Перспективы развития ЕАЭС в условиях глобальных трендов и вызовов

14:44 11.02.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


Слева направо: член Коллегии, министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Минасян Карине Агасиевна, член Коллегии, министр по интеграции и макроэкономике Валовая Татьяна Дмитриевна, председатель Коллегии ЕЭК Саркисян Тигран Суренович.

Современное общество становится свидетелем глобальных изменений: технологическая революция 4.0, которая задает тон для будущего развития человечества; политические антисистемные факторы, такие как Трамп и «Брексит», вызывают неопределенность и нервозность у мирового сообщества. Трансформации в мировой экономике ведут к перезагрузке торгово-экономических отношений между странами и регионами мира. В этих условиях очень важно дать оценку возможностям и вызовам, которые открываются перед ЕАЭС и перспективам становления нового объединения в быстро меняющемся мире.

В штаб-квартире Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) состоялось очередное заседание научно-экспертного совета «Перспективы развития ЕАЭС в условиях глобальных трендов и вызовов». В мероприятии приняли участие: председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян, члены Коллегии (министры) ЕЭК, а также эксперты в области евразийской интеграции и в сфере макроэкономики. Модератором встречи выступила член Коллегии, министр по интеграции и макроэкономике Татьяна Валовая.

В ходе дискуссии эксперты-экономисты и руководство ЕЭК обсудили основные тренды и вызовы в глобальной экономике и финансовой системе, актуальные для развития ЕАЭС. Также их внимание привлекли новые тенденции в научно-технологической области.

Председатель Коллегии ЕЭК Тигран Саркисян рассказал о своем участии в Давосском форуме, где он попытался выявить, что на сегодняшний день в большей степени волнует экспертное сообщество, бизнесменов и политиков. «Во-первых, преобладает всеобщий пессимизм именно из-за того, что нет общего видения будущего. Во-вторых, по основным трекам социальной и экономической политики еще не сформировался консенсус. Старый мейнстрим разрушен, позиции глобальных игроков мировой экономики изменились», – отметил эксперт.

Альтернативные финансовые институты

По словам заместителя генерального директора по стратегическому развитию ФГУП ВЭИ (ГК Росатом) Алексея Макушкина, реальность, с которой мы имеем дело, является продолжением фундаментальных трендов, на которые ориентируются ЕАЭС и другие интеграционные объединения. В частности, в мировой экономике появляются новые рынки, активы, в том числе и материальные активы. В этих условиях очень важно работать над созданием альтернативных финансовых центров, так как сложно полагаться на соответствующие финансовые институты в США и Европе, которые, по сути, отвечают за управление денационализированными финансами, определяют режимы работы банковских институтов и инвестиционных компаний. Чрезмерная ориентация на Вашингтон и Брюссель в данном вопросе представляет большой риск для промышленных и региональных проектов. Ряд стран, в том числе и Россия, столкнулись с проблемой, когда их деньги, лежащие в американских и европейских финансовых институтах, стали недоступны. Такое положение дел – колоссальный вызов и для ЕАЭС. Эксперт отмечает, что нужны зрелые по международным стандартам институты, умеющие работать с крупными проектами инвестиций.

«Текущая глобальная финансовая система не позволяет конкретизировать региональные стратегии развития. Способность стран к управлению кредитным циклом, чтобы не только видеть начало процесса и быть встроенными в цепочку, но и существенно влиять на возвратность денег – ключевой вопрос для нас», – считает Алексей Макушкин. Переломный момент в глобальной финансовой системе, по мнению эксперта, наступит тогда, когда Запад признает альтернативные финансовые центры: «Речь идет о локальной инициативе, напрямую затрагивающей интересы ЕАЭС, – Азиатском банке инфраструктурных инвестиций, с его акцентом на проектные инвестиции, создание материальной инфраструктуры и т.д. Как только Япония и США присоединятся к проекту (что уже сделала Великобритания) – можно будет говорить о том, что глобальная финансовая архитектура действительно приобрела конкретное выражение, и мы живем в новой реальности».

Неэкономические вызовы глобальной экономике

 «Замедление объемов мировой торговли – это такой же стандартный тренд многих последних лет, как и замедление объемов глобального роста. Текущая кризисная ситуация, как отмечают эксперты ВТО, сопровождается ужесточением регулирования и созданием новых барьеров для торговли. Это противоречит концепции глобального открытого мира», – отметил  Александр Апокин.

Эксперт в своем выступлении уделил внимание возможным глобальным рискам в неэкономическом контексте, которые могут в самом ближайшем будущем сильно повлиять на мировую экономику, а также на экономический рост стран и регионов. К основным рискам, по мнению А. Апокина, относятся:

  • Управленческий кризис в Еврокомиссии, который может возникнуть в результате победы антиевропейских сил на предстоящих в этом году выборах в четырех ключевых странах ЕС (Италии, Франции, Германии и Нидерландах).

  • Возможное проведение референдума в Шотландии о выходе из состава Соединенного Королевства.

