Сирийская оппозиция встраивается в процесс урегулирования

23:19 25.01.2017 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Фото автора

Переговоры о сирийском урегулировании с участием российских представителей в эти дни прошли и в Астане, и в Москве. Про итоги многосторонней встречи в столице Казахстана чуть ниже, а начнем с беседы, которую провел 25 января председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев с представителями «внутренней оппозиции и гражданского общества» Сирии. Они называют себя «Платформой Дамаска».

«Сирия – для сирийцев». Хороший лозунг

Среди делегации гостей были депутаты сирийского парламента – Народного совета Сирийской арабской республики (САР), представители ряда политический партий и общественных организаций. Всех собрало в единую структуру стремление к прекращению войны в Сирии и восстановление страны. Да, это – оппозиция президенту Асаду, но оппозиция политическая, которая считает, что пора переходить от гражданской войны к ликвидации интервентов, а потом – к строительству государства на демократических основах. «Мы опускаем политическую принадлежность каждого из нас и ставим перед собой одну цель – достижение мирного урегулирования в нашей стране», — заявил член Национального комитета по диалогу Файсаль Азуз. Ему предоставили от гостей первое слово, как самому старшему члену делегации.

А разговор начал Константин Косачев. Он заявил, что в России рассматривают представителей сирийского народа – вне зависимости от их политических пристрастий и конфессиональной принадлежности – в качестве близких друзей России. Он отметил, что недавно в составе большой делегации парламентариев побывал в Сирии, где встречался с президентом Асадом и руководством парламента. Видел своими глазами, как нелегко переживает сирийский народ эту трагедию.

К. Косачев подчеркнул безальтернативность политического урегулирования сирийского конфликта, напомнив, что накануне в Астане завершились межсирийские переговоры и завершились весьма успешно – они дали важный результат: впервые удалось вовлечь в политический диалог с правительством САР представителей вооруженной оппозиции Сирии. Удалось также в трехстороннем российско-турецко-иранском формате договориться о совместной поддержке перемирия и мониторинге его соблюдения, сказал сенатор.

Среди важных итогов встречи в Астане К. Косачев отметил заверения обеих сторон – и официального Дамаска, и его противников – продолжить переговоры уже в Женеве, под патронатом ООН, в начале февраля. Пока дата определена на 8 февраля, хотя могут быть подвижки. «Эта встреча в Астане была сама по себе большим успехом, поскольку удалось не только свести лицом к лицу представителей Дамаска и реальной вооруженной оппозиции, но и обеспечить деятельное участие Анкары и Тегерана в качестве гарантов процесса», — подчеркнул сенатор.

Итоговое заявление участников многосторонней встречи в Астане содержит положения, которые «являются краеугольными для долгосрочного решения сирийского конфликта», уверен он. При этом Константин Косачев отметил, что участие посла США в переговорах в качестве наблюдателя — это не просто «реверанс в сторону новой вашингтонской администрации», но приглашение к сотрудничеству.

От себя добавим, что в Астане всем представителям Сирии был предложен проект новой Конституции САР, который является вариантом законодательного закрепления будущего политического устройства страны после нескольких лет войны и разрухи.

Константин Косачев подчеркнул, что для России важен системный диалог со всеми политическими силами в Сирии, за исключением тех, кто исповедует террористические методы реализации своей программы: «Все проблемы необходимо решать через политический диалог, только в этом случае они будут иметь результатом устойчивые политические решения. Именно к этому и призывает основополагающая резолюция Совета Безопасности ООН 2254, принятая в декабре 2015 года».

Отдельно сенатор остановился на присутствии России в сирийском конфликте. Он подчеркнул, что смысл военной операции российских Воздушно-космических сил в Сирии в том, чтобы «разбить терроризм и создать необходимые предпосылки для политического процесса, содержание которого может определять только сам народ Сирии».

Напомним, что ВКС начали военную операцию в Сирийской арабской республике в 2015 году по просьбе законной власти – президента Башара Асада.

