Перу на мировой арене

13:20 26.04.2017 Эмиль Дабагян, ведущий научный сотрудник Института атинской Америки РАН, кандидат исторических наук


Перу, развернутая к Тихому океану, средняя по размерам территории и численности населения латиноамериканская страна, за четверть столетия совершила значительный рывок в общественно-политическом развитии, превратилась в серьезную величину регионального масштаба, к которой уважительно относятся как ближние, так и дальние соседи. Неслучайно по ряду параметров появились сравнения с Сингапуром и Южной Кореей, даже возник термин “Перу – это Китай в миниатюре”.

На протяжении полутора десятка лет она проводит целенаправленную, выверенную и сбалансированную международную политику, отказавшись от конфронтационности, которой характеризовалось последнее десятилетие XX века. Опираясь на растущий экономический потенциал, Перу постепенно превращалась в солидного игрока региональной сцены, расширяя и раздвигая горизонты деятельности за пределы Западного полушария. Особое значение для связей имели соглашения о свободной торговле, заключенные с ближними и дальними соседями.

Перу стала комфортной и гостеприимной площадкой проведения всевозможных встреч на высшем уровне. Достаточно упомянуть саммиты: АТЭС, Латинская Америка – Европейский союз, Латинская Америка – Лига арабских стран.  Все это свидетельствует о расширении спектра и масштабов международных связей.

Так, 19-20 ноября 2016 г. Лима принимала очередной саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). В эту влиятельную организацию входят многие страны зоны, куда переместилась мировая хозяйственная активность.

Эти перемены произошли лишь после падения режима А. Фухимори, много сделавшего для налаживания экономики, но скатывавшегося на авторитарные позиции [i]. Впоследствии приход к власти деятелей различной политической ориентации, регулярно сменявших друг друга, каждые пять лет: А. Толедо, А. Гарсиа, О. Умала и П. П. Кучински создал объективные и субъективные условия для многовекторной внешней политики.

Западное полушарие

Ее приоритетом, безусловно, являются отношения с соседями по региону. Это демонстрировали все президенты, начиная с 2001 года.    

Стратегический союз с Бразилией, крупнейшей по размерам территории и численности населения страной континента был заключен в 2003 г. при А. Толедо. Спустя 10 лет инвестиции латиноамериканского гиганта в Перу достигли 6 млрд. долларов. По утверждению посла Бразилии, они сосредоточены в строительстве, нефтедобыче, горнодобывающей отрасли, металлургии, косметике, производстве напитков, одежды. Дипломат подчеркивал, что важным стимулом для вкладчиков капитала служит договор о свободной торговле. Скромнее выглядели вложения Перу, составившие 1 млрд. долларов. Но они имели тенденцию к  росту [ii]. Принимая в Лиме в июне 2013 г. бывшего президента Л.И. Лулу да Силва, О. Умала высоко оценил значимость двустороннего стратегического альянса. Он, в частности, отметил, что благодаря этому союзу одна страна получает выход к Атлантическому океану, а другая – соответственно к Тихому. Следует подчеркнуть, что ведущим партнером Перу в регионе остается Бразилия, независимо от того, кто ее возглавляет в настоящее время.

Кардинально улучшились связи с Чили. Инициатором данного процесса стал О. Умала. Он говорил: «С этой страной имеется больше сходства, чем различий. Много лет существовало взаимное недоверие. И мы обязаны сделать первые шаги для преодоления подобной ситуации». Перед поездкой туда в июне 2011 г. он заявил: «Это станет жестом братства, доброй воли, мы желаем равноправных отношений». В свою очередь тогдашний президент С. Пиньера сказал: «Больше всего Чили заинтересована в стабильном, демократическом и процветающем Перу. Я верю в О. Умалу, в его приверженность социальной рыночной экономике. А действия на международной арене показали, что он дистанцировался от Чавеса, который был его наставником в 2006 г., и в 2011 г. сблизился с Лулой» [iii]. Подобное высказывание политика правоцентристского толка о коллеге, придерживающегося иных взглядов, имело немалое значение. 

