Сирийское урегулирование: общие подходы и противоречия

12:57 24.04.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: Е. Педанов

Константин Косачев подтвердил применение отравляющих веществ в Идлибе, но подчеркнул, что ответственных за этот инцидент может установить только полноценное расследование ОЗХО. Говоря о российской позиции, сенатор отметил, что Россия готова сотрудничать по Сирии с любой страной, которая разделяет цели антитеррористической операции.

В мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» прошел видеомост Москва-Каир, на котором российские и египетские парламентарии обсудили будущее Сирии. Для представителей Совета Федерации (СФ) это уже шестая встреча, посвященная сирийской теме. Участниками предыдущих видеомостов стали парламентарии из Сирии, Ирана и Европейского союза.  Египет вовлечен в сирийское урегулирование вследствие большого потока беженцев из Сирии и деятельности сирийской оппозиции в Каире. Председатель Комитета СФ по международным делам Константин Косачев напомнил, что каирская группа, наряду с эр-риядской и московской делегациями оппозиции, играет существенную роль в переговорах.

Сенатор уверен, что ситуация в Сирии и действия России нуждаются в информационном сопровождении и парламентском контроле. Он подтвердил факт применения 4 апреля в сирийской провинции Идлиб отравляющих веществ. Кто несет ответственность за проведенную операцию? Насколько она была реальной либо инсценированной? Это те вопросы, на которые, по мнению сенатора, должна ответить ОЗХО. «Специалисты не могут приступить к исполнению своих обязанностей, поскольку эта работа затруднена политическими маневрами внутри организации», - утверждает Константин Косачев. Здесь председатель Комитета СФ по международным делам, отсылает к выступлению постпреда РФ при ОЗХО Александра Шульгина. На внеочередном заседании Исполнительного совета 20 апреля было отклонено российско-иранское предложение о скорейшем расследовании инцидента в сирийской провинции Идлиб. Позицию «западных стран» он назвал «безответственными маневрами» и подверг сомнению результаты проведенной ОЗХО медицинской экспертизы. Миссия по установлению фактов предполагаемого применения химического оружия, взяв анализы у жертв и пострадавших, пришла к выводу, что в Идлибе был использован зарин. Россия, в свою очередь, представила ОЗХО доказательства постановочного характера инцидента с применением химоружия. При этом версия, озвученная Министерством обороны РФ, согласно которой авиаудар ВВС Сирии пришелся по складу, где террористы хранили  химическое оружие, остается в силе. Эту позицию представил 12 апреля Владимир Путин и подтвердил в недавнем интервью Башар Асад.

Египетских коллег интересовало сотрудничество России с Турцией и борьба с терроризмом. Представители Палаты депутатов Арабской Республики Египет причислили Турцию к странам, которые поддерживают террористов. С критикой в адрес турецких сил выступает также и сирийский президент, обвиняя их как в незаконном вторжении, так и в поддержке «Исламского государства» и «Джабхат-ан-Нусры». «Как может Россия заявлять о борьбе с терроризмом, сотрудничая с турецким руководством?» – задал вопрос российским коллегам член Комитета по международным делам Имад Гад.

 «Россия не состоит с Турцией ни в каких союзах, мы сейчас взаимодействуем в решении террористической угрозы», –  парировал Константин Косачев. Россия, по словам сенатора, сотрудничает с любыми государствами, которые разделяют цели и задачи антитеррористической операции в Сирии. Он подчеркнул, что это не то стратегическое партнерство (в рамках НАТО), которое есть у Турции и США. «Мы видим отчетливо все изъяны турецкой позиции по Сирии, мы не идеализируем подходы к урегулированию конфликта ни Ирана, ни сирийских властей», – отметил представитель Совета Федерации. Всех участников российской коалиции, как утверждает сенатор, объединяет общий враг (террористические группировки). Константин Косачев привел слова из личной беседы с Башаром Асадом во время их встречи 29 декабря 2016 года: «Мы категорически не воспринимаем позицию Турции в сирийском контексте, но приветствуем российско-турецкое сотрудничество, так как Россия содействует изменению турецкого подхода и делает его более приемлемым для Сирии». Спикер напомнил также, что астанинский процесс позволил посадить за стол переговоров стороны, которые прежде только воевали и не собирались договариваться.  Коалиция Турции, Ирана и России, по его мнению, является важным элементом перехода от боевых действий к принуждению сторон к миру в Сирии.

В качестве последних достижений парламентской дипломатии Константин Косачев рассказал также о работе российской делегации в Межпарламентском союзе, куда входит 173 государства. На последней Ассамблее в столице Бангладеш Россия выступила с инициативой создать рабочую группу по Сирии. В нее должны войти представители всех геополитических регионов (арабского, азиатского, африканского, латиноамериканского и НАТО). Российское предложение о том, чтобы поехать в Сирию совместной делегацией парламентариев, было поддержано Исполкомом Межпарламентского союза. Константин Косачев пригласил египетских коллег к сотрудничеству в рамках рабочей группы.

Египетские парламентарии ответили, что в целом поддерживают позицию России в Сирии и выступают за принцип невмешательства в дела суверенных государств. Они видят будущее сотрудничество с Россией в противодействии терроризму: «Египет одна из стран, которые пострадали от действий террористических группировок («Братья мусульмане»), и мы до сих пор ведем против них борьбу».

Ключевые слова: Константин Косачев Совет Федерации Федеральное Собрание Сирия Межпарламентский союз Башар Асад Турция Иран Египет Имад Гад Исламское государство Джабхат-ан-Нусра НАТО ОЗХО Александр Шульгин Каир

Версия для печати