  • Последствия выхода Великобритании из ЕС.

  • Переформатирование переговоров по TTIP и рамочных соглашений по TPP при администрации Трампа.

  • Риски международной безопасности для торговых потоков: военные конфликты на ключевых транспортных маршрутах (Южно-Китайское море, Аденский залив, центральноазиатские сухопутные маршруты).

  • Продолжение политики санкций и контрсанкций, где задействованы такие страны как (Ливия, Иран, Сирия, Россия, Турция).

 

Нельзя опоздать на корабль новой научно-технической революции

Вице-президент ЦСР, председатель правления «ЦСР «Северо-Запад» Владимир Княгинин уверен, что  зависимость экономического роста от применения передовых производственных технологий в ближайшие годы только возрастет.

 «Прежний технологический уклад подошел к пределу своей производительности. Впереди у нас падение отдачи от капитальных вложений. Необходимо сделать ставку на новые технологии и научно-технологическое развитие», – считает эксперт.

В ближайшие 15 – 20 лет появится целый комплекс радикально новых технологий, которые, по мнению Владимира Княгинина, могут обеспечить взрывной рост экономики и социальной сферы: 

  • Энергетика и окружающая среда: «зеленый бизнес», аквакультура, альтернативная энергия, ГМО, очистка воды, органические фермы, ядерный синтез.

  •  Информационные технологии: облачные технологии, интеллектуальный интерфейс, виртуальная реальность, квантовая информатика.

  •  Электронная коммерция: виртуальное обучение, дистанционная виртуальная работа.

  •  Производство и робототехника: 3D принтеры, нанотехнологии, микромашины, умные роботы.

  •  Медицина и генная инженерия: персональная медицина, искусственные органы, выращивание органов, генетическая терапия.

  •  Транспорт: умные автомобили, электрокары, высокоскоростные поезда.

  •  Космос: космический туризм, базы на Луне, освоение Марса людьми, коммерческий космос. 

По словам В. Княгинина, на базе новой технологической парадигмы в период 2020-х – 2030-х гг. будут перестроены экономика и социальная сфера. «Индустриально развитые страны приняли решение о развертывании новой промышленной революции и государственном стимулировании данного процесса. Они сделали ставку на технологический рост и на увеличение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), которые являются ключевым  фактором посткризисной модели развития», – отметил эксперт.

Владимир Княгинин рассказал о том, какие изменения несет  индустрия 4.0, которая представляет собой как минимум 4 связанных революций:

1 – Энергетическая  революция:  возобновляемая энергетика, децентрализованные сети и распределенная деконцентрированная генерация.

2 – Революция  в материалах:  разработка метаматериалов и суперматериалов.

3 – Революция вещей: массовый выпуск виртуальных вещей, кибер-физических систем, а также «вещей» молекулярного, атомарного и субатомарного уровня.

4 – Революция мышления: интегрированные программные платформы проектирования (PLM+ERP+MES, SCADA+DCS, VR&AR), а также новое инженерное и научное мышление.

На новую промышленную революцию уже работают компании – мировые лидеры высокотехнологических рынков. Так, например, на базе индустрии 4.0 Siemens принял собственную стратегию «Siemens – Vision 2020». Аналогичные программы в развитии концепции индустрия 4.0 приняли Bosch Rexroth, Advantech, Deutsche Telekom, Festo, SAP и др. General Electric предложила концепцию индустриального интернета. Совместно с Cisco, IBM, Intel и AT&T General Electric компания создала международный стратегический консорциум Industrial Internet Consortium.

Также эксперт отмечает, что те страны, которые запускали индустрию 4.0, в научной сфере уже разрабатывают индустрию 5.0, которая подразумевает природоподобные технологии, бионику, био-инжиниринг, синтетическую биологию, нейронные сети. На новую промышленную революцию уже работают компании – мировые лидеры высокотехнологических рынков. Так, например, на базе «Индустрии 4.0» Siemens принял собственную стратегию «Siemens – Vision 2020». Аналогичные программы в развитии концепции индустрия 4.0 приняли Bosch Rexroth, Advantech, Deutsche Telekom, Festo, SAP и др. • General Electric предложила концепцию индустриального интернета. Совместно с Cisco, IBM, Intel и AT&T General Electric компания создала международный стратегический консорциум Industrial Internet Consortium.

По мнению Владимира Княгинина для России, как и других членов ЕАЭС, необходимо решить проблему включения в  текущий процесс промышленной революции, развернутой ведущими индустриально-развитыми странами, которые в свою очередь стремятся к решительному отрыву в технологическом развитии от конкурирующих с ними экономик. Пик революции придется на середину XXI века.

Эксперт дал свои рекомендации странам Евразийского экономического союза для того, чтобы соответствовать социально-экономической динамике в рамках промышленной революции:

1. ЕАЭС должен быть заинтересован в интеграции стран-участниц не только в традиционной сфере кооперации, но и в научно-технологическом развитии.

