Х Конвент РАМИ: 25 лет внешней политики Российской Федерации

14:32 12.12.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


На пленарном заседании Х Конвента РАМИ. Выступает ректор МГИМО (У) МИД России, президент РАМИ А.Торкунов. Фото А.Торина.

В МГИМО (У) МИД России состоялся юбилейный X Конвент Российской ассоциации международных исследователей (РАМИ), приуроченный к 25-летию внешней политики России. В нем приняло участие более 1200 представителей академических и дипломатических кругов, министерств и ведомств, представителей российских и зарубежных СМИ.

Российская внешняя политика спустя четверть века: каковы итоги?

Открывая пленарное заседание Конвента, ректор МГИМО (У) МИД России, академик РАН, президент РАМИ Анатолий Торкунов напомнил, что Конвент начал свою работу 8 декабря – в день, когда были подписаны Беловежские соглашения, определившие субъектность российской политики. Этому событию предшествовал лавинообразный развал единого государства, последней точкой которого, по мнению известного американского политолога Збигнева Бжезинского, стал украинский референдум 1 декабря 1991 года. По словам Анатолия Торкунова, 25-летний юбилей внешней политики России находится вне зоны активного обсуждения. Считается общим местом, что в 1990-е годы, после распада СССР, многое сдавали без боя, в том числе и во внешней политике. В то же время, именно тогда, Россия была включена в глобальную картину мира и присоединилась к ранее исключительно западным институтам: Международному валютному фонду, Всемирному банку, и, наконец, Всемирной торговой организации. Уже в 2000-е годы была активизирована работа по созданию новых интеграционных объединений, одним из которых стал БРИКС. Россия принимает участие в разрешении актуальных вопросов международной безопасности, включая предотвращение распространения оружия массового уничтожения, борьбу с международным терроризмом.

По словам А.Торкунова, за прошедшие годы Москва сделала важные шаги для развития внешнеполитической активности на азиатском направлении. Об этом свидетельствует стратегическое партнерство с Китаем, Индией, снятие прежних блоковых противоречий в отношениях с Южной Кореей. «К сожалению, наши западные внешнеполитические партнеры, возможно, и хорошие тактики, но плохие стратеги, о чем ярко свидетельствуют их попытки политической и социальной инженерии на Ближнем Востоке», - заметил А.Торкунов.

«Четверть века – это короткий миг в мировой истории. Долг политолога - дать квалифицированную оценку изменениям, произошедшим за это время на мировой арене, - подчеркнул заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков. Дипломат напомнил, что долгое время, особенно начиная с периода перестройки, в российском обществе бытовало мнение о наступлении эры общечеловеческих ценностей и ухода от внешнеполитической конфронтации. Этим мечтам не суждено было сбыться. Наши западные партнеры готовы были терпеть Россию исключительно в качестве малого партнера, проигравшего в холодной войне и ведомого извне. Однако вся историческая традиция России свидетельствует о том, что наша страна востребована в качестве самостоятельного участника мировой политики. Столкнувшись с позицией России по ряду важных проблем мироустройства, её руководство стали пугать новым глобальным мировым противостоянием. Давление на Россию особенно возросло после вхождения Крыма в состав России. «Тем не менее, мы не собираемся возвращаться к блоковому мышлению или прибегать к самоизоляции. У нас есть потенциал, который позволяет нам играть конструктивную роль в международной политике, способствуя верховенству международного права. Этими возможностями мы будем активно пользоваться», - подчеркнул С.Рябков.

«Мы не собираемся идти путем самоизоляции. У России есть потенциал, который позволяет нам играть самостоятельную и конструктивную роль в мировой политике, способствуя верховенству международного права. Этими возможностями мы будем активно пользоваться» (Сергей Рябков)

Комментируя обновленную Концепцию внешней политики, утвержденную Президентом России, С.Рябков отметил, что в этом документе сохранены все базовые принципы внешнеполитической доктрины Российской Федерации: многовекторность, самостоятельность, готовность к равноправному и взаимовыгодному сотрудничеству со всеми партнерами. В ней нашел отражение непростой период развития человечества, смена эпох, сопровождающаяся усилением неравенства и борьбой народов за сохранение своей национальной и религиозной идентичности.

