Интервью Специального представителя Президента РФ по делам Шанхайской Организации сотрудничества (ШОС) – Леонида Петровича Моисеева журналу «Международная жизнь»

00:00 28.05.2010 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Интервью  Специального представителя Президента РФ по делам Шанхайской Организации сотрудничества (ШОС) – Леонида Петровича Моисеева журналу «Международная жизнь»

«Международная жизнь»: Леонид Петрович, 22 мая в преддверии ташкентского саммита Организации в столице Узбекистана состоялась встреча министров иностранных дел ШОС. Что было главным на этой встрече? Всё ли готово к проведению июньской встречи лидеров государств-членов ШОС?

Л.П.Моисеев: Встречи министров обычно проходят за месяц до саммитов и являются главными подготовительными этапами к ним. Кроме того, они дают возможность обменяться мнениями, оценками по той ситуации, которая складывается в регионе и в мире в целом.

На  нынешней встрече министры рассмотрели то, что удалось сделать на уровне национальных координаторов и решили ряд оставшихся вопросов. Работа продолжается, но по основным принципиальным моментам стороны смогли достичь консенсуса. И теперь с достаточной степенью уверенности мы можем говорить, что главные решения и документы, которые будут представлены главам государств, в основных своих параметрах согласованы. Остаётся лишь небольшая экспертная «доводка».

Министры обсудили ситуацию в Киргизии. Были, в частности, определённые сложности, связанные с участием представителя этой страны в министерской встрече. Ведь временное правительство, которое пришло к власти в Бишкеке в результате апрельских событий, даже по собственному признанию его руководителя Розы Отунбаевой, пока не лигитимизировано ни во вне, ни внутри страны. И в этой связи надо было определиться относительно того, кто примет участие от Киргизии в этой встрече, а затем и на саммите в июне. Относительно заседания СМИД было принято решение, чтобы Киргизию представлял национальный координатор этой страны в ШОС Т.Макеев. Он имеет ранг заместителя министра иностранных дел Кыргызской Республики. Киргизская сторона согласилась на такой формат.

Т.Макеев участвовал в обсуждении и подготовке всех документов. Самым полноценным образом киргизская сторона вовлечена в подготовку к июньскому саммиту.

Накануне СМИД состоялось заседание секретарей Советов Безопасности, в котором Киргизия участвовала. В столице Таджикистана, где проходит встреча Верховных судей государств-членов ШОС, Киргизия также представлена. Подчеркну: все вопросы, которые в связи с этим приходилось и приходится решать, решаются в конструктивном и доброжелательном духе. Обсуждение, которое состоялось в рамках шосовского СМИДа, во многом облегчит обмен мнениями во время саммита.

«Международная жизнь»: Следуя логике Вашего комментария, ШОС не даст «выпасть» Киргизии из своей структуры?

Л.П.Моисеев: Со стороны ШОС прозвучали заверения о том, что Киргизия остаётся полноправным членом Организации. Киргизия – одна из шести стран-основателей ШОС. И со стороны киргизских властей неоднократно поступали заявления о том, что Киргизия намерена продолжать полноценное, полнокровное сотрудничество в рамках ШОС, и что она ни на минуту не выбывает из шосовского процесса.

Со стороны ШОС будет оказываться максимальная помощь и содействие в стабилизации в Киргизии. Это - наша общая задача. После апрельских событий ШОС направлял в Бишкек Генерального секретаря Организации. Там состоялись его содержательные переговоры с руководством временного правительства Киргизии, на которых временное правительство обозначило свои пожелания. Они рассматриваются и изучаются. Страны-члены ШОС оказывают эффективную, в первую очередь, гуманитарную помощь Киргизии. Решены некоторые вопросы, которые возникли после событий в Киргизии, в частности, по открытию ее границ с соседями. Мы не рассматриваем Киргизию как страну, которая временно оказалась вне орбиты Организации. Совместная работа всех шести стран в рамках ШОС продолжается.