Исключительно важным представлялось формулирование Перу вместе с Мексикой, Колумбией и Чили идеи создании Тихоокеанского альянса, образованного в 2011году. Он рассматривается, как механизм экономической и торговой интеграции. Вот некоторые цифры, дававшие представления об альянсе. Тогда объединение включало 210 млн. человек, треть населения Латино-Карибской Америки. Совокупный валовой внутренний продукт составлял 1,7 триллиона долл., объем взаимной торговли 18 млрд. долл. В настоящее время эти четыре страны вместе представляют 7 экономику мира [iv]. 

В мае 2013 г. на очередном форуме глав государств, проходившем в колумбийском городе Кали, было решено создать фонд кооперации в размере 1 млн. долл. для финансирования инициатив в сфере науки, технологий, инноваций, охраны окружающей среды, социального развития и академического обмена. Там же прошла первая встреча предпринимателей, на которой собрались свыше 400 посланцев бизнес - сообщества ряда стран, включая транснациональных корпораций.    

Подчеркивая значение Альянса, президент Колумбии Х. М. Сантос говорил: «Все мы разделяем вполне определенные принципы и ценности. Привержены демократии, разделению властей, правам человека, основным свободам. Верим в преимущества свободной торговли» [v].

О. Умала заметил, что это уникальный проект, идеально вписывающийся в перуанскую экономическую и торговую реальность, поскольку ее экспорт преимущественно ориентирован на Азию. Выгоды проекта и в том, что возникают условия для включения мелких и небольших предприятий в орбиту роста и конкурентоспособности. Появляются также благоприятные возможности в сфере образования, создается система стипендий, предусматривающая студенческие обмены. Самое главное, подчеркивал он, заключается в том, что создано открытое, не конфронтационное, не идеологическое пространство, которое не находиться в оппозиции к другим латиноамериканским интеграционным объединениям. Не преминул он, и воздать должное своему предшественнику А. Гарсиа, стоявшего у истоков этого проекта [vi].

Эксперты отмечали геостратегическое значение данного объединения, поскольку оно обращено к азиатскому региону, переживающему стремительный рост влияния. К середине XXI века, в частности, Китай, Индия и Япония превратятся в ключевые державы для расширения международной торговли и экспорта, окажутся в числе ведущих экономик планеты, опережая США и Европу. О намерении подключиться к этому перспективному проекту заявляли Коста-Рика, Панама, Доминиканская Республика. Гватемала и даже Канада. Значительный интерес проявляет Испания. Об этом свидетельствовало присутствие председателя правительства М. Рахоя на саммите.

 Подчеркнем, что отказ Д. Трампа поддержать проект Б. Обамы, названный ТТП, никак не скажется на судьбе Тихоокеанского альянса, успешно развивающегося при активном участии и Перу. Более того, на встрече министров иностранных дел четырех стран, проходившей в марте 2017 г. в чилийском портовом городе Винья дель Мар, принято принципиальное решение о придании кандидатам на вступление статуса «ассоциированного члена» с целью заключения с ними в кратчайшие сроки соглашений о свободной торговле. Наряду с этим главы внешнеполитических ведомств договорились участвовать в саммите Mercosur, намечавшегося 7 апреля 2017 г. в Буэнос-Айресе. Все это служит наглядным подтверждением жизнеспособности Альянса, настроенного на всемерное расширение [vii]. 

На церемонии вступления в должность П. П. Кучинского, состоявшейся по традиции в День независимости, 28 июля 2016 г., присутствовали президенты латиноамериканских стран: Аргентины, Колумбии, Мексики, Парагвая, Чили, Эквадора, Хуан Карлос, король Испании. Это явилось свидетельством признания главами государств растущей роли Перу на региональной и международной арене.

