Трамп встретил Си… бомбежкой Сирии

12:06 11.04.2017 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Лидеры США и КНР с супругами. Фото АР

Вот приезжаете Вы в гости. Да ещё к торгово-экономическому партнеру, да ещё к Вашему должнику. А он – раз Вам с порога сообщение о том, что его ребята только что раздраконили один из объектов известной фирмы, более слабой, но по какой-то причине перешедшей дорогу хозяину дома – Вашему должнику. Причем, ударили его ребята по этой фирме намерено и с непропорциональной силой, чтобы прозрачно как бы намекнуть Вам лично, что и с Вами такое может стать, если характер бизнеса с хозяином не изменится к искомой пользе хозяина. А дом Ваш далеко – за морем, и в случае чего, никто не поможет. Этакий силовой вариант с намеком на роль, которую прописал Вам хозяин – роль заложника.

Как Вам такой сюжет? Не вздрогнули?

А теперь поставьте себя на место председателя КНР Си Цзиньпина, который приехал за тридевять земель в гости к новому президенту США Дональду Трампу, а тот прямо за первым же обедом решил поднять аппетит гостя и сообщил, что прямо в эти минуты корабли американских ВМС нанесли массированный ракетный удар по Сирии. Не имея никаких других источников информации, товарищ Си вынужден был пережить эту новость со столовыми приборами в руках на обеде у Трампа, в его имении Мар-а-Лаго, штат Флорида.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон прокомментировал реакцию китайского гостя так: «Си не был взволнован решением Трампа». Стало быть, проявил выдержку. Какие выводы будут сделаны по возвращении китайской делегации в Пекин, можно только догадываться, но без реакции подобные ковбойские шуточки остаться не могут по определению.

Вот в такой обстановке прошли первые прямые переговоры китайского председателя и нового американского президента. Давайте пройдем сначала по некоторым моментам, предшествовавшим началу этих контактов, а потом уже и обсудим ставшие известными детали договоренностей, и познакомимся с некоторыми оценками состоявшегося визита. Заметим сразу – никакого обилия документов никто не увидел. Всё – на словах.

Наверно, первый тезис должен быть таким: прошедшая встреча это, по большому счету, – первая крупная внешнеполитическая акция нового президента США, и, наблюдая за её ходом, можно уже представлять себе, как Трамп станет вести свою внешнюю политику. Кое-что все уже увидели и грохот этот услышали…

Второй главный момент – это торгово-экономические связи двух крупнейших экономик мира. С нескрываемым удовлетворением официальное китайское информационное агентство «Синьхуа» в канун визита отметило: «Для глобальной стабильности, процветания и управления ничто не может иметь значения больше, чем отношения двух крупнейших мировых экономик».[1] Не слышится ли в этих словах эхо американской идеи о «Большой Двойке – США+КНР»? Ну, если мы и расслышали это эхо, то антураж встречи под грохот бомбежки «Аш-Шайрата» никак не соответствовал развитию отношений в рамках «G-2», придуманной Збигневом Бжезинским.

Если глянуть на цифры экономического сотрудничества двух гигантов, то выглядят они в некоторых областях вот так:

- Суммарный товарооборот между США и КНР превысил 0,5 трлн долларов. Китай экспортировал в Америку товар на сумму более 400 млрд долларов, а Америка — на, примерно, 140 млрд долларов. Дефицит у США огромный.

- Общаясь с журналистами, Трамп перед встречей с Си сказал, что одной из главных тем переговоров станет торговый дефицит с Китаем. «С нами обходились несправедливо, мы много лет заключали ужасные торговые соглашения с Китаем. Это одна из тем, которые мы будем обсуждать», — сказал он. По мнению Трампа, Китай намеренно создал такой перекос в торговом балансе, искусственно занижая курс юаня.

-Взаимные инвестиции достигли 170 миллиардов долларов, от бизнеса с Китаем зависят 2,6 миллиона рабочих мест в США.

- До 2016 года Китай был самым крупным держателем американских ценных бумаг. Сейчас лидерство в этом плане принадлежит Японии. Консалтинговая компания «Jefferies» отмечает, что потенциально у Китая есть возможность обрушить доллар, «если Пекин избавится от всех долговых бумаг США».