Заместитель министра иностранных дел России отметил, как особенно важный, тот факт, что проводимый руководством  внешнеполитический курс опирается на общественный консенсус, сложившийся в обществе.

Декан факультета социальных наук Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики», вице-президент РАМИ Андрей Мельвиль считает, что современное общество переживает этап истории, который можно было бы назвать и охарактеризовать как  «искушение геополитикой». Концепции Фридриха Ратцеля, Холфорда Макиндера, Карла Хаусхофера, на долгое время списанные в архив, на наших глазах переживают свое новое рождение и приобретают актуальность. В глазах некоторых исследователей происходящие на мировой арене изменения свидетельствуют о зарождении новой мировой системы, очень схожей по своим основным параметрам с итогами Вестфальского мира, причем сходные нарративы наблюдаются в подходах как российских, так и американских исследователей.

А.Мельвиль напомнил, что благодаря глобализации произошло сужение обитаемого пространства и ускорение социальных процессов. Однако важно не забывать о социальных, культурных, психологических аспектах, которые имеют для оценки происходящих изменений большее значение, чем умозрительные построения сторонников геополитических теорий. То же самое относится и к современным сторонникам евразийства, которые в отличие от Николая Трубецкого или Льва Гумилева – не апостолы идеи, а в лучшем случае неофиты, сменившие под влиянием моды либеральный интернационализм на иные принципы и заявляющие о своей приверженности консервативным течениям. «Беда в том, что наши консерваторы самодостаточны, им не нужны оппоненты, хотя еще знаменитый историк и социальный мыслитель Артур Шлезингер-младший говорил, что консерватизм жизнеспособен только в связке с иными идеологическими течениями», - отметил эксперт.

Председатель Совета национальной безопасности Израиля и советник премьер-министра Израиля по вопросам безопасности (2011-2013 гг.), генерал-майор Армии обороны Израиля Яков Амидрор в своем выступлении, посвященном кризису системы международного права, провел прямую аналогию между происходящими на Ближнем Востоке событиями и ситуацией в Европе ХХ века между двумя мировыми войнами. Эксперт выразил опасение, что человечество вступает в эпоху нового хаоса. «Это не тот мир, в котором мы хотели бы жить», - заявил Я.Амидрор. Он напомнил, что, по последним данным, из общего числа погибших в ходе конфликта в Сирии: 85% - составляют мирные жители, и выразил сомнение, что избранный мировым сообществом способ борьбы с международным терроризмом приведет к позитивным результатам. Кроме того, израильский политик выразил недовольство передачей сирийского оружия движению «Хизбалла». Разумеется, в настоящее время интересы этого движения, Тегерана и Москвы в борьбе с ДАИШ совпадают, однако официальные круги в Иерусалиме и Тель-Авиве не имеют представления о том, каким образом и против кого это вооружение будет использовано в дальнейшем. Я.Амидрор подчеркнул, что в условиях краха практически всех светских режимов на Ближнем Востоке, Израиль ждет от международного сообщества формирования прозрачных механизмов разрешения международных проблем.

Декан факультета мировой политики МГУ им.М.В. Ломоносова Андрей Кокошин рассказал о роли силовой составляющей в современной российской внешней политике. «Одна из иллюзий, популярных в период перестройки и постперестроечных лет, была связана со снижением роли военной силы в разрешении военных проблем. После распада СССР прежняя система управления военно-промышленным комплексом была уничтожена. Немалыми усилиями удалось спасти только Минатом», - отметил эксперт. А.Кокошин убежден, что без развития систем стратегических вооружений невозможно представить себе будущее России как великой державы. В условиях приоритета, который в первой половине 1990-х годов уделялся отношениям со странами Западной Европы и США, Министерство обороны России сделало акцент на диалоге с Китаем и Индией. Это позволило поддерживать потенциал российской оборонной промышленности. Поставки зенитно-ракетных комплексов С-300 в Китай, начатые в 1993 году, повлекли за собой новые контракты на разработку средств ПВО, включая ЗРК С-400 и С-500. Благодаря усилиям, предпринятым российским Министерством обороны, на вооружении нашей страны в настоящее время находятся зенитный комплекс «Тополь-М», межконтинентальная баллистическая ракета РС-24 «Ярс» и атомные подводные лодки проекта 955 «Борей».