«Международная жизнь»: Леонид Петрович, какие актуальные региональные и глобальные проблемы были рассмотрены и обсуждены в контексте основных тенденций развития ситуации в мире?

Л.П.Моисеев: Министры активно поработали над итоговым политическим документом, который будет вынесен на саммит. В нём, в первую очередь, даются оценки развитию обстановки в мире и в регионе. Если брать региональный разрез, то для нас всех очень важна ситуация в Афганистане. Эта тема серьёзно обсуждалась министрами. Речь идёт о том, чтобы создать в рамках ШОС действенный механизм взаимодействия на афганском направлении. Включая все его аспекты: в первую очередь – борьбу с афганскими наркотиками, противодействие террористическим угрозам, которые также исходят в первую очередь из Афганистана. Мы принимаем во внимание те новые моменты, которые сейчас появляются в Афганистане и вокруг него. ШОС, как известно, провела свою международную конференцию по Афганистану в Москве в прошлом году. На министерской встрече обсуждалась и тема согласования позиций наших стран на предстоящих международных конференциях, которые будут посвящены Афганистану. В том числе – на конференции, запланированной на конец июля в Кабуле.

Для нас очень важна тематика создания партнёрской сети антитеррористических структур в Азиатско-Тихоокеанском регионе. ШОС намерена активно включаться в те процессы, которые идут в регионе в сфере борьбы с террористической угрозой. У нас есть приглашения от других организаций, и мы открыты для такого сотрудничества. В первую очередь оно будет распространяться на страны-наблюдатели в ШОС. Шаги на этом направлении уже делаются.

«Международная жизнь»:Коль скоро речь зашла о борьбе с терроризмом, увязывает ли ШОС проблему Афганистана с ситуацией в Пакистане?

Л.П.Моисеев: Конечно. Проблему Афганистана нельзя отрывать от ситуации, которая складывается на территории Пакистана. Кстати, Пакистан, наряду с Индией, является активным сторонником подключения к антитеррористической шосовской деятельности. Думаю, на ближайших встречах Совета Региональной антитеррористической структуры ШОС будет рассматриваться вопрос о том, когда и в каком формате подключать эти страны к совместным наработкам. Сейчас руководитель этой структуры находится в Пакистане, где обсуждает эту тему. Что касается Афганистана, то в ШОС активно продвигается антинаркотическая стратегия. Она практически согласована на уровне соответствующих ведомств наших стран и ориентирована на борьбу с афганскими наркотиками. Рассчитываем, что уже в ближайшее время можно приступать к реализации планов дальнейших совместных действий.

«Международная жизнь»: Леонид Петрович, а каковы дальнейшие действия ШОС в отношении Ирана?

Л.П.Моисеев: Иран – страна-наблюдатель в ШОС. Все последние годы президент Ирана г-н Махмуд Ахмадинежад участвовал в саммитах ШОС. В прошлом году, когда в Иране сложилась непростая внутренняя ситуация, он нашёл время приехать в Екатеринбург буквально на несколько часов, потому что счел важным свое присутствие, в том числе в двусторонних встречах на полях саммита. Иран остаётся для нас в центре внимания, поскольку это одна из стран, официально подавших заявку на членство в ШОС. Поэтому тема Ирана неизбежно возникает тогда, когда мы думаем, как расширять Организацию.

«Международная жизнь»: Что даёт ШОС в её международной деятельности подписанная в апреле этого года Совместная декларация о сотрудничестве между секретариатами ШОС и ООН?