И вот при таком раскладе Трамп хочет перестройки всей модели торгово-экономических отношений с КНР. Устранения дефицита. Возвращения американских производств из Китая в США. А вдобавок – еще большего притока китайских инвестиций.

Получается, что, с одной стороны, он приглашает китайских инвесторов участвовать в своей программе «Make America Great Again!» Но, с другой стороны, грозит поднять пошлины на китайский импорт, чтобы расчистить американский рынок для национального производителя. Как он собирается решать одновременно две этих задачи – посмотрим.

Китайский официоз газета «Жэньминь жибао» среди пожеланий, предваряющих переговоры, написала: «КНР и США более чем когда-либо нуждаются друг в друге для поддержания глобального мира и развития и решения сложных международных проблем, связанных с изменениями климата, терроризмом, трансграничной преступностью и наркоторговлей. За отказ от сотрудничества пришлось бы заплатить очень большую цену.

Теория так называемой «ловушки Фукидида» описывает ситуацию, при которой страх крупной державы перед растущей мощью соперника ведет к войне. Существует мнение, что подобный ужасный сценарий возможен и в китайско-американских отношениях.

Однако данная теория не учитывает того, что взаимозависимость отдельных стран мира становится все сильнее, а сотрудничество является самым эффективным способом для обеспечения общих интересов таких государств, как КНР и США. Если эти две страны будут стремиться к реализации взаимных интересов и урегулировать возникающие разногласия на основе прагматизма и открытости, они, вне всякого сомнения, смогут избежать «ловушки Фукидида».[2]

На виду у всего мира китайцы через свою прессу не постеснялись выложить самые печальные сценарии ведения дел с Америкой Трампа! И у них есть озабоченности – тяжелые отношения складываются у США и Китая в приграничных регионах КНР: Северная Корея, Тайвань, спорные острова, размещение американских войск вблизи китайских берегов – это все реальные вызовы. Китайцы смотрят на подобную практику США, как на попытку «обложить» Поднебесную со стороны Тихого океана, а в Вашингтоне и не скрывают, что имеют далекоидущие планы по отстаиванию своих интересов в Восточной Азии, где именно Китай является их основным конкурентом.

В американском издании «The National Interest» накануне визита председателя КНР в США вышла статья «Семь советов перед встречей Трампа и Си Цзиньпина». Один из советов Трампу — «забыть на время о России и сосредоточиться на самых важных двусторонних отношениях в мире — отношениях США и КНР».[3]

Трамп и о России не забыл (ракетный удар по Сирии – это «жест» в адрес Москвы), и с китайским гостем провел много времени. Им было, что обсудить.

Например, этот комментарий к ситуации в мировой экономике, сложившейся в канун приезда Си Цзиньпина, стоит процитировать: «29 марта президент Трамп подписал указ о ревизии Федеральной Резервной Системы (частного Центробанка США). После этого вся произошедшая цепочка событий, включая «атаку “Томагавков”», уже синтезировалась автоматически – настолько решение о ревизии глобально и затрагивает жизненные интересы очень влиятельных мировых глобалистских элит.

В США собрался товарищ Си. Как весь мир увидел, председатель Китая попал в «самую гущу дел». Впрочем, о сопровождавших визит событиях китайский руководитель, если и не знал, то догадывался. От этого поездка в США выглядит, как попытка договориться о самом важном для Китая. Как предполагаю, такой «важнейшей повесткой» являются накопленные долларовые активы, для которых появилась реальная угроза сгорания в огне мощнейшей девальвации – ревизия ФРС может иметь именно такое продолжение…

31 марта пришло сообщение о том, что «президент США Дональд Трамп намерен подписать «необычный» указ, согласно которому у правительства будет всего 90 дней на определение основных причин торгового дефицита Америки… Министр торговли США Уилбур Росс заявил, что необходимо будет оценить влияние неправомерных действий, и даже мошенничества, на уровень имеющегося торгового дефицита с каждой страной». Тут речь нужно вести не о «каждой из стран» во множественном числе, а об одной стране. И это — Китай!»[4]

Это – более чем содержательная повестка дня, если связать воедино новости вокруг ФРС и сложные отношения партнеров-гигантов. Возможно для того, чтобы товарищ Си был более сговорчив, Трамп и устроил свой «салют наций» на сирийской базе – шума от него было много, а вот военных результатов мало. В Германии, например, всё поняли правильно: «Президент США Дональд Трамп не случайно отдал указ об ударе по сирийской авиабазе в ходе встречи с председателем Си Цзиньпином – это мог быть сигнал Китаю», - такое мнение выразила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен в эфире телеканала ARD.[5]

Вице-президент политологического «Евразия-центра» (Вашингтон) Ральф Уинни в интервью РИА «Новости» также заявил, что Трамп использует эту ситуацию в качестве «рычага для давления на Пекин»: американский президент таким образом «хотел показать, что если Китай не поможет, США будут действовать в одиночку».

