«Приватбанк» - национализация по-украински

12:32 23.12.2016 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Украинские эксперты рассуждают о том, долго ли продержится Владимир Гройсман в должности премьера, возможен ли военный переворот, и «конец олигарха Игоря Коломойского». Есть версия, что реальная угроза действующему украинскому режиму может исходить в результате таких действий, как национализация «Приватбанка» Коломойского. Это был крупнейший украинский частный банк, по данным Национального банка Украины его клиентами является 20 миллионов граждан Украины, то есть половина населения, в том числе более 3 миллионов пенсионеров. На 1 октября активы банка составляли 271,8 миллиард гривен. Национализация «Приватбанка» означает, что доля государства в банковском секторе увеличится с 30 % до 50%.

Есть в этой истории и много личного, в 2015 году решением парламента Украины под контроль государства вернулась компания «Укрнафта», 42% акций которой принадлежало структурам Коломойского, и которая долгое время находилась под управлением менеджмента его бизнес-группы. «В ответ в Приватбанке были заблокированы средства компаний Президента Украины Петра Порошенко (как утверждал менеджмент, в результате технического сбоя). В марте 2015 года Коломойский, который к этому моменту уже год возглавлял Днепропетровскую область, указом президента был снят с этого поста». (rbc.ru) Потом, осенью 2015 года, был произведен арест одного из ближайших партнеров Коломойского Геннадия Корбана. С точки зрения политической борьбы арест Корбана и национализация «Приватбанка» - зеркальные ситуации. В первом случае заложником стал партнер Коломойского, и «фронтмен» его политической силы УКРОП, во втором – банк Коломойского. В 2015 году Коломойский в своем первом после задержания Корбана комментарии был сдержанно-спокоен: «Мне никто не выдвигал никаких требований, я не чувствую давления, тем более шантажа. Я нормально общаюсь с АП (администрацией президента – Д.Б.), никаких претензий мне не озвучивали", - сказал экс-губернатор Днепропетровской области, отвечая на вопрос о том, можно ли рассматривать Корбана как заложника власти в ее борьбе с самим Коломойским» (lb.ua). Это был удар по политическому крылу Коломойского, однако, олигарх оставался владельцем популярных медиа, имел подконтрольных депутатов. И, видимо, определенные договоренности с Порошенко тогда были заключены, поэтому олигарх дистанцировался от дела Корбана.

Что вызывает вопросы сегодня и чем похожа ситуация национализации на дело Корбана, так это спокойная и запоздалая реакция Коломойского. Решение о национализации было принято ночью 19 декабря, а заявление Коломойский сделал 21 декабря, и оно было ни о чем: «Все заявления, которые от моего имени будут появляться в ближайшее время без моего личного контакта со средствами массовой информации, если они не появляются в агентстве УНИАН или в ТСН, прошу считать заведомой провокацией или фейком. Во избежание недоразумений также заявляю, что не веду никаких личных страниц в соцсетях». (unian.net) Можно потерять менеджера политического проекта, но смириться с потерей крупнейшего банка гораздо сложнее. Поэтому подобное заявление вызывает подозрение, как и тот факт, что информация о национализации «Приватбанка» появилась заранее, но медиа Коломойского при этом не развязали информационную кампанию в защиту актива олигарха. Возникает подозрение - Коломойский и Порошенко вновь договорились? Тогда это обман. Взаимовыгодный для договаривающихся сторон. И, судя по некоторым деталям, это самый вероятный сюжет. Суть договора между властью и олигархом, а если точнее – между Порошенко и Коломойским, в следующем.

«Приватбанк» банк долго работал над повышением доверия, расширением сети отделений и банкоматов, затянул даже пенсионеров на банковские карточки, а предприятия на зарплатные проекты. Мощное визуальное присутствие, удобный банкинг, глубина проникновения в общество позволили наполнить банк депозитами и другими вкладами населения и предприятий. При этом такой грандиозный и серьезный банк почти не выдавал кредитов населению. За фасадом стабильного успешного банка работала другая схема, кредиты банк выдавал структурам, подконтрольным основным акционерами банка – Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбскому. Это были кредиты без обеспечения, беззалоговые, на огромные суммы. То есть, работала схема вывода денег из банка. Эксперты приводят сумму, выведенную таким образом – 6 млрд долларов США. Это составляет примерно третью часть золотовалютного запаса Украины.

И вот, такой банк-банкрот национализирует государство. С финансовой точки зрения – полная бессмыслица и бред. А вот с социально-политической точки зрения - совсем не бред. Нетрудно представить, что было бы, если «Приватбанк» вдруг объявил бы себя банкротом. И первый, и второй майдан с «революцией достоинства» вместе могли бы в этом случае показаться недоразумением. Это был бы третий майдан, организованный вкладчиками и примкнувшими к ним политическими силами и персонажами, которые регулярно твердят то о новой революции, то о вооруженном перевороте, и ждут удобного случая вскочить на народном гневе на верхушку власти. Это был бы очень удобный повод, который затронул бы множество людей по всей стране, их ярость и энергию было бы очень просто направить – громить и жечь отделения банка и крушить банкоматы. Ограбленные банком предприниматели отказались бы платить налоги. И, конечно, раздались бы требования отставки президента Порошенко и новых выборов. Президенту Порошенко это не нужно, как, собственно не нужно и основным акционерам «Приватбанка», ведь с такими миллиардами нигде не спрячешься.

Внешне национализация выглядит весьма достойно – акционеры признали свою неспособность выполнить требования закона по резервированию средств в Национальном банке Украины, государство гарантирует сохранность средств вкладчиков в национализированном банке, выполнен один из пунктов соглашения Украины с МВФ. Остается один момент – никто 6 млрд долларов не вернул и теперь не вернет. Суть договоренностей олигарха и президента – государство забирает банк-мыльный пузырь и наполняет его государственными, а вернее, народными, миллиардами, президент получает кредит МВФ – 5,5 млрд долларов США, а олигарх оставляет себе выведенные миллиарды. И при этом - никаких потрясений.

Чем руководствовался Коломойский – понятно. А вот чем руководствовался Порошенко, увеличивая долг своей страны перед МВФ за один раз еще на 5,5 млрд долл.? Чем руководствовался президент страны, увеличив общий долг перед МВФ до 160 млрд долл, при максимальном золотовалютном запасе в 24 млрд долл.? Ответ может быть только один – «при мне не нужно революций, после меня хоть потоп».

И есть ощущение, что все именно так однозначно, без конспирологии о «победе Порошенко в борьбе олигархов». Не стоит забывать, что у «национализированного» олигарха Коломойского остались весьма значимые и менее проблемные активы – целый сектор металлургии (ферросплавы), бензин, медиа, энергетика.

Национализация крупнейшего банка не стала поводом для элитной войны и концом олигарха Коломойского, а оказалась договоренностью между олигархом и президентом-олигархом, первый получал деньги, второй спокойствие за счет денег населения и кредита МВФ.

Ключевые слова: Украина Порошенко национализация «Приват банка» Коломойский договоренности

Версия для печати