Отношения с Соединенными Штатами

Обрели контуры нормальных отношений с Соединенными Штатами. Этой линии придерживались А. Толедо и А. Гарсиа. Вопреки опасениям многих аналитиков и экспертов сходным путем следовал и О. Умала, который эволюционировал от левого радикализма, к умеренному политику. Достаточно сказать, что до инаугурации, в июле 2011 г. он совершил поездку в Вашингтон, где имел доверительную беседу с государственным секретарем Х. Клинтон, подчеркнувшей готовность не только сохранить достигнутый уровень взаимодействия, но и поднять его на новую высоту. Это подтвердил и Б. Обама, удостоивший гостя аудиенции, что случается редко в дипломатической практике, когда хозяин Белого дома оказывает честь президенту, еще не вступившему в должность.

Позднее главы государств пару раз общались на международных форумах. Официальный визит О. Умалы в эту страну состоялся на пике укрепляющихся связей, в июне 2013 года. Гость встречался с президентом и вице президентом, министром обороны, сенаторами и депутатами, выступал перед учеными исследователями. Повсюду рассматривались перспективы взаимодействия в сфере энергетики, науки, технологии, охраны окружающей среды, Были подписаны меморандумы о взаимопонимании по содействию мелким и средним предприятиям, об уменьшении выхлопов углекислого газа, а также ряд конкретных соглашений [viii].

Эту линию продолжает П. П. Кучински, совершивший официальный визит в США спустя короткое время после избрания в 2016 году. Особенность поездки состояла в том, что он одним из первых президентов региона побывал у американского лидера Дональда Трампа. Наряду с рассмотрением ключевых международных проблем и двусторонних торгово-экономических связей, собеседники коснулись возможных последствий массовой миграции венесуэльцев в соседние страны, обусловленной катастрофическим экономическим положением [ix]. На встрече политиков П.П. Кучински показал себя истинным патриотом, отстаивающим интересы родины. Четырехдневная программа пребывания в США была исключительно насыщенной. Он нанес визит Антонио Гутеррешу, нынешнему Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, выступил с лекцией в Принстонском университете [x].

В качестве альтернативы Транстихоокеанскомупартнерству перуанский президент предложил договор АТЭС с участием России и Китая, но без США. Это рассматривается авторитетными экспертами, как явный демарш в адрес крупнейшей мировой державы и недвусмысленный жест доброй воли в отношении других крупных игроков на тихоокеанском направлении [xi]. 

Стратегический союз с Поднебесной     

Перу, опираясь на растущий экономический потенциал, превратившись в серьезного игрока региональной сцены, раздвинула горизонты деятельности за пределы Западного полушария. 

Поднялись на принципиально высокий уровень отношения с восходящим мировым гигантом – Китаем, рассматривающим континент, как сферу особых интересов [xii]. Поднебесная превратилась в ведущего торгового партнера Перу в регионе. В 2011 г. оборот между странами превысил 12,5 млрд. долл. 38 %  китайских вложений в Латинской Америке приходились на эту страну. Перуано-китайская торговая палатаотмечала, что количество предприятий, ориентированных на экспорт, увеличилось на 30%, достигнув 500 [xiii].

Исключительно плодотворным оказался визит О. Умалы в Китай в апреле 2013 года. Он вел переговоры с председателем Государственного совета и премьер министром, общался с предпринимателями, входящими в Совет содействию международной торговли и предложил 20 инфраструктурных проектов сотрудничества на сумму в 15 млрд. долл., присутствовал на открытии центра перуанских исследований, участвовал в работе азиатского Давоса в Боао, расположенном на тропическом острове Хайнане. В ходе 4-х дневной насыщенной поездки подписано 11 соглашений о кооперации. Тогда же гость высказал идею превращения своей страны в «мост» взаимопонимания между Латинской Америкой и Китаем [xiv].

