Сопряжение ЕАЭС и ЭПШП: стратегия «win-win»

14:56 18.01.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


На пространстве Евразийского континента развиваются два самостоятельных проекта – ЕАЭС и Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП). Для гармонизации регионального сотрудничества лидеры Китая и России посчитали необходимым найти форму взаимодействия двух проектов и в мае 2015 года подписали совместную декларацию о сопряжении ЕАЭС и ЭПШП.

В рамках VIII Гайдаровского форума состоялась экспертная дискуссия «Куда нас заведет Шелковый путь?», в ходе которой были обсуждены острые вопросы двустороннего и многостороннего сотрудничества государств региона Центральной Азии, преимущества сопряжения ЕАЭС и ЭПШП, российско-китайские торгово-экономические отношения, потенциал основных евразийских интеграционных проектов в условиях возможного усиления протекционистских тенденций в мировой экономике. В мероприятии приняли участие российские и зарубежные эксперты, политики, экономисты, ведущие мировые ученые, представители бизнес-элиты.

 

Глобальные изменения, влекущие к сотрудничеству

 

Согласно исследованиям американского Глобального института Маккензи, центр экономической гравитации смещается в Азию со скоростью 140 км в год. Он долго блуждал, но к 2025 году вернется в тот регион, откуда взял свое начало 1000 лет назад. Через 30 лет в Азии будет производиться половина мирового ВВП. Китай, как главный элемент в азиатской экономической системе, сегодня вторая экономика мира. Эта страна делает большой прорыв в цифровом отношении, вкладывает огромные деньги в науку и технологии. Однако в настоящий момент перед Поднебесной возникает проблема выхода на внешние рынки в то время, когда западный мир грозится использовать протекционистскую политику. «Известно, что американский консюмеризм является драйвером глобализации. Теперь, когда США и Европа могут вернуться к протекционизму, нужны новые рынки сбыта, например – рынок Евразии», – отмечает профессор Университета Джонса Хопкинса Хо-Фун Хун.

Теперь, когда США и Европа могут вернуться к протекционизму, нужны новые рынки сбыта

В этом смысле использование потенциала сопряжения двух проектов (ЕАЭС и ЭПШП) представляется для большинства экспертов чрезвычайно актуальным. В частности, бывший премьер-министр Киргизии (2014–2015 гг.) Джоомрат Оторбаев ратует за превращение Центральной Азии в транзитный регион. Однако он предупреждает, что сопряжение – это «не линейная комбинация двусторонних соглашений», это не только туннели, дороги, энергетические и транспортные коммуникации, но и многостороннее сотрудничество, механизмы которого необходимо совершенствовать. Для того чтобы сделать качественный экономический скачок, используя совмещение двух проектов, необходимо, по мнению Д. Оторбаева, подключать к работе мозговые центры.

Сопряжение – это не линейная комбинация двусторонних соглашений, это не только туннели, дороги, энергетические и транспортные коммуникации, но и многостороннее сотрудничество

Некоторые эксперты с опаской смотрят на экономическую экспансию Китая в Евразию ввиду его избыточной производственной мощности. В частности, президент японского центра международных исследований государственной политики Наоки Танака напоминает историю конца XIXвека, когда наблюдался кризис перепроизводства, и капиталисты ряда стран не могли найти рынок для своих избыточных товаров, что повлекло за собой империалистические войны.  Однако профессор Пекинского университета, основатель и директор Китайского центра экономических исследований Джастин Ифу Линь отмечает, что огромная способность Китая в производстве не обязательно означает, что он будет экспортировать избыточную мощность: «Например, в прошлом году Китай на 10 % сократил производство угля, что в результате привело к росту мировых цен на данное сырье в 4 раза». Джоомрат Оторбаев подчеркивает, что необходимо избавляться от старых политических спекуляций, которые заставляют думать о том, что Среднюю Азию пытается «купить» или «захватить» Китай. Управляющий Международным финансовым центром «Астана» Кайрат Келимбетов подхватывает эту мысль и называет совмещение двух дружественных интеграционных проектов (ЕАЭС и ЭПШП) стратегией в формате «win – win», т.е. выгоду от этого сопряжения в долгосрочной перспективе получат все участники. ПрофессорХо-Фун Хун в свою очередь отмечает: «Для того чтобы программа Шелкового пути была полезна всем странам, ни одно государство в регионе не должно занимать доминирующее положение. Мир многополярен и отношения в нем должны строиться на принципе равенства, поэтому необходимо организовать многосторонние партнерские отношения». 