«Россию её оппоненты, а их у неё в мире, к сожалению, хватает, пытаются упрекать в том, что военная операция ВКС в Сирии преследует какие-то политические цели, поддержку действующего президента, действующего правительства Сирии и некие собственные национальные интересы Российской Федерации. Наша единственная цель, цель этой военной операции и нашего содействия деятельности и действиям сирийской армии заключается в том, чтобы разбить терроризм».

…Зададим простой вопрос: «Неужели кто-то на Западе полагает, что Россия готова втягиваться в процесс межсирийского диалога, туда, где каждый мнит себя лидером?» Так, пусть договариваются сами, между собой. «Сирия – для сирийцев». Хороший лозунг. Нет? Так что, Косачев говорит абсолютно точно, и в этом нет никакого «второго плана Б», к чему привыкли на Западе. У России иная дипломатия.

По словам К. Косачева, режим перемирия в Сирии, в целом, сейчас соблюдается: «По оценке российских специалистов, перемирие, в общем и целом, соблюдается. Бывает 5-10 нарушений в день». А к процессу перемирия подключаются все больше и больше различных группировок, что означает одну простую вещь: «пространство для диалога начинает увеличиваться».

Затронул К. Косачев и экономические проблемы – время для конкретного разговора на эту тему еще не пришло, однако Россия готова помочь народу Сирии в восстановлении страны. И выразил надежду, что «период деградации остался в прошлом, и мы выходим на период восстановления и созидания».

Гости говорили много – высказался каждый член делегации. Если выделить основные темы, которые они подняли в ходе беседы, то выглядит это так:

- В связи с тем, что процесс политического урегулирования начал набирать мощь, необходимо, чтобы в нем участвовали не только «боевики», но и представители политической оппозиции, в том числе, и члены «Платформы Дамаска»;

- Россия – большой друг Сирии, и её роль в процессе урегулирования должна быть очень важной.

На что Константин Косачев отвечал: «Наши зарубежные коллеги спрашивают: “С кем можно вести переговоры в Сирии?” Теперь могу сказать, что будем рекомендовать им представителей “Платформы Дамаск”».

После переговоров Константин Косачев ответил на вопрос корреспондента «Международной жизни»:

- В ходе этой беседы сложилось впечатление, что мирное решение сирийского кризиса не за горами, и именно поэтому сирийцы из «Платформы Дамаска», как одной из многочисленных групп оппозиции, приехали в Москву за поддержкой, чтобы на следующем этапе межсирийских переговоров Россия сказала бы за них доброе слово. Нет ли у Вас такого ощущения?

- У меня сложилось такое же впечатление. В острой фазе, в фазе, когда в Сирии бушевала гражданская война, вот такого рода «платформы» оказывались, так или иначе, невостребованными. Не с ними приходилось говорить о перемирии, потому что перемирие, прекращение боевых действий было на тот момент первой и главной задачей. А, вот, если и когда эта задача будет решена, и мы все надеемся, что это произойдет сейчас – безотлагательно, тогда становятся все более и более востребованными эти организации, которые изначально не занимали радикальных позиций и в силу этого оказывались, как бы, вне того чрезвычайного процесса переговоров, который шел в условиях гражданской войны. И сейчас, по мере набора оборотов политического процесса, такого рода организации, как «Платформа Дамаск», будут все более и более востребованы.

Результаты Астаны: сирийцы услышали друг от друга не залпы, а доводы

А теперь об основных итогах переговоров в Астане.

Судя по факту появления в Москве руководителей «Платформы Дамаск», эти политики чувствуют, что сирийское урегулирование уже просто «за порогом», и явно беспокоятся, чтобы их не оставили вне этого процесса, о чем они открытом текстом и говорили на встрече в Совете Федерации. Это означает, что диалог в Астане имеет все основания не только стать успешным сам по себе, но и может открыть дорогу к «лестнице в небо», то есть, к подъему по ступеням – шаг за шагом – на высоту политического урегулирования. Вот что, на наш взгляд, и показал приезд в Россию этих сирийских активистов.

Если говорить о результатах Астаны, то обратим внимание на несколько ключевых фактов:

- Удалось усадить за стол переговоров сразу и правительство Сирии, и лидеров части боевиков – обе стороны, пусть и через посредников, но услышали друг от друга не залпы, а доводы. Как признался прессе глава делегации официального Дамаска – представитель Сирии при ООН Башар Джаафари, всё было «очень болезненно».