Вместе с тем политическое руководство осознавало немалые риски и подводные течения, связанные с углублением сотрудничества с этой державой. Среди них: попытка превратить регион в сырьевой придаток, безудержная эксплуатация природных ресурсов, отсутствие заботы об окружающий среде, наплыв дешевых потребительских товаров, неравная конкуренция. На это обстоятельство обращал, в частности, внимание О. Умала. Выступая на открытии V форума предпринимателей, проходившем в Лиме в ноябре 2011 г., в качестве иллюстрации привел вопиющий пример несуразностей, сказав: «Мы продаем апельсины, а они в обмен поставляют мармелад».

С подобным положением пора покончить, резюмировал президент. Нельзя оставаться лишь поставщиками сырья. Надо увеличить выпуск технологичной продукции, разнообразить экспорт, строить развитый регион, это вызов не только для правительств, но и для деловых людей [xv]. Дополнительным психологическим фактором взаимного тяготения является то что у 10% перуанцев в жилах течет китайская кровь.

Первый зарубежный визит П.П. Кучински, как и ожидалось, совершил в Поднебесную, являющийся главным торговым партером. Там он общался с китайским лидером Си Цзииньпином, стороны договорились интенсифицировать взаимодействие различных сферах.

Российский вектор

Для Перу связи с нашей страной отнюдь не приоритетные. Но понимание ее роли и места в современном мире весьма значительно. Эмоционально о России высказывался А. Гарсиа. В 2007 г. в интервью журналу «Латинская Америка» он говорил: «Для меня Россия – это восхитительная страна, которая в XX веке была своеобразной политической лабораторией, пройдя от религиозной монархии через опыт политиков-профессионалов по захвату власти, через тоталитарную диктатуру к нынешнему небывалому экономическому преобразованию. Россия доказала, что является мировой державой. Я уверен, что через 10-20 лет она вновь обретет былую мощь»[xvi]. В ноябре 2006 г. Д. А. Медведева, совместившего участие в саммите АТЭС с официальным визитом, удостоили высшей государственной награды - орденом «Солнце Перу».   

Находясь в оппозиции, в 2009 г. Союз ради Перу, возглавлявшийся О. Умалой, в парламенте поставил вопрос о признании суверенитета Южной Осетии и Абхазии, которого они добились в результате проведения Россией в августе 2008 г. «операции по принуждению к миру» на Кавказе. В пользу предложения приводились такие аргументы. «Если мы признали самостоятельность Косова, почему не поступить аналогичным образом и в данном случае»[xvii]. Однако эти доводы не встретили должного отклика большинства депутатов. После прихода к власти О. Умалы  этот вопрос больше не поднимался, был снят с повестки дня

В 2010 г. О. Умала по приглашению фонда Андрея Первозванного побывал в Москве. Выступая перед общественностью, он показал себя  приверженцем расширения всесторонних контактов с Россией. 

В сентябре 2012 г. Президент О.Умала участвовал в работе саммита АТЭС, проходившего во Владивостоке. На полях встречи состоялся продолжительный обмен мнениями с В.В. Путиным. Рассматривались состояние и перспективы политических, экономических, военно-технических и культурных связей. В частности, выражалась заинтересованность российской стороны в добыче полезных ископаемых и ценных металлов, модернизации автомобильных и железных дорог. Речь шла и о необходимости подготовки программы долговременного сотрудничества, включая и такие области как энергетика, рыболовство и научные исследования. Отмечалось, что товарооборот в 2011 г. увеличился вдвое, составив 726 млн. долл. Но это не соответствовало потенциальным возможностям партнеров [xviii].  В. В. Путин, высоко оценивая достижения Перу в различных сферах, высказал мысль, что она заслужила право подключиться к саммиту G-20 [xix]..