Л.П.Моисеев: Главное, что мы видим в этой декларации – признание роли ШОС. Универсальная международная организация в лице ООН пошла на беспрецедентные шаги в плане налаживания контактов с ШОС. Была принята специальная резолюция об отношениях ШОС и ООН. Генеральный секретарь ШОС был приглашён на встречу Генерального секретаря ООН с руководителями региональных организаций. И, наконец, в апреле, в Ташкенте во время визита Пан Ги Муна двумя Генеральными секретарями была подписана декларация о взаимоотношении между секретариатами ООН и ШОС. В ней перечислены направления взаимодействия, которые могут быть в дальнейшем расширены. Об этом заявил Пан Ги Мун после подписания. О чём может идти речь? Во-первых, это более тесные контакты с теми структурами ООН, которые действуют в Центрально-Азиатском регионе. В Туркмении находится Центр превентивной дипломатии, в Алма-Ате создаётся ЦАРИКЦ. Открываются возможности более широко работать и по тематике борьбы с новыми вызовами и угрозами. И, конечно, - более плотно взаимодействовать с другими учреждениями в рамках ООН. В последнее время, например, неплохо складываются контакты с ЭСКАТО. В частности, в вопросах, связанных с заключением соглашения о международных автомобильных перевозках в регионе, ЭСКАТО «пальму первенства» отдало ШОС. Речь идет о трансрегиональных и трансконтинентальных маршрутах, которые ведут из Западной Европы в направлении Китая, проходя основным «куском» через страны ШОС. Есть колоссальная заинтересованность и отдельных стран, входящих в ШОС, и всего региона, и европейцев, и Китая, и других дальневосточных стран в том, чтобы этот маршрут скорее заработал.

Через ШОС снимается масса проблем. В то время, как каждая страна на национальном уровне отвечает за логистику: строит дорогу, расширяет её, возводит мосты, автомобильные переходы, - в рамках ШОС согласовываются оформление проезда, вопросы транзита, маршруты. Над текстом соглашения работа уже завершена. Но над приложениями, которые будут кодифицировать правила перевозок, она продолжается.

«Международная жизнь»: Что, на Ваш взгляд, сегодня является главным в укреплении стабильности и безопасности в Центральной Азии?

Л.П.Моисеев: Это задача многоплановая. У ШОС в первоначальный мандат входила борьба, как говорят наши китайские коллеги, с «тремя злами». Это терроризм, экстремизм и сепаратизм. И сегодня для ШОС она остаётся задачей номер один. Не случайно первый постоянно действующий орган ШОС был создан в Ташкенте - не Секретариат Организации, а Региональная антитеррористическая структура. Хорошо отработаны обучение, подготовка кадров, проведение специальных мероприятий. В этом году, например, пройдут два крупных учения – первое с участием сил министерств обороны в Казахстане во второй половине сентября «Мирная миссия–2010». Второе – на территории Саратовской области. Есть и другие направления – создание базы данных на террористов, обмен информацией о подозреваемых в связях террористическими структурами.

В последние годы всё более важной становится борьба с наркотиками. Год назад в России состоялась встреча глав антинаркотических ведомств, положившая начало созданию механизма совместной работы.

В прошлом году в Екатеринбурге подписаны, во многом, новаторские документы: «Конвенция против терроризма» и «Соглашение по информационной безопасности».

Важным является и экономическое направление работы. Прошедшая в прошлом году встреча по линии министров финансов и глав Центральных банков оказалась весьма плодотворной. Обсуждены вопросы выхода из финансово-экономического кризиса. По инициативе России идёт обсуждение темы расширения использования национальных валют во взаимных расчётах. Между Россией и Китаем это уже активно практикуется - часть товарооборота осуществляется в национальных валютах.

В рамках ШОС созданы Деловой совет и Межбанковское объединение, которые призваны налаживать контакты по линии бизнес-сообществ и регионов. Неплохо идёт сотрудничество на гуманитарном направлении, в первую очередь, в образовании. Планируется запуск сетевого университета ШОС. В перспективе станет возможным начать образование в одной стране ШОС, а затем продолжить его в другой. Это амбициозный проект, который, в том числе, даст возможность задействовать в обучении национальных языков. Не только русского и китайского, как официальных языков ШОС, - но и национальных языков других стран-членов.

