Евразийская интеграция и ее проблемы глазами скептиков

17:28 24.03.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Евразийская экономическая интеграция на своем пути сталкивается с целым рядом структурных и организационных проблем. Попытка проанализировать причины их возникновения и обозначить способы их преодоления была предпринята в информационном агентстве «Росбалт», где состоялось заседание Политического клуба на тему «Интеграция или дезинтеграция? Куда ведут процессы, происходящие сегодня в ЕАЭС и СНГ». В ходе состоявшейся дискуссии свою позицию высказали известные отечественные политологи, к которым присоединились представители оппозиционных политических партий Беларуси и Молдовы, участвовавшие в обсуждении в формате аудиоконференции.

Руководитель Международного центра гражданских инициатив «Наш дом», зарегистрированного в Чехии, магистрант программы «Публичная политика» Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе, Ольга Карач известна в Республике Беларусь как активный критик политики, проводимой официальным Минском, а также основатель и владелец оппозиционной газеты «Витебский курьер». Амбициозный политик, она активновысказывалась по всему спектру общественных проблем – от феминизма до критики «помпезного и официального культа», который, по ее мнению, создан в Беларуси вокруг победы в Великой Отечественной войне. В 2015 году она намеревалась принять участие в выборах президента страны, но затем сняла свою кандидатуру.

По словам Ольги Карач, проблемы в отношениях между Москвой и Минском накапливались давно и изначально связаны с тем, что у российских и белорусских политиков были разные ожидания от Союзного государства. Обвинив действующего главу Беларуси Александра Лукашенко в том, что он рассматривает евразийскую интеграцию исключительно как источник финансирования нынешнего политического режима. «У России нет возможности дальше финансировать Беларусь, а Беларусь пытается выбить у России необходимые для этого деньги», - заключила она. Ольга Карач убеждена в том, что Беларусь нуждается в проведении структурных экономических реформ, аналогичных тем, которые проводятся в России. Конкретизировать свой тезис и уточнять, что станет с экономическим потенциалом Республики Беларусь, если ее начнут преобразовывать без учета социальной специфики страны, она по понятным причинам не стала.

Иной позиции, чем О.Карач, придерживается экономист, докторант Университета им. Масарика (Чехия) Владимир Тютюрюков. Он напомнил, что 45% инвестиций в белорусскую экономику приходится на Россию. Туда же уходит 36% экспорта Беларуси. «Это настолько сильная взаимосвязь, что разорвать ее не получится, какие бы политические заявления ни звучали, - отметил эксперт. – Интеграция Беларуси и России уже произошла. Речь идет о взаимопроникновении предприятий, бизнеса и торговых связей». Политическая сторона конфликта, по мнению В.Тютюрюкова, представляет собой не более чем продукт амбиций тех, кто принимает решения в обеих странах.

Известный молдавский политолог, депутат молдавского парламента и бывший кандидат в президенты Молдовы Оазу Нантой – ветеран политики с 1989 года и яростный критик усилий российской дипломатии по урегулированию приднестровского конфликта.В частности, он неоднократно критиковал план федерализации Молдовы, получивший известность как «меморандум Козака», согласно которому Приднестровье и Гагаузия получали право блокировать законопроекты, ущемляющие права этих автономий. Согласно позиции О.Нантоя, любая уступка российской позиции в этом вопросе будет означать превращение Молдовы в муляж государства, которое не в состоянии контролировать собственные границы и восстановить статус-кво на левом берегу Днестра. Право на самостоятельный статус Приднестровской Молдавской республики Оазу Нантой не признает.

В своем эмоциональном выступлении, прозвучавшем на круглом столе в «Росбалте» О.Нантой заявил, что в настоящее время в СНГ каждая страна, входящая в егосостав, болеет «своими комплексами». В том, что Молдова за 25 лет после распада СССР так и не смогла построить функциональное государство, он обвинил как Россию, не способную преодолеть «имперский синдром» во внешней политике, так и своих соотечественников, которые якобы не в состоянии «выдавить из себя по капле раба». Как бесспорное достоинство г-н Нантой оценил присоединение его страны после Пражского саммита 2009 года к проекту ЕС «Восточное партнерство». По сведениям, приведенным О.Нантоем, значительная часть конкурентоспособных предприятий Молдовы будто бы давно переориентировались на европейские рынки. Правда, он так и не уточнил, почему же спустя восемь лет после знаменательного выбора, сделанного в Праге, основные проевропейские политические силы страны потерпели поражение на президентских выборах?

