Татьяна Шувалова: «Турция продолжит политику лавирования»

13:26 06.12.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


В Москве состоялся круглый стол, посвященный текущему положению и перспективам российско-турецких отношений. В нем приняли участие известные российские туркологи и представители отечественных СМИ. В рамках мероприятия эксперты дали оценку текущему состоянию отношений между Москвой и Анкарой, перспективам реализации совместных проектов в энергетике, промышленности и других областях, а также потенциалу взаимодействия обеих стран на Ближнем и Среднем Востоке и в других регионах мира.

Круглый стол прошел накануне официального двухдневного визита в Россию премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма, начавшегося 6 декабря с.г.  Это первый визит Йылдырыма в Россию с момента назначения его на должность главы правительства в мае 2016 года.

Директор Центра изучения современной Турции, научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН Амур Гаджиев считает, что сейчас турецкая внешняя политика испытывает серьезное давление как ее противников внутри страны, так и игроков на внешнеполитической арене, активно лоббирующих свои интересы. Дипломатическая линия Анкары не отличается последовательностью, что находит свое отражение в заявлениях политических деятелей. Всем хорошо памятны слова президента Турции Реджепа Эрдогана от 29 ноября с.г. о том, что основная задача турецкой армии в Сирии – свержение Башара Асада. Вскоре это заявление, сделанное на Межпарламентской Иерусалимской платформе, было дезавуировано. Однако столь же двойственная политика проводится Анкарой и в отношении крупнейших международных организаций – Европейского союза и Шанхайской организации сотрудничества. Впрочем, несмотря на определенные разногласия, на заседании ШОС 22 ноября с.г. была достигнута договоренность о том, что в предстоящем 2017 году Турция будет председательствовать в Энергетическом клубе Шанхайской организации сотрудничества, при этом оставаясь в статусе партнера по диалогу, а не полноправного члена ШОС. Одновременно Анкара ведет переговоры с Россией, Китаем и Ираном о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах. В свою очередь, Россия придает большое значение диалогу со своим южным соседом. Напомним, что еще в 2010 году для обсуждения важнейших вопросов сотрудничества по инициативе Москвы и Анкары создан российско-турецкий Совет высшего уровня.

А.Гаджиев предположил, что в ходе визита Б.Йылдырыма в Москву особое значение будет уделено вопросам безопасности в ближневосточном регионе, включая ситуацию, которая сложилась в восточной части Алеппо. Турецкую сторону интересуют перспективы ведения совместной борьбы с экстремистскими движениями, к которым они традиционно относят как курдские организации, включая такие, как Рабочая партия Курдистана» и «Соколы свободы Курдистана», так и ряд исламистских движений. НЕ исключены переговоры с российской стороной касательно противодействия движению Фетхуллаха Гюлена «Хизмет», которое турецкие власти считают «террористическим».

Известный российский востоковед-тюрколог, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев считает, что визит премьер-министра Турции должен способствовать переходу наших стран от сотрудничества по отдельным вопросам международной повестки к режиму большего доверия. Сделать это крайне сложно, поскольку между нами не только кризис прошлых лет, но и историческая память о многочисленных войнах. Согласно последним опросам, граждане России, памятуя о непоследовательной политике Анкары в сирийском вопросе и причастности турецких военных к гибели российского летчика на Ближнем Востоке, оказались не готовы к резкому изменению отношений между нашими странами. Согласно последним социологическим опросам, проведенным в России, только 27% респондентов рады такому «потеплению». Разумеется, свое нивелирующее влияние на диалог оказывали и исламистские тенденции в регионе, а также склонность ряда турецких политиков к поддержке вооруженной сирийской оппозиции. «Политика предшествующего премьер-министра Турецкой Республики Ахмета Давутоглу, известная под названием «ноль проблем с соседями», завела внешнюю политику Анкары в кризис, - заметил Ю.Мавашев. - Нынешний глава правительства Бинали Йылдырым изначально был известен как сторонник нормализации отношений с Москвой с позиций просвещенного прагматизма. Мы надеемся, что его визит в Москву будет плодотворным».

Юрий Мавашев также отметил, что, несмотря на противоречивые заявления турецких политиков, российское Министерство иностранных дел демонстрирует сдержанную позицию. То же самое касается и операции «Щит Евфрата», предпринятой турками на территории провинции Алеппо в Сирии. И официальные заявления министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, и утечки, поступающие в Россию по ряду аналитических каналов, свидетельствуют, что дальше города Эль-Баб турки не пойдут. В первую очередь, они заинтересованы в предотвращении объединения курдских территорий в федеративное образование, которое представляло бы угрозы территориальной целостности не только Турции, но и Сирии.

Эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Андрей Арешев отметил, что хаотичность заявлений Анкары объясняется наличием в политической элите Турции сторонников  сирийской вооруженной оппозиции. Однако есть и другие тревожные сигналы. Например, Турецкая Республика совместно с Катаром, Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами выступила за экстренное рассмотрение ситуации вокруг Алеппо на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Фактически они солидаризировались с западными странами, которые считают, что там имеет место гуманитарная катастрофа, и собираются использовать этот тезис для давления на Дамаск и Москву. «Мы много говорим об экономических перспективах сотрудничества с Анкарой. Однако товарооборот Турции с западными странами значительно превосходит аналогичные показатели с Россией. Сохранятся в обозримом будущем и тесные связи Анкары с НАТО, - заметил эксперт. - Не меньше вопросов остается и к перспективам введения безвизового режима. Даже у самого дружественного Анкаре государства – Азербайджана – перспективы в этом вопросе туманны. Очевидно, что с падением Алеппо гражданская война не прекратится. Но не разведут ли снова политические разногласия Москву и Анкару?» 

Руководитель гуманитарного направления Центра изучения современной Турции Татьяна Шувалова пояснила, почему современное турецкое руководство так обеспокоено деятельностью движения «Хизмет». «Большинство рядовых людей в нашей стране услышало имя Фетхуллаха Гюлена после попытки неудачного переворота в Анкаре 16 июля с.г. , - отметила она. - С 1999 года он проживает в Пенсильвании (США). С 2014 года Анкара добивается его выдачи. Несмотря на то, что Гюлен неоднократно осуждал терроризм в теории и на практике, на родине его обвиняют в причастности к организации волнений в парке «Таксим-Гези» в 2013 году, а также неудачного государственного переворота средствами «мягкой силы». Действительно, на средства Гюлена была создана сеть лицеев. На территории России они массово открывались в 1990-е годы, в особенности в Татарстане. Однако в 2003-2008 годах их в основном закрыли. Учащиеся этих заведений должны были в перспективе стать, образно говоря, важным звеном мусульманской уммы. Турция надеется на понимание российского руководства в вопросе противодействия движению «Хизмет» и установление контактов с Москвой по линии государственной безопасности.

По признанию экспертов, в настоящее время с турецкой стороны наблюдается некоторое недовольство темпами «разморозки» двусторонних отношений с Россией. Союз туриндустрии Турции назвал предстоящий с точки зрения туризма 2017 год «годом потерь». Военные действия отпугивают туристов. Однако для того, чтобы отношения двух стран окончательно были нормализованы, диалог двух стран должен быть более серьезным и основательным. Так, по словам Юрия Мавашева, российская сторона продолжает связывать перспективы потепления отношений между Москвой и Анкарой с политическими уступками турецкой политической элиты.

Амур Гаджиев считает, что Москва и Анкара к настоящему времени достигли компромисса по главному вопросу – сохранению территориальной целостности сирийского государства. С целью обеспечения безопасности и на базе общих интересов борьбы с терроризмом возможно достижение соглашения между Россией, Турцией, Ираном и Ираком об обмене актуальной разведывательной информацией. Разумеется, как региональная держава, стремящаяся к доминированию, Турция будет лавировать между ключевыми игроками мировой политики. На ее территории активно действует так называемый Меджлис крымскотатарского народа. Анкара так и не признала вхождение Крыма в состав России. В то же время эксперт считает, что в целях взаимодействия Россия и Турции должны стремиться к компромиссу и обозначению «красных линий» во внешней политике на Кавказе, Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Балканах.

«В целях взаимодействия Россия и Турция должны стремиться к компромиссу и обозначению так называемых «красных линий» во внешней политике на Кавказе, Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Балканах» (Амур Гаджиев)

В то же время нормализация отношений может актуализировать энергетическое сотрудничество двух стран, включая строительство АЭС «Аккую» и «Турецкого потока». «Нельзя исключать, что Анкару не устроят наши цены на газ, - заметил А.Гаджиев.- Однако необходимость достижения компромисса в этом вопросе осознается обеими сторонами. При всех противоречиях, эти проекты выгодны и России, и Турции».

Комментируя участие Турции в ШОС, Татьяна Шувалова отметила, что России в целом выгодно, чтобы Турция совершила поворот в сторону этой организации. Однако само вступление в ее ряды – долгий процесс, который займет годы и годы.

По мнению экспертов, в ближайшие годы лавирование Анкары между ЕС и ШОС вряд ли приведет к каким-либо прочным альянсам на базе общности интересов России, Ирана и Турции. Возможно лишь сотрудничество по транспортным вопросам, включая коридор «Север-Юг», но политический союз Москвы, Анкара и Тегерана маловероятен и нереален.

Ключевые слова: российско-турецкие отношения Реджеп Эрдоган Бинали Йылдырым Турция Иран Сирия Башар Асад курдский вопрос «Хизмет» Фетхуллах Гюлен Амур Гаджиев Татьяна Шувалова Юрий Мавашев Андрей Арешев Институт востоковедения РАН

Версия для печати