Трамп решил надавить на Пекин? Ну, что ж, он помнит давнюю аксиому гангстеров: «Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем просто добрым словом». Стрелять уже начал… Более того, Трамп предупредил: «Если Китай не решит северокорейскую проблему, это сделаем мы».[6]

В этом же ключе можно рассматривать и приказ Трампа о направлении к берегам Корейского полуострова группы ВМС США, ведомой атомным авианосцем «Карл Винсон».

 

«Красиво плывет эта группа с полосатой палубой…»

Администрация США рассматривает вероятность введения санкций против китайских банков и компаний, которые дают Пхеньяну доступ к международному финансированию. Почти все топливо, импортные продовольственные продукты, потребительские товары и сырьевые материалы для своей ядерной программы КНДР получает из Китая.

Правда, не совсем понятно, как американцы собираются развивать отношения с Поднебесной, фигурально выражаясь «приставив дуло кольта к виску китайца»? А нам, в Москве, не ждать ли чего-то подобного при контактах на разных уровнях?

Анализируя ситуацию перед встречей в верхах в Мар-а-Лаго, обозреватель Ричард Бернстайн (Richard Bernstein) для журнала «Foreign Policy» комментировал её в статье «When Xi Meets the Trumps».[7]

«Соединенные Штаты добились некоторого успеха в отношениях кс Китаем:

1. Тайвань остается демократическим и де-факто независимым;

2. Торговля с Китаем выгодна американским потребителям, а также целому ряду крупных американских компаний;

3. Существует значительная степень сотрудничества по таким вопросам как санкции в отношении Ирана и изменение климата;

4. Китай стал «нормальной» страной, рациональным игроком, который не хочет войны.

Провалы являются более заметными:

1. Соединенные Штаты, по сути, уступили перед лицом агрессивной территориальной экспансии Китая в Южно-Китайском море;

2. Соединенные Штаты не смогли убедить Китай понизить торговые барьеры, не смогли принудить его к этому или заставить отказаться от своей нечестной практики.

3. Китай мало что сделал для того, чтобы остановить ядерную программу Северной Кореи, которую сейчас уже невозможно остановить;

4. В процессе невероятно глупой самообороны Соединенные Штаты выбросили за борт Транс-Тихоокеанское партнерство;

5. В военном отношении Китай расширяет меры по «ограничению доступа» в отношении Соединенных Штатов в западной части Тихого океана;

6. Главное интеллектуальное оправдание «включения» Китая в американскую сферу сводилось к тому, что это будут способствовать превращению его в открытого, демократического и ответственного «глобального гражданина», оказалось, по большей части (но не в целом), ошибочным.

Другими словами, Китай, являющийся глобальной моделью для нового авторитаризма, движется к тому, чтобы стать доминирующей державой в Азии, а Трамп, несмотря на все его жесткие выражения, не имеет в своем распоряжении средств, с помощью которых можно было бы существенно изменить этот курс».

Да, уж нет. Трамп именно это видит и ищет средства, «с помощью которых можно было бы существенно изменить этот курс».

Пока ещё ищет. Ведь по итогам первого дня переговоров президент США вынужден был заявить прессе, что он не добился от председателя КНР Си Цзиньпина «ничего, абсолютно ничего», однако предположил, что в будущем между двумя ведущими державами сложатся «очень хорошие отношения». Зато, «в долгосрочной перспективе у нас будут очень и очень хорошие отношения, и я с нетерпением этого жду».[8]

Трамп уже перед завершением визита убеждал всех, что на переговорах был достигнут «существенный прогресс», что Си Цзиньпин проявил «реальную заинтересованность» в обсуждении проблем, накопившихся в отношениях между двумя государствами, и что стороны продолжат добиваться успехов на переговорах. Заметим, не «в решении», а только «в обсуждении».

