Брекзит преподносит сюрпризы, диктуя свою повестку дня

16:32 18.04.2017 Елена Ананьева, руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Премьер-министр Т. Мэй 18 апреля объявила досрочные парламентские выборы, назначив их на 8 июня. Ранее она отрицала такую возможность, не желая "играть в политические игры", особенно учитывая Закон о фиксированном сроке полномочий парламента (истекают в 2020 г.). Однако тогда речь шла о ее личном мандате от избирателей. Напомним, что она оказалась в положении Г. Брауна, который после досрочной отставки Т. Блэра, дискредитировавшего себя войной в Ираке, стал лидером лейбористов без борьбы (соперники сняли свои кандидатуры) и, соответственно премьер-министром. Таким образом, Г. Браун не получил ни мандат членов партии, ни мандат избирателей в качестве премьер-министра. Провести парламентские выборы он так и не решился, опасаясь их проиграть.

Не хотела проводить их и Т. Мэй, опасаясь распрей в собственной партии между «бремейнами» и «брекзитерами» - сторонниками и противниками членства Британии в ЕС. Однако  Т. Мэй, по ее словам,  «неохотно» прислушалась к тем в партии тори, кто еще с ее вступления в должность в июле 2016 г. советовал воспользоваться глубоким кризисом в ведущей оппозиционной партии – Лейбористской. Премьер-министр стремится заручиться крепким парламентским большинством перед переговорами с ЕС (ныне оно составляет всего 6 голосов), обеспечив «стабильность и определенность» стране. Действительно, на середину апреля Консервативная партия, согласно опросам, серьезно опережает основного соперника (44:23), а личный рейтинг Т. Мэй в качестве премьер-министра составляет 50% против 14% у лидера лейбористов Дж.Корбина как возможного премьер-министра[1]. К тому же, лейбористы намеревались голосовать в парламенте против окончательного соглашения между Британией и ЕС, шотландские националисты – против Билля, аннулирующего членство Британии в ЕС, а также намерены добиваться второго референдума о независимости Шотландии, либерал-демократы – устроить правительству обструкцию, как и невыборная Палата лордов. Теперь уже Т. Мэй обвиняет оппонентов в  «политических играх». Безусловно, правительство стремится укрепить свои переговорные позиции перед переговорами с ЕС внутри и вне страны.

Лидер лейбористов Дж. Корбин приветствовал решение премьер-министра, хотя больше досрочным выборам явно рады на правом крыле партии. При нынешнем раскладе сил поражение Лейбористской партии 8 июня будет означать отставку Дж. Корбина, который придерживается «твердых левых» позиций и новые выборы лидера партии - в третий раз за 2 года. Однако при существующей процедуре надежды правого крыла могут и не оправдаться[2].

Могут ослабеть позиции Шотландской национальной партии в Вестминстере. На выборах 2015 г. она получила 56 мест (из 59 по квоте Шотландии в общенациональном парламенте), завоевав всего 4,7% голосов. Учитывая усталость шотландцев от 8 походов к избирательным урнам с 2010 г. (3 референдума, 2 избирательные кампании в шотландский парламент, 2 – в общенациональный и выборы в Европарламент), они могут и снизить поддержку ШНП на предстоящих выборах, хотя и не любят консерваторов еще со времен М. Тэтчер. Дело в том, что даже те, кто голосовал за независимость в 2014 году, не хотят повторный референдум о независимости в противовес Первому министру Шотландии Николе Стерджен. Она по понятным причинам назвала решение Т. Мэй серьезной политической ошибкой[3].

19 апреля премьер-министр выступит в парламенте с предложением провести досрочные выборы. Согласно процедуре, его должны поддержать 2/3 депутатов, и, учитывая позицию основной оппозиционной партии – Лейбористской – выборы будут назначены официально.


[1] Voting Intention: Conservatives 44%, Labour 23% (12-13 Apr). URL: https://yougov.co.uk/news/2017/04/17/voting-intention-conservatives-44-labour-23-12-13-/ 

[2] Ананьева Е.В. Исчезающий центр // Международная жизнь. 2016. №10. С. 79-92

Ключевые слова: Великобритания Brexit

Версия для печати