На саммите АТЭС в Лиме в ноябре 2016 г. снова произошла ное встреча В.В.Путина с П. П. Кучинским. Приветствуя российского коллегу, перуанский лидер заявил: «Отрадно видеть Вас здесь. Наши отношения имеют давнюю историю. Мы высоко ценим ваши технологии. Мы заинтересованы в том, чтобы не только поддерживать двусторонние связи, но и развивать их. Мы стремимся к тому, чтобы развивать наше сотрудничество не только в военной области, но и в других сферах, прежде всего в сельском хозяйстве. Перу является экспортером таких товаров, как фрукты – манго, авокадо и других».

В свою очередь В.В. Путин подчеркнул: «Вы сказали, что хотели бы продолжить тот уровень, который уже сложился. И теперь, безусловно, нам нужно этот очень хороший уровень политического взаимодействия трансформировать в экономическую составляющую. Многие наши компании проявляют практический интерес к взаимодействию с перуанскими партнерами, к работе на перуанском рынке. Я уверен, если с правительственного уровня будем поддерживать этот настрой с обеих сторон, то результат обязательно будет» [xx].   

П. П. Кучински получил приглашение посетить Россию с официальным визитом в любое удобное время. 

* * *

Резюмируя, подчеркнем, что на международной арене Перу наладила конструктивные взаимовыгодные отношения с ближними и дальними соседями на базе политического и идеологического плюрализма, превратилась в весомую величину, в уважаемого члена мирового сообщества.

Важно подчеркнуть, что в стране произошли перемены и  другого свойства, на что  обратил внимание мексиканский исследователь немецкого происхождения Э. Краузе, побывавший в Перу. В эссе под красноречивым заголовком “Горы пришли в движение” в столичной газете LaRepublica, ученый писал. «Наиболее впечатляющим для стороннего наблюдателя стало изменение менталитета и стереотипов поведения определенных категорий людей. Это касается представителей растущего среднего класса. Они перестают считать себя жителями отсталой периферии, прозябающей на задворках глобализирующегося мира, у них возникло чувство сопричастности к динамике развития»[xxi].

Все вышеизложенное подтверждает тезис о превращении Перу в нарождающегося регионального гиганта и повышении его роли на мировой арене. Это стало особенно очевидно в условиях нынешней политической и экономической конъюнктуры. Время работает на то, что в будущем Перу  может развить свой экономический потенциал и встать в ряд  латиноамериканских грандов  вслед за Бразилией, Аргентиной и Мексикой.  



[i] Внедрявшуюся модель аргентинский ученый  Г. О, Доннел назвал «делегативной демократией». Ее признаки: сочетание псевдодемократической оболочки с авторитарной сущностью; гипертрофированная роль первого лица, превращение законодательной и судебной властей в послушных исполнителей его воли; игнорирование общепризнанных норм и принципов; использование грязных технологий для достижения целей правящей группировки -. O, Donnel G..Democracia delegativa. -  Cuadernos de CLAEN. Montevideo, 1992, № 61, P 5-20

[v] El Nuevo Herald. Miami, 23.05.2013

[viii] El Nacional. Caracas, 11, 12..06 2013

[ix] После того, как 29 марта Верховный суд Венесуэлы  29 марта взял на себя функции законодательной инстанции, тем самым  положив конец разделению властей, перуанская сторона резко о на это решение, отозвав своего посла из страны – «El Universal» .Caracas, 30. 03. 2017 

[xii] Подробнее об этом см. Дабагян Э. Китайский прорыв в Латинскую Америку. – Мировая экономика и международные отношения. 2012, № 11; его же. Поднебесная на просторах Латинской Америки. – Свободня мысль  2016, № 4. .  

[xiii] El Nuevo Herald.. 20 11 2011

[xvi] Латинская Америка, 2007, № 12,  С. 4

[xvii] Мировая экономика и международные отношения, 2011, № 12, С. 91.

[xix] El Universal, Caracas, 9. 09. 2012

[xx] Взгляд. Деловая газета. 23.11.2016

[xxi] La Repǔblica Lima 01.04 2012

Ключевые слова: Латинская Америка Перу

Версия для печати