Си хитро бросил фразу о том, что, мол, «стороны лучше поняли друг друга». Видимо, председатель КНР слышал, как Трамп за два дня до начала переговоров сказал по поводу северокорейской ядерной программы: «У нас есть большая проблема — кое-кто не действует так, как нужно, и это будет моей ответственностью».[9]

Трамп был рад, что удалось обсудить ядерную проблему Корейского полуострова: США и Китай привержены цели денуклеаризации полуострова и согласились активизировать сотрудничество для её достижения. Но, в условиях размещение в Южной Корее новых сил и средств армии США эта цель не представляется легкодостижимой. Ведь, американцы хотят усиления своего военного присутствия, вплоть до размещения в Южной Корее ядерного оружия (!) при понижении уровня обороны Северной Кореи. Похоже, Китай на такой неравноценный размен не готов, что бы ни писала по итогам визита американская пресса.

Более того, прямо «как яичко к Христову Дню», Совет национальной безопасности США представил президенту Трампу доклад относительно вариантов возможных ответов на ядерную угрозу со стороны КНДР, передаёт «Regnum» со ссылкой на NBC News. Как сообщил телеканалу ряд источников в американской разведке и Пентагоне, в числе возможных вариантов действий рассматривается размещение части американского ядерного арсенала в Южной Корее и даже устранение северокорейского лидера Ким Чен Ына (sic!). На столь радикальные меры предлагается пойти в том случае, «если США не удастся договориться с Китаем о совместных действиях, направленных на сдерживание Пхеньяна». Этот вопиющий документ был, по словам источника NBC News, специально подготовлен для главы Белого дома в преддверии визита Си Цзиньпина.[10]

А, если «не удастся договориться с Китаем о совместных действиях, направленных на сдерживание Пхеньяна»? Да, товарищу Си просто устроили сеанс шантажа!

Товарищ Си в ответ достаточно ясно высказался: Китай и США должны непрерывно использовать и совершенствовать механизм оповещения друг друга о важных военных действиях, а также совершенствовать нормы поведения для обеспечения безопасности в морском и воздушном пространстве. «Военная безопасность и взаимное доверие в этой сфере являются основной стратегического взаимного доверия Китая и США. Сторонам необходимо поддерживать контакты военных на всех уровнях, продолжать развивать механизм диалога и консультаций министерств обороны и диалога консультаций по вопросам безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе».[11]

Настрой китайцев уловила и суперчувствительная к этой тематике пресса Японии. Газета «Нихон кэйдзай» подметила, что «Китай согласился укреплять сотрудничество, однако не изменил свою осмотрительную позицию, в результате чего сторонам не удалось договориться о конкретных шагах, направленных на ликвидацию северокорейской ядерной программы».[12]

В заявлении министра иностранных дел Китая Ван И, сделанного для китайских СМИ после встречи в верхах, также не заметен отход от изначальной политики в отношении КНДР. По словам Ван И, во время встречи председатель Си подчеркнул: «Я буду придерживаться метода урегулирования, который заключается в диалоге и мирной стабилизации региона».[13]

Теперь послушаем некоторых экспертов, комментировавших эти переговоры.[14]

Дениэл Блюменталь, «Американский институт предпринимательства»: «Предполагается, что Трамп потребовал усилить давление на Китай. Он также начал обсуждение проблемы торгового дисбаланса. Удары в Сирии были нанесены во время переговоров, и, по всей видимости, Си было о чем подумать. Дело в том, что правительство Китая и сам Си уважают силу. Благодаря жестким действиям Трампа, Си острее воспримет требования американского лидера по проблеме КНДР и Южно-Китайского моря».

Профессор Китайского народного университета Ши Йиньхонг: «Если говорить о конкретных результатах встречи, то в голову приходит только 100-дневный план сотрудничества, направленный на устранение торгового дисбаланса. Открыта возможность, что во время обсуждения, которое будет длиться три месяца, Трамп не сможет пойти на картельные торговые меры в отношении Китая».