Активно развиваются связи по линии культуры – прошло семь встреч министров. Каждая вносит свой колорит в межкультурный диалог. Активизировались контакты по линии молодёжных организаций. ШОС становится всё более универсальной структурой, деятельность которой распространяется практически на все сферы.

«Международная жизнь»: Леонид Петрович, какие внешнеполитические приоритеты ШОС вы бы выделели?

Л.П.Моисеев: Сейчас в ШОС председательствует Узбекистан, который определил одним из приоритетных направлений работы расширение внешних связей Организации. Путём активных усилий удалось сделать важные шаги на ооновском направлении. Обсуждены возможности расширения связей с отдельными крупными странами. В этих целях по линии МИДов проходят специальные консультации. В частности, по связям с внерегиональными организациями, такими, как Европейский Союз, НАТО и другими. Для нас важно, чтобы любой диалог развивался по той повестке дня, которая приоритетна для нас.

Совсем  недавно подписаны меморандумы о предоставлении статуса партнёра по диалогу Белоруссии и Шри-Ланке. Идет апробирование этого нового механизма. Настроены на то, чтобы формат работы с партнёрами по диалогу принял содержательный и регулярный характер. Думаю, этот механизм для ШОС будет становиться всё более востребованным элементом во внешних связях.

Организации АТР ищут возможности установления более тесных контактов. ШОС будет активно развивать спектр взаимоотношений с другими странами и структурами. Оставаясь вне формального членства, Туркмения, например, принимала участие во встречах заместителей глав наших внешнеполитических ведомств по Афганистану. Надеемся, что Президент Туркмении в очередной раз приедет на саммит нашей организации. Как видите, у нас идёт активный диалог и с региональными, и внерегиональными игроками.

«Международная жизнь»: А как ШОС относится к вопросу о размещении военных баз иностранных государств на территории стран-членов Организации?

Л.П.Моисеев:Для нас принципиальная линия состоит в том, что это - вопрос суверенных решений тех или иных стран-членов ШОС. Не является большим секретом, что тема базы «Манас» с подачи бывшего президента Киргизии К.Бакиева возникала на встречах лидеров. Их неизменная позиция заключается в том, что это - внутреннее дело самой Киргизии, в которое ШОС не вмешивается.

«Международная жизнь»: Но ведь ШОС не может не волновать тот факт, что на территории шосовского пространства размещён и функционирует военный объект совершенно другого континента, преследуя свои военные цели?

Л.П.Моисеев: «Манас» - не единственный объект в регионе, созданный в связи с военными операциями в Афганистане. В своё время на саммите ШОС было сделано заявление, касающееся иностранных баз на пространстве ШОС. Его суть сводится к тому, что если начинается сворачивание участия в афганских делах, - а базы, повторяю, были размещены именно в связи с афганскими событиями, - то временные рамки присутствия этих баз на территории стран-членов ШОС должны быть соответствующим образом скорректированы.

Тогда это заявление наделало много  шума, и, кстати, после него резко возрос интерес США к ШОС. Вашингтон даже начал осуществлять регулярный зондаж, особенно накануне саммитов, - не предполагаем ли мы делать ещё какое-нибудь заявление на этот счёт?

Заявление остаётся в силе. Никто его не дезавуировал. Оно абсолютно логично: если страна под свои операции в Афганистане просила об открытии той или иной базы на территории государств-членов ШОС, или договаривалась о других формах взаимодействия, то с уходом из Афганистана или сокращением операций в Афганистане, естественно, возникает вопрос о целесообразности продолжения такого рода присутствия.

Сейчас несколько государств-членов ШОС сотрудничают с международными силами по обеспечению безопасности в Афганистане в предоставлении своей территории или воздушного пространства для невоенного и военного транзита в Афганистан. Тем самым вносится вклад в стабилизацию обстановки в Афганистане.