2. Поддержка сетевых коллабораций в научно-технологической сфере, позволяющих увеличить масштаб и скорость НИОКР и объединить ресурсы в данной сфере.

3. Разделение рисков с бизнесом. Для этого необходимо расширение использования такого формата, как частно-государственное партнерство, а также применение  международного партнерства (исследовательские и технологические консорциумы).

На взгляд Владимира Княгинина, для России и стран ЕАЭС участие или не участие в текущей промышленной революции – ключевой вопрос: «Если мы туда не прорвемся, то будем не в состоянии идти дальше и конкурировать с ведущими экономиками мира».

Эксперт также добавил: «Очевидно, что перед промышленным кораблем всегда идет эсминец научной революции. Когда мы говорим, что пропустили промышленную революцию, значит перед ней проморгали научную. Огромное внимание надо уделять научным исследованиям и разработкам».

В свою очередь, руководитель группы исследований мировой экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования А. Апокин отмечает, что осуществление крупных инфраструктурных и промышленных проектов, которые подразумевают серьезных вложений НИОКР, требуют выход на крупные рынки.

А. Апокин считает, что 2,5% глобальной экономики, которые приходятся на долю ЕАЭС, недостаточно, чтобы конкурировать на мировых рынках даже при наличии финансовых ресурсов. Поэтому ключевым вопросом для стран Союза на текущем этапе не столько является внутренняя интеграция, сколько доступ на какие-то более крупные рынки (США, Азии, и Европы). Если ЕАЭС не встраивается в какой-то из этих рынков в качестве внешнего участника, то возникнет риск того, что финансовые ресурсы, выделенные на развитие науки и промышленности, будут потрачены впустую.

Роль транспортных сетей для развития экономик стран ЕАЭС

Многие эксперты сошлись во мнении, что для ЕАЭС чтобы вкладываться в дорогостоящие научно-технологические и промышленные проекты нужно иметь выходы на крупные рынки.

Вице-президент Ассоциации российских банков Олег Прексин видит решение данной проблемы через строительство транспортной инфраструктуры, которая станет «мостиком» на новые рынки.

«Сухопутная транспортно-логистическая сеть, охватывающая все евразийское пространство, может стать связующим звеном между странами Востока (Япония, Китай, Южная Корея, Индия) и государствами Западной Европы. Кроме того, она способна на сегодня послужить для ЕАЭС тем, чем в свое время послужило Европейское объединение угля и стали в 1951 году, которое в свою очередь повлекло за собой подписание Римского договора и  создание ЕЭС», – считает Олег Прексин.

Вице-президент Ассоциации российских банков соглашается с тем, что на сегодняшний день трудно обеспечить конкуренцию традиционным морским трассам, хотя они занимают почти втрое больше по времени для перевозки грузов, чем сухопутный транспорт. В настоящий момент между Востоком и Западной Европой по наземному пути перевозится порядка 1 % грузов, но при этом Транссибирская магистраль загружена практически на 100 %.

По мнению эксперта, современная высокоскоростная транспортно-логистическая сеть, которая охватила бы всю Евразию и простиралась не только на Восток и Запад, но и Север – ЮГ, способна стать определенным конкурентом для морских путей.

О. Прексин  обратил внимание на то, что Индия, которая на сегодняшний день является, пожалуй, лидером по темпам экономического роста и в ближайшее время вполне может стать базовым локомотивом развития глобальной экономики на новом этапе. В этой связи важно развивать транспортную сеть «Север – Юг». «Если Китай практически самодостаточен, и контейнеры из Западной Европы идут туда практически пустыми, то Индия, заинтересованная в реконструкции своей экономики, значительно в большей степени заинтересована в товарах из Европы и США, соответственно грузопоток будет двусторонним», – считает эксперт.

***

Подводя итоги состоявшейся дискуссии, председатель Коллегии ЕЭК Тигран Саркисян, отметил, что в условиях быстро меняющегося мира медленное принятие решений будет вести к разрушению ЕАЭС.

По мнению Т. Саркисяна, фундаментальная проблема ЕАЭС – это отставание от современных трендов системы управления интеграционными процессами, которая в странах Союза выстроена в логике устаревающих индустриальных обществ (огромная, забюрократизированная, не дающая возможность оперативно реагировать на глобальные вызовы). «Необходимо перестроить всю систему управления и мышления таким образом, чтобы она соответствовала глобальным трендам. Никто сегодня не сомневается в том, что ближайшие десятилетия будут считаться развитыми те страны, в которых формируется “экономика знаний», – отметил эксперт.

Председатель Коллегии ЕЭК считает необходимым переходить от проектного управления к управлению процессами, опираясь на выявление главных глобальных трендов в быстро меняющемся мире.

 

Фото А. Толстухиной

Ключевые слова: ЕАЭС глобальные вызовы Александр Апокин ЕЭК научно-техническая революция индустрия 4.0. Тигран Саркисян Владимир Княгинин,Олег Прексин

Версия для печати