Цунэо Ватанабэ, «Фонд мира Сасэкава»: «Трамп пришел на встречу с Си с различными высокопоставленными чиновниками из государственного департамента, министерства обороны, финансов и так далее. Состав был намного серьезнее, чем во время японо-американской встречи в верхах. Китай сохранил лицо. Трамп смог продемонстрировать американцам, что на обсуждение были вынесены все вопросы: сфера безопасности, торговля и курсы валют. Если начнется американо-китайская торговая война (sic!), это негативно отразится на Японии. Для Японии хорошо, что стороны договорились устранить торговый дисбаланс».

Официальное информационное агентство Китая «Синьхуа» прокомментировало итоги так: «Первая встреча председателя КНР Си Цзиньпина и президента США Дональда Трампа подала сигнал о том, что, несмотря на существующие разногласия, Китай и Америка могут стать отличными партнерами по сотрудничеству…

Одним из важных итогов встречи стало достижение договоренности о создании (в будущем) четырех новых механизмов высокого уровня для диалога и сотрудничества в сфере дипломатии и безопасности, экономики, правоприменения и кибербезопасности, а также гуманитарных обменов. Сфера общих интересов Китая и США в настоящее время расширяется».

«Синьхуа» прозрачно намекает на то, что в отношениях с США не всё так духоподъемно: «Сотрудничество будет содействовать достижению взаимовыгодных результатов страной, стремящейся снова стать «великой», и страной, идущей к цели построения среднезажиточного общества к 2020 году. Конфронтация же приведет лишь к потерям обеих сторон… Любые попытки вовлечения Китая в игры с «нулевой суммой» неактуальны, нецелесообразны и разрушительны для обеих сторон».[15]

Открытым текстом для американцев: ваши любимые военно-политические игрища с «нулевой суммой», т.е. «победитель забирает всё», здесь не пройдут.

Та же «Синьхуа» перед началом визита товарища Си в США заметила: «Многие не ожидали, что встреча двух лидеров состоится так рано». И дала ответ: «На самом деле, хорошо, что Д.Трамп и Си Цзиньпин встретятся в начале президентского срока первого, так как они смогут познакомиться и сделают в будущем меньше неправильных предположений о намерениях друг друга». Другими словами, у лидеров США и Китая была острая необходимость поставить друг перед другом самые важные вопросы и приступить к их обсуждению. Это и неудивительно, что вопросов накопилось немало при таком гигантском товарообороте в полтриллиона долларов да ещё при напористом проникновении американцев в приграничные Китаю районы Азии.

В день переговоров, как мы уже упоминали выше, курсом на Корейский полуостров вышел авианосец ВМС США «Карл Винсон» с группой кораблей сопровождения. В общем – армада. О ней пишут в издании «Defense News», как о «беспрецедентном со времен Второй мировой войны маневре в рамках новой оперативной концепции размещения американских военно-морских сил в Тихом океане».[16] Экипаж авианосца прошел перед походом усиленную подготовку, детали которой не уточняются.

В Сирии – ракетный удар, Корейский полуостров – «под прицел». «Ничего себе каденция начинается…»

Но Пекин быстро отреагировал на агрессию против Сирии, затеянную Трампом аккурат в часы обеда с гостем. Китай выступает против применения военной силы в Сирии, заявила официальный представитель МИД страны Хуа Чуньин: «Китайская сторона всегда выступала и выступает против использования военной силы в международных отношениях, выступает за уважение суверенитета и территориальной целостности других государств... Китай никогда не вмешивается во внутренние дела других стран. Президент Сирии Асад был избран сирийским народом, мы уважаем выбор народа Сирии в выборе их собственного лидера, в выборе собственного пути развития». Она подчеркнула, что Китай видит политическое решение единственным путём урегулирования сирийского кризиса и отметила, что в настоящее время главной задачей является предотвращение эскалации ситуации в Сирии.[17]

Реакция Пекина и не могла быть иной, ведь, следуя логике Трампа, продемонстрированной в Сирии, ему ничего не стоит осуществить что-либо подобное и против КНДР, а корейцы и ответят. И вся эта ситуация вспыхнет – да ещё с возможным применением атомного оружия – прямо у границ и КНР, и России.