В прошлом году, когда мы собрали  в Москве первую встречу по Афганистану, были приглашены все ключевые участники, задействованные в афганском урегулировании. Это получило позитивную оценку. В последние годы со стороны западных стран проявляется интерес к установлению контактов и диалога с ШОС. Мы готовы вести диалог по тем темам, которые интересуют нашу Организацию. Мы готовы сотрудничать по терроризму, по борьбе с наркотиками по периметру Афганистана. Главный сигнал, который послала Московская конференция по Афганистану в марте прошлого года, заключался в том, что мы готовы работать с теми, кто заинтересован в этом. Для нас проблема угроз, которые исходят с территории Афганистана, - это проблема безопасности номер один.

«Международная жизнь»: Вопрос об упрочении международного статуса ШОС актуален по-прежнему?

Л.П.Моисеев: ШОС завоевала право считаться влиятельной международной структурой. По некоторым направлениям, в частности, по тематике Афганистана, мы считаем, что ШОС могла бы быть наиболее удобной площадкой для обсуждения, поскольку объединяет практически всех соседей Афганистана. Здесь наша «ниша» очевидна.

«Международная жизнь»: Проект Положения о порядке приёма новых членов в Организацию будет вынесен на саммит ШОС в июне или этот вопрос будет решаться в рабочем порядке?

Л.П.Моисеев: Все эти годы мы ощущали желание со стороны ряда стран влиться в ряды ШОС. Сейчас делается важный шаг – создаётся хорошая основа для приёма новых членов в ШОС. Предстоит еще поработать по техническим моментам. Любое расширение несёт для Организации дополнительную нагрузку во всех планах. Я уж не говорю о политических последствиях, но вопросы финансирования, функционирования структур Организации, рабочих языков – всё это потребует очень тщательной проработки. Думаю, следующим шагом станет принятие документов, которые пропишут все стороны расширения ШОС, после чего в конкретном плане могут рассматриваться вопросы расширения. Пока что мы обсуждаем как бы технику приёма. С учётом большой деликатности этой темы, и с учётом того, что, естественно, у того или иного члена Организации могут быть свои приоритеты, обсуждение на министерском уровне прошло достаточно гладко.

«Международная жизнь»: Но в любом случае вы «вызываете огонь на себя»?

Л.П.Моисеев: Да, нам придётся отвечать на вопросы и пожелания. Придётся ударно поработать, чтобы к следующему году быть готовыми к любым конфигурациям. Главное – договориться по базисным вещам, которые дадут основание принять то или иное решение.

«Международная жизнь»: Каких решений можно ждать от саммита стран ШОС в июне? Будут ли сюрпризы?

Л.П.Моисеев:Сюрпризов я бы не хотел, потому что они бывают и неприятными. Отмечу, что после российского председательства в прошлом году со стороны страны, принявшей эстафету ШОС, появилось стремление свой годичный срок наполнить важными событиями. Таким образом, Россия, очень ответственно подойдя к своему председательству, подала хороший пример и породила, я бы сказал, здоровую конкуренцию. Сейчас каждый стремится внести в работу Организации новые элементы. Так, нашим узбекским коллегам удалось добиться признания со стороны ООН. Подводя предварительный итог узбекскому председательству, скажу, что оно ознаменовалось важными событиями на внешнем направлении работы ШОС. Кроме того, сделана попытка впервые кодифицировать функционирование всех механизмов в рамках Организации. ШОС включает не только два постоянно действующих органа, – Секретариат в Пекине и Исполнительный комитет РАТС в Ташкенте, - у нас имеется около 20-ти экспертных групп, в год проходит около десятка встреч министров по различным направлениям. Их работу узбекская сторона сумела подвести под общий знаменатель так, чтобы они работали по одним и тем же схемам и правилам. Это называется «правила процедуры», и сделать это было непросто. Надеюсь, следующая страна-председатель внесёт новый вклад в динамичное развитие ШОС.

Версия для печати