Противоречивая глобализация

Научный руководитель Института США и Канады РАН, академик РАН Сергей Рогов высказал предположения о причинах кризиса глобализации. По мнению эксперта, процесс формирования единого мирового рынка принес больше пользы не Вашингтону, а Пекину. Длительная нестабильность в Европе, рост правопопулистских режимов в Европе, феномен поддержки Дональда Трампа и Берни Сандерса в США объясняются своего рода бунтом представителей «среднего класса», недовольного падением уровня доходов и впервые за долгие годы укрепившегося в убеждении, что их потомки будут жить хуже, чем они. В свою очередь, экономическая программа Трампа включает в себя целый ряд протекционистских мер, а также введение запретительных тарифов против Китая и отмену ряда социальных программ, введенных в США предыдущим президентом, в частности, реформы здравоохранения и защиты пациентов в США, получившей название Obamacare.

По мнению С.Рогова, мягкость риторики Трампа в отношении политики России, объясняется не какими-либо симпатиями нового президента США к российскому руководству, а стремлением оторвать Россию от Китая. С этой целью Трамп готов предоставить Москве карт-бланш на борьбу с исламским терроризмом на Ближнем Востоке, использовав полученную паузу для перегруппировки сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и пойти на нестандартные меры, например, намекнуть Пекину о возможности признания независимости Тайваня. С.Рогов выразил мнение, что нынешнее противостояние России и Запада, которое образно может быть названо «холодной войной 2.0», вряд ли будет преодолено в ближайшие годы.

Война на Ближнем Востоке: причины и следствия

Среди многочисленных секций, круглых столов и форумов, прошедших в рамках Конвента РАМИ, особое внимание привлекла конференция, приуроченная к 25-летию установления российско-израильских отношений. Российские и израильские ученые и дипломаты дали развернутую характеристику современному состоянию отношений двух стран, а также выделили общее и особенное во взгляде на мир из Иерусалима и Москвы.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Александр Аксенёнок отметил, что современное научное и политическое сообщество становится свидетелем того, как события на Ближнем и Среднем Востоке оказывают влияние на политическую ситуацию в Европе. Хрупкость светских государств, распад национальной идентичности в ходе глобализации ведут к торжеству конфессиональных, племенных и клановых мотивов в деятельности людей. В настоящее время сложно определить, какое из течений на Ближнем Востоке в настоящее время превалирует, но самое главное – исчезли центры притяжения арабского мира, крупнейшим из которых традиционно был Египет. Разговоры об «арабской весне» затихли, и о демократическом дискурсе речи больше не идет. В сложившихся условиях международные посредники, особенно в Сирии, не могут оказать решающего воздействия на исход конфликта. В ряде стран Ближнего Востока (Иордании, Кувейте, Тунисе) идут структурные реформы, однако они наталкиваются на противоречия в обществе. Наиболее интересен в этой связи опыт Туниса, как страны, сумевшей достичь общественного компромисса. В ближайшие десятилетия о «либерализации» Ближнего Востока, которой ожидали в Вашингтоне, можно будет забыть. Будущее этого региона, по словам А.Аксенёнка, будут определять два противоборствующих полюса – мягкая автократия и нелиберальная демократия.

