с нашим журналом советник по экономическим вопросам посольства России в Мексике Николай Андреевич Школяр.

«Международная жизнь»: Николай Андреевич, каково Ваше мнение о первых 100 днях нахождения у власти Дональда Трампа? Оправдали ли достижения ожидания в Латинской Америке и в мире в целом?

Непредсказуемость действий Дональда Трампа и агрессивность проводимой им внешней политики не могут не настораживать

Н.А. Школяр: С аналитической точки зрения период 100 дней президентского правления ещё не достаточен для полноценной оценки влияния на внешнюю и экономическую политику государства. В этот период только формируется состав администрации, согласуются основные стратегии и программы, проводятся быстрые бюрократические действия внутри исполнительной власти, там, где не нужно принятие законов и прохождение длительных законотворческих процедур. Отдача этих указов в основном проявится через три-пять месяцев. Однако, именно в эти 100 дней избиратели ожидают увидеть первые шаги своего президента. В случае с Д. Трампом, который в избирательный период анонсировал ряд громких обещаний протекционистского характера, эти ожидания оказались чересчур завышенными.

Необходимо признать, что высокая активность и энергичность первых шагов, продуктивность в выпуске указов нового президента оправдывают ожидания американских избирателей. Однако непредсказуемость его действий, агрессивность внешней политики не могут не настораживать, Латинская Америка тут не исключение. Эта тема нашла отражение во многих СМИ и подвергнута анализу многочисленными экспертами.

Если смотреть на 100-дневный результат с внешнеэкономической точки зрения, то следует подчеркнуть, что Трамп сразу же исполнил свое обещание о Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП), подписал указ о выходе США из этого соглашения в первые же дни своего правления. Жёстко обозначил иммиграционную политику, что уже дает свои результаты – в первые месяцы его правления на 40% сократились переходы нелегалов из Мексики в США. Однако остальные его обещания — в отношении НАФТА, ВТО, введения 35% налога на импорт автомобилей и другие — пока остаются в виде словарных угроз. Похоже, это бизнес-тактика запугивания партнеров для получения переговорных преимуществ в стратегии торговой политики, которая направлена на повышение занятости в США, сокращение торгового дефицита и получение «выгодных контрактов».

«Международная жизнь»: Чем эти 100 дней обернулись для Мексики?

Н.А. Школяр: Несмотря на то, что Мексика была одним из основных объектов словесных нападок Трампа (связанных с его обещанием соорудить стену на границе с этой страной, выслать из США мексиканских эмигрантов, не имеющих соответствующих документов, пересмотреть НАФТА), экономика  страны, в целом, выдержала негативный натиск 100 дней американского президента. Так, прирост ВВП Мексики в первом квартале 2017 года достиг 2,5%. Однако сохраняется высокая степень влияния политики, да и простых заявлений Дональда Трампа на поведение макроэкономических показателей мексиканской экономики, провоцируя их волатильность. Особенно это отрицательно сказывается на динамике обменного курса песо к доллару. Так, недавнее высказывание американского лидера о его решении выйти из НАФТА привело к резкому падению песо, но после телефонного разговора с премьер-министром Канады и президентом Мексики, в котором он подтвердил намерение провести переговоры о НАФТА, мексиканский песо вернулся на прежний уровень.

Будущее НАФТА – основная тема для современной Мексики. Её общество, политиков и промышленников лихорадит под влиянием угроз США о вероятном прекращении этого соглашения или неопределённости его переговоров, которые, очевидно, будут продолжительными, причём самые деликатные вопросы оставят напоследок. Мексиканские власти и предприниматели готовятся к этим переговорам. Одна из главных задач для мексиканской дипломатии заключается в том, что она должна бороться с негативными стереотипами, которые сформировались в отношении Мексики в США: в кино, в американском обществе, в государственных учреждениях. Мексиканские переговорщики должны убедить американцев и их президента, что участие в НАФТА идёт на пользу всех трёх партнёров. В период подготовки к предстоящим переговорам мексиканским властям приходится искать контраргументы приоритетам нынешней политики США, таким как:

– сократить дефицит внешней торговли с Мексикой, который в настоящее время превышает 60 миллиардов долларов;

– защитить профицит в торговле с Мексикой по сельскохозяйственным товарам и услугам;

– совершенствовать механизм решения торговых противоречий;

– ужесточить «правила происхождения» для производственных цепей в автомобильной промышленности.

Торговые соглашения заключают с целью установления определенного режима отношений, обеспечивающего уверенность между партнёрами. Но парадокс заключается в том, что в период подготовки к переговорам и сам процесс их проведения вызывает тревогу, неопределенность и даже стресс. В этот период и в таком состоянии сейчас живет Мексика.

«Международная жизнь»: Какое влияние на западный мир оказали принятые Дональдом Трампом решения?

Н.А. Школяр: Неожиданный показательный ракетный удар по сирийскому объекту, словесные угрозы Северной Корее на грани атомного шока, необъяснимый сброс мега-авиабомбы в Афганистане – свидетельства милитаристской внешней политики США и подтверждение непредсказуемости их нового президента. Реакция Запада – удовлетворённость: Трамп не отказался от американской роли мирового «жандарма», о чём намекал в предвыборной гонке. Можно продолжать дальше расширять НАТО, развивать «демократию», продлевать санкции.

Однако Запад пока ещё не осознал тех последствий, которые ожидают экономику индустриальных стран от планов Трампа. В противостоянии сторонников «протекционизма» и «глобализма» в американской администрации, временный перевес могут получить первые. И тогда в США будет расти производство за счёт развала их аналогов в индустриальных странах и ряде развивающихся экономик. На фоне субсидирования реиндустриализации в США начнется рост мировых цен на энергию и прочие ресурсы, повысятся инфляционные издержки.