Если г-н Нантой стесняется озвучить эти причины, их назовем мы. После подписания Соглашения об ассоциации с ЕС в 2014 году и фактического вступления его в силу два года спустя в Молдове начала действовать зона свободной торговли и безвизовый въезд для ее граждан в страны Шенгенской зоны ЕС. Ассоциация Республики Молдова с Европейским союзом отрезала Кишинев от традиционных восточных рынков сбыта сельхозпродукции , и в первую очередь российского, а также углубила раскол в молдавском обществе, переживающем кризис идентичности еще с конца 1980-х годов. Жесткая позиция в отношении Тирасполя и категорическое нежелание идти на уступки в вопросе самоопределения автономий также не способствовало росту инвестиционной привлекательности Молдовы.

Впрочем, молдавский политолог считает, что любая евразийская интеграция невозможна до тех пор, пока Россия не видит в Молдове равноправного партнера, а на Украине происходят военные действия между сторонниками и противниками центральной власти. Оценивая политический курс нового президента Республики Молдова, председателя Партии социалистов Игоря Додона, эксперт выразил мнение, что специфика географического положения страны заставит его переориентироваться на Европейский союз.

После эмоциональных выступлений представителей белорусской и молдавской оппозиции к обсуждению присоединились российские эксперты, выступления которых носили более содержательный характер. Особое их внимание привлекло положение стран Центральной Азии и те трудности, с которыми сталкиваются их экономики. Старший научный сотрудник ИМИ МГИМО (У) МИД России Леонид Гусев отметил, что после того, как в 2011 году, было принято решение о присоединении Киргизии к ЕАЭС, это вызвало беспокойство мелкого и среднего бизнеса в стране, крепко завязанного на сотрудничество с Китаем, а еще вернее – на перепродажу произведенной там продукции. Его символом стал знаменитый рынок «Дордой» – крупнейшая в Центральной Азии перевалочная база товаров из Китая в страны Центральной Азии и азиатскую часть Российской Федерации. Попытка Москвы поставить вопрос о создании общих политических структур в ЕАЭС вызвала активные возражения в Казахстане. В Астане заявили, что евразийская интеграция предполагает лишь экономическое измерение. Более того, президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев не исключил приглашения в состав Союза Турецкой Республики. В свою очередь, российский бизнес заинтересован в новых рынках сбыта, в том числе в странах СНГ. Л.Гусев напомнил, что перед самым развалом СССР население составляло 270 млн. человек.

Политолог, публицист, эксперт Московского фонда Карнеги Аркадий Дубнов считает, что отношения между Россией и странами Центральной Азии во многом зависят от личных отношений между президентом России В.Путиным и политическими руководителями этих стран. Однако характер этих контактов не вполне соответствует реальным интересам народов этих республик. Сложность в том, что страны бывшего СССР, за исключением Казахстана, не обладают экономическим потенциалом, который позволил бы вести диалог с позиций равных конкурентных возможностей. Кроме того, по мнению А.Дубнова, Россия пытается восстановить свой статус сверхдержавы, что вызывает резко отрицательную реакцию политических кругов в бывших республиках СССР. «Если Россия стремится к созданию политического интеграционного пространства, она должна быть готова его содержать», - заметил А.Дубнов.