- Совместное заявление по итогам многочасовых переговоров зачитал Кайрат Абдрахманов, новый министр иностранных дел Казахстана, который был назначен на этот пост в самом конце 2016 года. Он сообщил, что стороны пришли к единому мнению: невозможно решить сирийский конфликт военным путем, поэтому необходимо переходить к политико-дипломатическому урегулированию.

- «Все те моменты, которые мы заложили, как страны-гаранты в итоговое коммюнике, согласованы и учитывают позиции двух противоборствующих сторон — как сирийского правительства, так и вооруженной сирийской оппозиции» — отметил спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.[1]

- Гарантами договоренностей стали Россия, Иран и Турция, и теперь к этой «антанте» должны прислушиваться все участники сирийского кризиса.

- Россия, Турция и Иран создают трехсторонний механизм «за контролем режима прекращения огня» – для этого, по словам главы российской делегации Александра Лаврентьева, стороны учредят совместную оперативную группу, которая начнет работать в феврале. Более того – при необходимости к работе могут быть подключены как представители правительства Сирии, так и вооруженная оппозиция (sic!).[i]

- Произошло, наконец, размежевание договороспособной сирийской оппозиции и террористов-интервентов – А. Лаврентьев сообщил прессе, что удалось согласовать «линии соприкосновения» с группировкой ИГИЛ/ДАИШ, а также дан старт определению мест дислокации террористов из «Джебхат ан-Нусры».[ii]

- Констатировано, что правительственные войска Сирии и отряды оппозиции осуществляют контакты непосредственно «на земле», и в последнее время они участились.

- Присутствие посла США в Казахстане Джорджа Крола в качестве наблюдателя свидетельствует о том, что американцев не оставили «за бортом» переговоров, это – аванс Трампу.

- Александр Лаврентьев рассказал, как российская сторона передала сирийским участникам проект будущей Конституции Сирии, и теперь ждет реакции от сирийцев – таким образом Москва хочет ускорить процесс принятия нового Основного закона САР.

- Показательно, что один из командиров вооруженной оппозиции Мохаммад Аллуш, представитель отрядов «Джейш аль-Ислам», заявил прилюдно, что сирийская вооруженная оппозиция признала Россию «гарантом и надежным партнером», хотя ранее воспринимала, как «врага».[iii]

Интересно, что наблюдать за переговорным процессом в Астану прибыли, по данным источника РИА «Новости», представители нескольких десятков стран, в том числе, Великобритании и Франции. Хотя сами эти дипломаты в переговорах не участвовали, они постоянно находились в холле отеля и старались общаться с участниками переговоров и «очевидцами».[iv]

По итогам Астаны пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков оценил переговоры так: «Безусловно, это успех. Обеспечена существенная поддержка женевскому процессу. Вы знаете, что основным руслом для поиска сирийского урегулирования является женевский процесс. Мы знаем, что там возникли заминки длительное время, и мы рассчитываем, что итоги Астаны помогут возобновить контакты в рамках женевского процесса».[v]

 

Естественно, интересна будет позиция Дональда Трампа в этом урегулировании. Однако, важно то, что главные участники уже начали друг друга слушать, слышать и искать будущие договоренности.

Можно ли это поломать? Можно.

Только теперь желающие получить вместо «лестницы в небо» урегулирования «хлам» кризиса, должны будут переубедить-напугать не только Дамаск, но и Москву, но и Иран, но и Турцию. А эта «антанта» не для того собралась, чтобы терять – в угоду посторонним – перспективу успокоения взрывоопасной ситуации у собственных границ.

Для западников и заливников, возможно, сирийская война – «кровавая забава», а вот для соседних стран – это огонь, который может, как степной пал, прийти к ним, прорвавшись через границу.

Понимание пришло: не потушат, так дальше – загорятся их собственные дома.

Значит, сирийский пожар требует не бензина, а воды.

Ключевые слова: Сирия Совет Федерации сирийское урегулирование Константин Косачев сирийская оппозиция переговоры в Астане Александр Лаврентьев

Версия для печати