«Международная жизнь»: Возможно, сейчас идёт некая торговля, когда Трамп сначала пугает, а потом предлагает вернуться к старым договорённостям, но «по-новому». Что Вы думаете по этому поводу?

Н.А. Школяр: Учитывая предпринимательский характер Трампа, преуспевшего бизнесмена, он заранее готовит партнёров к сделке. Методы этой подготовки включают элемент запугивания, устрашения с целью получения гарантий будущих побед и выгод. Такая логика его поведения прослеживается, например, в отношении НАФТА. Однако большого маневра в применении этого метода к переговорному процессу у него нет, так как в игру вступают политические интересы конгрессменов, лоббистов соглашений о свободной торговле, сторонников глобализации. Международные экономические отношения достигли такого высокого уровня развития, основанного на взаимозависимости государств, интернационализации производственных процессов и влиянии транснациональных компаний, что попытки лидера даже самой крупной державы не способны остановить этот процесс и тем более вернуться к протекционизму на длительный период. Поэтому, сталкиваясь с этим противоречием, Трамп с целью достижения своих краткосрочных целей вынужден будет и далее применять устрашающие меры военного характера.

«Международная жизнь»: Чего стоит ожидать мировой общественности от новой администрации США в ближайшее время?

Похоже, что мир ждёт падение доллара и очередной финансовый кризис

Н.А. Школяр: Ни стабильности и ни снятия санкций, а напряженности, угроз, шантажа, торговых войн, волатильности на мировых рынках ресурсов и валюты. Последняя тема особенно затрагивает интересы не только финансистов, но и простых граждан. Трамп неоднократно заявлял, что доллар переоценён, и он намерен исправить ситуацию. Его предложение о проведении новой налоговой реформы США, которая направлена на существенное понижение налогов на доходы бизнеса, может не только стимулировать реиндустриализацию, но и резко сократит поступления доходов в бюджет, а для покрытия растущих расходов придется проводить эмиссию новых триллионов долларов. Так что, скорее всего, мир ждёт падение доллара, а с ним придёт и очередной финансовый кризис, который, вероятно, разразится не в США, а в одной из наименее защищенных от долларовой массы стран. Но наибольшая опасность мировой экономике возникнет в том случае, если параллельно росту бюджетного дефицита США будет проводить жёсткую денежно-кредитную политику и поддерживать сильный доллар. Именно такая политика породила глобальный финансовый кризис в середине 1980-х годов.

«Межднародная жизнь»: Получит ли в дальнейшем какие-то выгоды Латинская Америка? Чем грозит политическая линия Донаьда Трампа «на первом месте Америка»?

Н.А. Школяр: Пока что никто, в том числе и в Латинской Америке, даже не осмеливается ставить вопрос о выгодах от деятельности новой администрации США. Наоборот, учитывая непредсказуемость и импровизацию неожиданных решений Трампа, ожидают негативного влияния от его внешней политики. Но драматизировать ситуацию преждевременно. Прежде чем делать некие прогнозы и понимать масштаб отношений, я предложил бы оценить состояние торговли США со странами Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ). Так, импорт США из этой группы стран сокращался еще до Трампа: за период с 2012 по 2016 годы его размер уменьшился с 457,3 миллиардов до 410. Доля ЛАКБ в конце этого периода составила 18,2% совокупного импорта США, причём на Мексику приходилось 13,2%, а на остальные 22 страны этого региона лишь 6%. Таким образом, как поставщик товаров этот регион, за исключением Мексики, не представляет существенной конкуренции для американского рынка. Поэтому для Трампа, с точки зрения конкурента американским товарам, основной объект внимания в ЛАКБ – это Мексика, над которой навис призрак торговой войны, в случае провала переговоров по НАФТА.

С точки зрения рынка сбыта, регион ЛАКБ имеет значение для американских производителей, но оно также «не решающее» без Мексики. В 2016 году американские поставки в этот регион достигли 366 миллиардов долларов, то есть 25,2% совокупного экспорта США, причём на Мексику приходилось 16%, а на остальные 22 страны 9,2%. В целом, как товарные партнёры многие страны Латинской Америки не создают существенных рисков для американской экономики.

Для самой Латинской Америки экономическая политика Трампа в ближайшем будущем будет иметь решающее значение. Среди латиноамериканцев теплится надежда, что он не повернется спиной к этим странам, а его решения не будут направлены на то, чтобы вновь ввергнуть регион в состоянии рецессии, из которой он только начал выходить. Так, Бразилия в 2016 году сумела преодолеть дальнейшее падение экономического роста. Аргентина продолжает бороться с высоким уровнем инфляции и бюджетным дефицитом. Эквадор сильно пострадал из-за падения доходов от продажи нефти. В Перу, Чили, Колумбии и Уругвае отмечается экономический рост. Боливия, Парагвай, страны Центральной Америки и Доминиканская республика смогли побороть негативные тенденции замедления экономического роста.

Дональда Трампа волнует процветание и развитие США, возможно даже в ущерб интересов других государств

Но, ни положительные тенденции, ни вопросы социально-экономического развития латиноамериканского региона, ни проблемы нищеты и безработицы в этих странах интересуют Дональда Трампа, а вопросы чрезмерной иммиграции и криминалитета, влияющие на США – вот что волнует американского президента, вызывая в нём отрицательную реакцию на своих южных соседей. Его не беспокоит развитие мировой экономики в целом, отдельных регионов или стран. Его интересуют США, их процветание и развитие, возможно даже в ущерб других государств.

Ключевые слова: США Латинская Америка Мексика Дональд Трамп

Версия для печати