«Если Россия тремится к созданию Политического интеграционного пространства, Она должна быть готова его содержать» (Аркадий Дубнов)

Директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, доктор политических наук Андрей Казанцев считает, что большинство проблем евразийской интеграции связаны с тем, что процесс оформления органов международного взаимодействия в рамках ЕАЭС еще не завершен. Этот путь Европа прошла еще в XIX веке. В Евразии после распада СССР интеграционные механизмы во многом выстраиваются «с нуля», а многие острые проблемы рассматриваются одновременно и в экономическом, и в военно-политическом аспекте. «В настоящее время наши страны оказались в очередной точке бифуркации, и, как следствие, в состоянии переформатирования всей системы евразийских организаций, - отметил А.Казанцев. – Этот процесс привел к тому, что все изначально заключенные договоры, прежде заключенные между странами Евразии, устарели». В этих условиях российское влияние в странах Центральной Азии сокращается, а китайское, напротив, растет. Речь идет не только об активизации отношений Пекина и Астаны. Например, роль китайских инвестиций в белорусскую экономику поистине огромна.

Одновременно Китай разрабатывает концепцию «Один пояс – один путь», целью которой изначально был выход Пекина на рынки Европы. Изначально предполагалось, что ЕАЭС станет посредником в связке рынков Восточной Азии с Европой. Однако пока эта идея осуществляется в рамках двусторонних контактов между государствами.

Одна из важнейших проблем ЕАЭС заключается в том, что для экономической интеграции был выбран германский путь, в основе которой лежит таможенно-тарифное регулирование. Поэтому вместо осуществления важных стратегических проектов в ЕАЭС заняты согласованием множества мелких вопросов. Кроме того, в экономическом и международном положении стран-участниц ЕАЭС существует значительные различия. Если Россия и Казахстан – члены Всемирной торговой организации, то Беларусь не входит в ее состав.

Если же проанализировать внешнеэкономические связи Бишкека со странами ЕАЭС, мы обнаружим, что Россия не всегда занимает здесь первое место. Например, приоритетными партнерами для Бишкека выступают Великобритания и Канада, а треть экспорта приходится на золотые рудники и уходит в Швейцарию. Остальные места приоритетных партнеров Кыргызстана поделили между собой Казахстан, Узбекистан и Китай.

Эксперт также отметил, что одной из наиболее проблемных стран Центральной Азии остается Киргизия. По-прежнему дает о себе знать конфликт в ряде районов Ошской области, где компактно проживает узбекское население. Действующий президент Киргизии Алмазбек Атамбаев не смог найти взаимопонимания с этническими группами внутри страны, рассорившись как со своими оппонентами, так и бывшими союзниками. Кроме того, за срок, который был отпущен Бишкеку на нормализацию отношений с ЕАЭС и выработку общих стандартов реализуемой продукции, структурных изменений в киргизской экономике так и не произошло. В частности, с 2012 года не построено ни одной лаборатории фитосанитарного и ветеринарного контроля. Отсутствие качественных изменений привело к замораживанию ряда важных и амбициозных проектов, имеющих большое значение для всего региона. Среди них - строительство Верхненарынского каскада ГЭС.

В то же время Андрей Казанцев считает, что среди международных организаций стран СНГ, наиболее активно проявляет себя Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). «Эта структура решает важнейшие задачи и остро нуждается в финансировании, - пояснил эксперт.- Она ведет борьбу с наркотрафиком, и в первую очередь с транзитом афганских опиатов в Россию и Европу через страны Центральной Азии (по так называемому «северному маршруту»)».

По мнению А.Казанцева, в ЕАЭС идеология сильно отстает от практики. Евразийский экономический союз, вопреки его критикам, не представляет собой реинкарнацию Советского Союза на новом политическом этапе. Однако нередко апелляция к общей советской истории по умолчанию рассматривается как своеобразный фактор «мягкой силы». Сложность в том, что молодое поколение в странах СНГ почти не помнит СССР. Более убедительной выглядела бы апелляция к идее «Большой Евразии». Кроме того, на пространстве Содружества уже оформились группы стран с сильно отличающимися политическими и экономическими интересами и уровнем жизни. «Фактически только Казахстан заинтересован в интеграции с Россией и осуществляет с ней равноправное сотрудничество, остальные страны СНГ пока пытаются решить определенные задачи за счет России и добиться от Москвы определенных преференций», - отметил российский эксперт.

Ключевые слова: Китай Россия Молдова Киргизия ЕАЭС Леонид Гусев Беларусь Аркадий Дубнов Андрей Казанцев

Версия для печати