Сергей Колесников: Экономика – это сплав условий и эмоций

13:24 27.12.2016 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: Е. Педанов

В то время как снижаются реальные доходы населения, и падает розничная торговля (на 15% с 2014), бизнес повышает производительность, а Центробанк сокращает инфляцию (до 5,5% в 2016). Главное, по мнению члена президиума «Деловой России» Сергея Колесникова, то, что между государством и бизнесом наладилось взаимодействие.

В пресс-центре «Новости бизнеса» члены общероссийской общественной организации «Деловая Россия» подвели итоги уходящего года для российских предпринимателей. Среди участников пресс-конференции самыми активными были: президент корпорации «ТехноНИКОЛЬ» Сергей Колесников, а также член общественной палаты и вице-президент «Деловой России» Николай Остарков.

Сергей Колесников отметил, что руководство страны начало прислушиваться к представителям делового сообщества и поддерживать предлагаемые проекты. Среди важных изменений, которые коснулись бизнеса, он выделил:

  • Систему «Платон», которая сделала перевозку дороже;

  • Весенние ограничения на 1-2 месяца на транспортировку товаров;

  • Увеличение кадастровой стоимости;

  • Перенос на бизнес ответственности за выплату налогов контрагентами;

  • Разрешение регионам до 2018 года поднимать налоги на движимое имущество (налог против модернизации).

Приводя в форме тезисов успехи и провалы 2016 года, главным достижением предприниматель назвал то, что экспорт зерна превысил экспорт вооружений. «Нам так и не удалось выйти на рост экономики, а мы должны показывать минимум 4% роста», - подвел итог неудачам российской экономики Сергей Колесников.

По словам Николая Остаркова, российская экономика достигла рубежа, потому что, с одной стороны, в России отрицательный ВВП по итогам года, с другой – в ноябре и декабре уже виден рост. Кроме того, РФ достигла показателей инфляции (5,5%), которые были целью финансовых властей и Центробанка. Реальные доходы при этом уже второй год подряд снижаются. Николай Остарков напомнил, что ситуация, при которой цены падают, а спрос не растет, называется дефляция.

Самым серьезным показателем, по мнению эксперта, является снижение розничной торговли с 2014 года на 15%. «Именно рост розничной и оптовой торговли мог бы свидетельствовать о выходе экономики из кризиса», - утверждает Николай Остарков.

Международная жизнь: Россия в рейтинге Всемирного Банка Doing business[1] c 2012 года поднялась со 120го места на 40е. Какие перемены ощутило на себе предпринимательское сообщество?

Сергей Колесников: Да, мы поднялись на 40е место, обогнали Италию. Я занимаюсь бизнесом не только в России, но и в Италии и могу подтвердить: в нашей стране предприниматели чувствуют себя комфортнее. Да, условия у нас стали лучше, но теперь важно наполнить экономику конкретными проектами. Экономика – это сплав условий и эмоций. К сожалению, мы видим, что инвестиции не идут, и причина отчасти лежит в эмоциональной сфере. Были годы, когда бизнес был очень сильно напуган, часто менялись правила. У нас не очень хороший образ на международной арене, поэтому наши китайские и европейские коллеги тоже бояться инвестировать.

Другими словами, если ставка будет падать, кредиты станут доступными, экономика очень быстро наполнится проектами. Мы сейчас ждем решения ЦБ, который в следующем году, возможно, понизит ставку. Бизнесу не хватает реальных денег.

Николай Остарков: Дело в том, что Doing business не рассматривает такие проблемы, как кредитование. Он не учитывает кредитную ставку, инфляцию, макроэкономические условия, налоговую нагрузку. Эти сферы для бизнеса также очень важны.

Международная жизнь: Эльвира Набиулина утверждает, что при повышении доступности кредитов произойдет краткосрочный рост экономики и, следовательно, всплеск инфляции, что разрушит основания для устойчивого экономического роста. Как вы можете прокомментировать такое объяснение высокой ключевой ставки?

Николай Остарков: Все развитые экономики в 60-70е годы прошли концептуальную революцию, когда они пересмотрели все представления о кредитно-денежной политике, которые у нас есть. В чем отличие  развитой кредитно-денежной политики, легче всего понять на ипотеке. Мы с помощью целевого рефинансирования поддерживаем кредитование ипотеки: мы даём деньги банкам или агентствам по более низкой ставке, чем рыночная. По прежней теории это приводит к инфляции.