А.Аксенёнок считает контрпродуктивным подход ряда израильских политиков, которые сводят  все проблемы, существующие на Ближнем Востоке, к политическим амбициям Ирана и стремлению его деятелей экспортировать свою революцию. В арабском мире, составляющем основу Ближнего Востока, шииты находятся в меньшинстве, к тому же арабы настороженно относятся к политике Тегерана. Значительно большую опасность представляет собой перспектива утверждения в регионе салафитского ислама, вдохновляемого Саудовской Аравией и экстремистскими структурами, вроде ДАИШ. В то же время роль крупных держав в регионе становится все менее значительной. Российский дипломат считает, что происходящие в настоящее время события на Ближнем Востоке косвенно оказали частичную пользу Израилю: конфликт в Палестине, находившийся ранее в центре внимания мировых СМИ, во многом ушел в тень. Традиционная неприязнь израильских политиков к политическому режиму Башара Асада также вполне понятна. Не менее очевидно, что в Иерусалиме и Тель-Авиве вряд ли убавится проблем, если в Дамаске утвердится власть исламистов, а Башар Асад будет свергнут.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Виктор Надеин-Раевский напомнил, что не меньшую роль, чем позиция официального Эр-Рияда, на положение в регионе оказывает позиция Турции. Анкара усилиями действующего президента Реджепа Эрдогана руководствуется в своей внешней политике концепцией неосманизма, основы которой разработаны бывшим премьер-министром страны Ахметом Давутоглу. Главная опасность в том, что Анкара уже достаточно давно апеллирует в своей трактовке «тюркского мира» к принятому в 1920 году усилиями Ататюрка «Национальному обету» - своего рода декларации независимости, в которой были обозначены границы будущей страны. Попытки пересмотра границ Турции в соответствии с этим документом предпринимались и при преемниках ее первого президента. Так, уже в 1939 году была присоединена Александретта (Искендерун), в 1974 году – часть Кипра. Однако в последнее время Анкара идет дальше кемалистов и стремится распространить свое политическое влияние на бывшие арабские земли Османской империи. Сложность в том, что сами арабы не испытывают по этому поводу никаких теплых чувств и считают пребывание в составе Блистательной Порты одной из самых печальных страниц своей истории. Жесткая позиция Р.Эрдогана по событиям в Алеппо вполне объяснима: согласно «Национальному обету», северные земли Сирии, включая этот город (в турецкой транскрипции – Халеб), а также часть Ирака с городами Мосул и Киркук, входят в состав турецких земель.

Россия и Израиль: научно-техническое сотрудничество

Эксперты отметили, что во внешнеполитических отношениях России и Израиля значительная роль отводится сотрудничеству в области инноваций и технологий. В частности, проректор МГИМО Евгений Кожокин напомнил, что научные учреждения обеих стран тесно сотрудничают. В 90-х годах прошлого века, когда для Москвы возникали серьезные проблемы в области выхода на мировые рынки, именно Израиль неоднократно выступал в качестве посредника, оказывая необходимую помощь России.

Добавим, что Израиль стал своего рода лидером в области высоких технологий, что объясняется особой заинтересованностью в безопасности, агрокультуре и энергии. Подобная жизненная необходимость предопределила изобретения в области военного дела, ирригации, зеленой энергетики, медицины. Практически все крупнейшие IT-компании имеют представительства и разработки в Израиле. Наиболее яркие примеры – Apple, Google, Intel, Facebook. 80% инвестиций в «стартапы» приходит из-за границы. Однако до недавнего времени сотрудничество Москвы и Тель-Авива в сфере хайтека велось очень слабо. Это объяснялось рядом причин, главными среди которых стали неразвитость отечественного законодательства в сфере инноваций и отсутствие прозрачных механизмов финансирования перспективных проектов. С 2008-2009 года ситуация в этой сфере стала меняться в лучшую сторону. По данным известного российского исследователя, старшего научного сотрудника Отдела Израиля и еврейских общин Института востоковедения РАН Дмитрия Марьясиса, среди наиболее перспективных направлений сотрудничества России и Израиля – консалтинговые и инжиниринговые услуги, осуществление современных направлений в области электроники, а также медицины. Заключены и действуют соглашения о сотрудничестве между Министерством науки и технологии Израиля и Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ).

Х Конвент РАМИ и диалог культур

Участникам X Конвента РАМИ была предложена насыщенная культурная программа. В атриуме Нового корпуса МГИМО прошло открытие выставки архивных документов и фотографий, приуроченной к 25-летию российской внешней политики, а также был представлен проект «Израильские разработки, которые изменили мир», посвященный перспективным направлениям деятельности ученых этой страны в области высоких технологий, естественных и гуманитарных наук. Для гостей и участников Конвента, приехавших в Москву из разных уголков мира, был организован концерт Симфонического оркестра студентов Московской консерватории. 

Ключевые слова: Сергей Рябков Анатолий Торкунов Андрей Кокошин Российская ассоциация международных исследований (РАМИ) Х Конвент РАМИ Андрей Мельвиль российско-израильские отношения Яков Амидрор

Версия для печати