А Трамп, судя по всему, доволен: «Эка он удачно гостя пуганул». Впрочем, блажен, кто верует…

Редакцию газеты «The Washington Post» действия Трампа не убедили: «Похоже, они (Трамп и Си – С.Ф.) так и не достигли ясного видения проблемы Северной Кореи, и неожиданный военный удар администрации Трампа по Сирии в первый же день саммита только подчеркнул ту область, в которой взгляды президента Трампа и его коллеги Си Цзиньпина резко разнятся».[18]

Пресса в США отмечает: министр торговли Уилбур Росс заявил, что обе стороны согласились ускорить торговые переговоры, чтобы закрыть вопрос об одностороннем дисбалансе в пользу Китая — претензия, на которой Трамп делал акцент еще во время своей предвыборной кампании. «Это может звучать амбициозно, но это большой перелом в скорости обсуждения», — сказал Росс. «Это важный символ растущего взаимопонимания между двумя странами». А министр финансов Стивен Мнучин сказал, что китайская сторона «признает, что нам нужно перейти [к работе] над более сбалансированной торговой средой».

То есть радость американцам доставляют сегодня не реальные результаты, а только темп процесса обсуждения. Перемога?

А вот ещё несколько оценок от американских СМИ.[19]

Как пишет «Associated Press», переговоры прошли «без явных признаков конфронтации и без конкретного прогресса», оставив впечатление «более серьезных с точки зрения сохранения имиджа, чем с точки зрения конкретного содержания». AP предполагает, что ракетный удар США по Сирии мог «добавить веса угрозе» Трампа, который заявлял о возможных односторонних действиях США против КНДР. При этом агентство указывает, что нападение на Северную Корею станет более рискованным (о нападении на КНДР уже откровенно начали писать! – С.Ф.), чем атака на Сирию, учитывая, что у КНДР есть ядерные вооружения.

Пекин не может не беспокоить «готовность Трампа отдать приказ об атаке на КНДР», так что Си Цзиньпин «столкнулся с особо сложной дилеммой», пишет «New York Times»: после удара США по Сирии Китай может «более послушно реагировать на требования Белого дома подорвать экономику КНДР». «New York Times» также полагает, что ракетный удар США «спутал карты» Си Цзиньпину, который собирался «предстать в качестве мирового лидера на равных с президентом США». Нападение США на сирийские войска «отвлекло внимание от Си Цзиньпина», в результате чего последний оказался в «затруднительном положении: закрыть глаза на односторонние военные действия, против которых Китай давно выступает, или же осудить действия принимающей стороны?»

«Wall Street Journal» считает, что США и Китай «не продемонстрировали признаков консенсуса по вопросам торговли и КНДР». «Пекин, вероятно, счел американский ракетный удар проявлением неуважения к Си Цзиньпину и тревожным признаком того, что администрация Трампа может быть готова предпринять односторонние военные действия против КНДР, которая является союзником Китая», - считает WSJ.

Кто – о чем, а англичане – о деньгах. Лондонская газета «Financial Times» пишет со ссылкой на официальных лиц, участвовавших в переговорах, что власти Китая предложат США более благоприятный доступ к рынку в финансовой сфере и возможность экспорта говядины, это позволит странам избежать торговой войны.

 

И, что называется, «последний штрих к картине маслом». В Китае усиливают меры безопасности и борьбы с иностранными агентами и шпионами. С этой недели в КНР вступили в силу новые правила по вознаграждению граждан «за информацию о шпионской деятельности». Документ предполагает вознаграждение до 500 тыс. юаней (72,5 тыс. долларов) за «предоставление ценной информации о зарубежных резидентах, которые непосредственно занимаются, либо ведут организацию и финансирование шпионской деятельности, включая соблазнение и подкуп госслужащих».[20]

В документе отмечается, что с углублением политики реформ и открытости «зарубежная разведка и другие враждебные силы получили больше возможностей для внедрения и ведения шпионской и подрывной деятельности». Для борьбы со шпионами решено привлечь широкие народные массы, тем самым «выстроив великую железную стену против иностранной агентуры».

Вот это – первый элемент комбинированного ответа Китая на угрозы США и ракетный удар по Сирии. Товарищ Си всё на вилле у Трампа послушал, и первый же его ответный ход демонстрирует, как минимум, серьезную озабоченность китайского руководства всем тем, что оно узнало в ходе переговоров Мар-а-Лаго.

«Вечер перестает быть томным…» (с)

 


Ключевые слова: США Китай Си Цзиньпин ядерная программа КНДР Дональд Трамп переговоры бомбежка Сирии экономические отношения

Версия для печати