Конец эпохи «Водяных перемирий»

14:45 05.12.2016 Борис Тарабрин, журналист-международник


Постоянный наблюдатель Святого престола в ООН архиепископ Бернардито Ауса выступил в Совете безопасности с докладом, посвященным проблеме дефицита питьевой воды. Представитель Ватикана обратил внимание на парадокс: вода покрывает две трети земной поверхности, при этом доступность пресной воды уменьшается. В некоторых регионах, в силу их географического положения, этот ресурс был изначально скудным, в других местах дефицит является следствием недочетов в управлении. К тому же, деградация окружающей среды отравляет воду, а климатические изменения нарушают гидрологический цикл, цитирует прелата "Радио Ватикана". en.radiovaticana.va

Однако представитель Ватикана лишь констатировал давно свершившийся факт – пресная вода стала не просто востребованным ресурсом и товаром, но и  элементом политического торга и  неприкрытого давления. Страны, обладающие внушительными запасами пресной воды или их источниками начинают диктовать или пытаться диктовать свои условия несговорчивым оппонентам. В частности, из-за обострения тлеющего индо-пакистанского конфликта в последние месяцы премьер-министр Индии Наредра Моди пригрозил, что Нью-Дели пересмотрит Договор о водах Инда (истоки большинства притоков этой реки находятся на индийской территории) и начнет забирать больше воды, чем до сих пор. «Кровь и вода, — объяснил Моди, — не могут течь вместе». Если это произойдет, пакистанские фермеры по всему течению и в низовьях, и без того регулярно теряющие урожай из-за засухи, могут попасть в критическую ситуацию. С момента заключения договора в 1960 году Индия и Пакистан дважды находились в состоянии войны, но Нью-Дели ни разу не нарушил соглашения. Исламабад пригрозил: если индийцы выполнят свою угрозу, он расценит это как акт агрессии и подаст иск в международный суд. lenta.ru

Кстати, к международным судебным инстанциям Исламабад уже  обращался не раз. Так, ГЭС «Баглихар»  на реке Чинаб мощностью 450 МВт была построена Индией только после того, как законность строительства подтвердили международные эксперты. Однако далеко не все проекты проходят независимую экспертизу, что создает почву для взаимных обвинений и угроз. Яростный спор вызвало в 2012 году строительство крупнейшей в регионе ГЭС «Ниму-Базго» на реке Инд. Исламабад обвинил Дели в «водном терроризме» — попытке лишить соседнюю страну воды для орошения и подорвать ее экономику. kommersant.ru

Между тем симметричный ответ Индии, ведущей «водные войны» с Пакистаном, может дать другой ее геополитический оппонент и союзник Исламабада — Китай, реализующий гидроэнергетические проекты на реках Тибетского плато. Наибольшее опасение в Дели вызывает активность китайцев на самой высокогорной реке мира Брахмапутре (тибетское название — Ярлунг-Цангпо), текущей по территории Индии и Китая. По мнению автора книги "Войны Земли: битва за глобальные ресурсы" американского исследователя Джеффа Хискока, реализуемые Пекином амбициозные проекты строительства ГЭС и плотин на Брахмапутре могут ударить по интересам более 150 млн. человек в Индии и Бангладеш. Проблемы, аналогичные тем, с которыми столкнулась Индия в отношениях с Китаем, давно остро стоят перед странами Юго-Восточной Азии. Строительство Пекином ГЭС на реке Меконг ставит перед проблемой нехватки воды Лаос, Камбоджу, Вьетнам и Таиланд. Призывы этих стран учитывать их интересы пока ни к чему не привели: Китай обещает пойти навстречу, но до практических шагов дело пока не дошло. finforum.org

Еще один свежий пример использования пресной воды в  качестве инструмента давления - это действия Украины. 23 ноября этого года стало известно, что украинские власти возводят дамбу на Северо-Крымском канале, чтобы ограничить  подачу пресной воды на полуостров. «Мы должны закончить основное сооружение до подачи воды. Мы понимаем, что поливной сезон для рисоводов начинается в апреле, а Северо-Крымский канал заполняется в марте. То есть мы до марта должны обеспечить сооружение для подачи воды по Северо-Крымскому каналу», - сообщил директор строительства Георгий Бузиян.  «Подача воды» в его интерпретации означает – ее отсутствие. fresh.org.ua

Россия  в тот же момент обратила внимание Совбеза ООН на то, что водная блокада Крыма является нарушением прав человека и ряда международных гуманитарных норм. Однако, зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров заявил, что ожидать осуждения действий Киева – наивно. «Любая резолюция, которая будет осуждать Украину, сразу будет заблокирована в Совбезе ООН. У меня даже сомнений нет», — сказал он в этой связи.  Джабаров подчеркнул, что Украина своими ограничительными мерами в итоге ничего не добилась, «кроме озлобления народа Крыма». «Мы готовы были покупать эту воду, причем по нормальным ценам, а так она сейчас бесплатно сливается в Черное море», — отметил он. Этот вопрос можно решить, если к власти на Украине придут «нормальные люди», добавил парламентарий. На 2014 год Северо-Крымский канал обеспечивал потребности полуострова в пресной воде на 85%.  В этой связи напрашивается одна историческая аналогия. В 1941 году, нацисты, рвавшиеся к Одессе, захватили водонасосную станцию, которая находилась в 40 километрах от города и перекрыли подачу воды в город. Эти события даже легли в основу фильма «Жажда» (1959 год). Похожая ситуация и похожие действия.

Все эти примеры показывают,  что метод ограничения подачи воды в качестве инструмента давления – становится все более распространенным, и о благородной традиции «водяных перемирий» можно просто забыть. В последние годы эта проблема встает во весь рост и требует решения. А вспоминают о ней в отличии, например, от проблем разоружения несравнимо реже. При этом именно она может послужить триггером серьезнейших противоречий и международных конфликтов в самом ближайшем будущем.

Ключевые слова: Китай Индия Пакистан Крым Украина нехватка пресной воды водные войны водный терроризм Юго-Восточнная Азия

Версия для печати