 

Российско-китайское торгово-экономическое сотрудничество

 

По мнению бывшего премьер-министра Киргизии (2014 – 2015 гг.) Джоомарта Оторбаева, внешние возможности экономического роста экономики России лежат в Азии, а именно – в Китае. Он считает, что других экстернальных альтернатив, с помощью которых РФ смогла бы произвести качественный прорыв в экономике, просто не существует.

Заместитель министра экономического развития РФСтанислав Воскресенский отметил, что России жизненно необходим выход на рынки самого динамично развивающегося макрорегиона мира – АТР.  «Перед нами стоит задача – диверсифицировать российскую экономику и тем самым повысить благосостояние и качество жизни наших граждан. У нас есть широкая повестка в АТР, но Китай – крупнейшая экономика в этом регионе, и мы будем последовательно двигаться в сторону развития торгово-экономических отношений с этой страной», – сообщил российский политик.

По словам Станислава Воскресенского Россия вошла в ритмичный и стабильный режим работы с её стратегическим партнером – КНР. Согласно статистике за январь-ноябрь 2016 года российско-китайский товарооборот превысил 58 млрд долларов и вырос на 1,6 % по сравнению с соответствующим периодом предшествующего года. В сфере инвестиционного сотрудничества реализовано несколько крупных проектов. В декабре 2016 года китайский инвестиционный Фонд Шелкового пути приобрел 10 % акций газоперерабатывающей и нефтехимической группы «Сибур». Кроме того, Китай подключился к развитию Быстринского горно-обогатительного комбината, агропромышленной зоны в Приморском крае, а также вложил крупные инвестиции (почти 1 млрд долларов) в деревопереработку в Томской области.

Следующим шагом в торгово-экономическом сотрудничестве, по мнению С. Воскресенского, должны стать совместные инфраструктурные проекты на евразийском пространстве в области сопряжения ЕАЭС и ЭПШП, разработкой которых уже занимается Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Помимо этого, эксперт считает важным построение в нескольких промышленных индустриях совместных цепочек добавленной стоимости: «учитывая потенциалы российской и китайской экономик, мы вполне способны совместно создавать продукты и вместе выходить на мировые рынки».

 

Инфраструктура как фактор опережающего роста

 

Известно, что около 85 % мировой торговли Китая идет по морскому пути. Вместе с тем эксперты уверены, что сухопутные грузоперевозки по новому Шелковому пути нисколько не теряют своей актуальности. Соединение инфраструктуры стран евразийского континента может быть весьма выгодным. Например, профессор Джастин Ифу Линь подчеркивает, что железнодорожное сообщение из Китая в Европу через Россию может быть оправдано во многих смыслах: «На доставку груза из Китая в Европу морским транспортом требуется около 2 месяцев, а по железной дороге мы можем сократить время доставки вплоть до одной недели. Как только появится железнодорожное сообщение, грузооборот вырастет в 10 раз».

Профессор также напомнил, что в 1998 году во время финансового кризиса в Восточной Азии китайское правительство использовало инфраструктуру как способ подавить кризис у себя в стране. «В то время Китай построил 5 тыс. км шоссе. Сейчас он имеет более 100 тыс. км дорог. Инфраструктура – это фактор опережающего роста. Я думаю, что во многих странах по всему миру есть такая возможность быстрого роста, если преодолеть “бутылочное горлышко” инфраструктуры».

***

В ходе экспертной дискуссии на заявленную тематику большинство ее участников сошлось во мнении, что восстановление великого Шелкового пути не вступает ни в какое противоречие с интересами Евразийского союза, а сопряжение двух проектов принесет пользу для всех участников «Большого евразийского интеграционного проекта».  

 

Фото А. Толстухиной

Ключевые слова: Китай Евразия ЕАЭС Экономический пояс Шелкового пути АТР ЭПШП сопряжение

Версия для печати