Согласно новой теории концепции кредитно-денежной политики,  если целевое рефинансирование будет происходить системно по всей стране, то мы запустим четыре антиинфляционных процесса:

  1. Вы поддержали ипотеку – люди понесли первый взнос. Тем самым они уменьшили ликвидность и давление на потребительский сектор.

  2. Теперь каждый месяц они вместо того, чтобы тратить на продукты, треть зарплаты вкладывают в строительство. Получается, что мы парадоксальным образом заставляем людей тратить на производство.

  3. Часть денег на ипотечные взносы люди получают после продажи валюты и покупки рублей. Это опять же антиинфляционный фактор, так как инфляцию в нашей стране вызывает, как известно, и давление на валютный курс.

  4. Банк, который кредитует стройки, если видит, что здесь есть ипотека, он свою ставку тоже снижает.

Снижая ипотеку, мы направляем деньги в экономику, и эти средства приводят к снижению  инфляции. Парадокс в том, что их не надо брать из бюджета. Запуская этот механизм через ЦБ, мы снижаем бюджетные расходы. Все деньги, которые из бюджета идут на субсидирование ставок – это просто поленья в костер.

Откуда берутся нулевые ставки при покупке оборудования у европейцев? Это эмиссионные деньги. Ставка может быть хоть -50%, и такие случаи были, ЦБ главное – понять, в каких сферах с помощью целевого рефинансирования он может запустить механизм развития экономики, который не приводит к инфляции. Это принципиально изменит политику Центробанка, и будет гораздо эффективнее простой борьбы с инфляцией.

Сергей Колесников: На сегодняшний день процентная ставка выше, чем средняя рентабельность по индустрии. При этом, в то время как в депозите вы имеете вклад без риска, в бизнесе у вас очень много контролирующих организаций, вы обязаны выплачивать зарплату, коммунальную и прочие выплаты и вы не можете из бизнеса уйти.

Международная жизнь: Антон Силуанов предложил снизить налоговую нагрузку на труд в виде страховых взносов, но, чтобы исполнять расходные обязательства, необходимо вывести из тени тех, кто уклоняется от уплаты налогов.

Сергей Колесников: Если вы хотите поддерживать отрасли, в которых очень много ручного труда, длинные циклы (машиностроение), то логично будет снимать нагрузку с труда, а рост экономики компенсирует недостающие выплаты в бюджет.

Николай Остарков: Никакого секрета в том, как вывести бизнес из тени нет. В ноябре 2008 года уже при начавшемся кризисе у нас вдруг по многим исследованиям бизнес начал выходить из тени, увеличилась налоговая база. Если Антон Силуанов этого хочет, нужно вернуться к тем налоговым параметрам, которые в тот момент были. Тогда единый социальный налог был 26%, в 2011 году его подняли до 34%. Где-то при 23% по заработной плате и 13% подоходного налога лежит, по моим оценкам, массовый выход бизнеса из тени.

Международная жизнь: Спасибо за Ваши ответы!

Яблоком раздора в российской экономике последних лет остается ключевая ставка Центрального Банка. Представители бизнеса со всех трибун твердят, что денег в экономике не хватает, проценты по кредитам выше рентабельности – ставку необходимо снижать. Центробанк, в свою очередь, несмотря на уменьшение инфляции, ключевую ставку снижать не торопится и указывает на то, что денег в экономике достаточно – осталось только направить их в производство.

Обе стороны прекрасно друг друга понимают. Предприниматели признают вероятность всплеска инфляции после понижения ключевой ставки, ЦБ соглашается с тем, что условия для снижения ставки уже есть. Отличают их, главным образом, подходы в принятии решений. Если предприниматели по роду своей деятельности готовы рисковать (считая, что в условиях кризиса, это единственный шанс на развитие), то государственные финансисты всегда перестраховываются и выверяют каждый шаг. ЦБ консервативен и всегда отталкивается от негативного сценария: даже после роста цен на нефть в его прогнозе на следующий год цена осталась прежней.

Пока одна из сторон не сможет учесть и точно рассчитать все влияющие на экономику факторы, ни одна концепция не сможет одержать окончательной победы. Однако, может быть, это один из тех споров, в котором и рождается истина.



[1] Doing business – рейтинг комфортности ведения бизнеса, ежегодно составляемый Всемирным банком на основании данных из 190 стран

Ключевые слова: Центробанк ЦБ Новости бизнеса Деловая Россия Николай Остарков Сергей Колесников Doing business ключевая ставка

Версия для печати