Выбор сделан: что готовит миру президентство нового лидера США?

14:35 30.11.2016 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


В культурном центре ЗИЛ в рамках цикла лекций, который проводит Совет по внешней и оборонной политике (СВОП), прошла научная дискуссия: «Выбор сделан: что готовит миру президентство нового лидера США?»

Впервые за очень долгое время на президентских выборах США победил антисистемный кандидат – Дональд Трамп, против которого сплотился практически весь американский истэблишмент и СМИ. Победа аутсайдера, идущего поперек сложившейся системе и критикующего Вашингтонский консенсус, на базе которого зиждется американское глобальное лидерство – это, безусловно, своего рода революционное событие, которое всколыхнуло все мировое сообщество.

Что сулит победа Д. Трампа для Америки? Будет ли политическая воля нового лидера подавлена американским истеблишментом? Что означает победа антисистемного кандидата для мировой экономики, глобализации? Какие возможности и риски эта победа создает для российско-американских отношений? Для обсуждения этих вопросов собрались ведущие российские эксперты-американисты: российский политолог, историк, директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов; руководитель аналитического агентства «Внешняя политика», директор программ «Валдайского клуба», доцент МГИМО (У) МИД России Андрей Сушенцов. В качестве модератора встречи выступил Дмитрий Суслов, заместитель директора исследовательских программ СВОП, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ.

Неожиданный результат

Валерий Гарбузов охарактеризовал нынешние выборы президента США как специфичные и неожиданные: «Во-первых, сложно было предсказать, что Трамп пойдет так быстро в гору на праймериз и легко “раскидает” своих соплеменников по партии. Во-вторых, все мы думали, что эти выборы будут сконцентрированы на Хиллари Клинтон – первой женщине, которая могла бы стать президентом США. По числу голосов она победитель. Однако США имеют особую избирательную систему с институтом выборщиков. Для американцев не важен принцип “один человек – один голос”, а важно, как голосует штат, т.к. в современном американском федеративном государстве сохраняется очень много рудиментов конфедеративного устройства. Хиллари Клинтон стала заложницей существующей системы голосования».

Андрей Сушенцов охарактеризовал прошедшие выборы президента США как наиболее парадоксальные за всю историю американского государства. Его гипотеза состоит в том, что Трамп не собирался побеждать: «Если задаться вопросом, с чем связаны многие нестыковки в его компании, почему он вел себя как безумец (поругался с представителями собственной партии, поссорился со всеми без исключения СМИ, безрассудно вел себя с ближайшими партнерами, трижды поменяв команду, которая руководила его избирательной компанией, не боялся ошибок и никогда не сдавал назад), то не остается другого вывода – это была очень успешная маркетинговая операция, которая позволила вывести бренд Трампа на новый уровень, гораздо более высокий, чем он был до этого».

Эксперт считает, что Дональд Трамп выиграл бы от любого результата президентской гонки, как с точки зрения личного преуспевания, так и с точки зрения приобретения массовой (50-ти миллионной) группы сторонников, которую можно конвертировать в любое общественное движение. «Вероятно, это был некий политический проект. Однако допускаю, что у этого проекта могла быть и коммерческая подоплека. Победа в выборах была одной из ключевых целей, но не единственная», – предполагает Андрей Сушенцов.  

Причины победы Трампа

В январе следующего года в Белом доме окажется аутсайдер с своеобразной репутацией и без опыта политической карьеры. Как ему удалось победить на выборах? Валерий Гарбузов называет несколько причин:

1)      Республиканская партия давно переживает кризис, который выражается в нехватке сильных лидеров. Кризис лидерства в свою очередь происходит из электорального кризиса. Республиканский электорат сокращается. Белое население, на которое ориентируются республиканцы, постепенно уступает место и позиции «цветному» населению – потенциальному электорату демократов. Трамп, обладая способностями популиста, дает очень четкие, ясные, радикальные рецепты решения наболевших проблем. Он нашел отклик не только среди сторонников республиканцев, но и среди простого белого населения Америки – производственных рабочих, которые когда-то в прошлом голосовали за демократов. Новый лидер США сумел вырвать целые группы электората из-под влияния Демократической партии.

2)      Дональд Трамп выступил против политической элиты обеих партий (демократов и республиканцев), что нашло отклик у американского народа, который очень критично относится к представителям власти и обвиняет последних в том, что социальная и экономическая ситуация не улучшается. Лозунг Трампа «Сделаем Америку снова великой» стал объединяющим для очень многих американцев.

Андрей Сушенцов убежден в том, что Трамп не является «решением» всевозможных проблем американского общества, а скорее является их «симптомом». Вместе с тем, будучи блестящим медийным коммуникатором, он нашел правильные слова, которые помогли ему заинтересовать и привлечь к своей неординарной фигуре множество единомышленников среди американского электората.  «Американцы до сих пор черпают информацию из телевидения, а Трамп владеет навыками телевизионной коммуникации как никто другой. Интересно, что американские СМИ, начав дискредитировать будущего президента, одновременно дискредитировали каждого второго американца», – рассказал эксперт.

Отвечая на вопрос «Международной жизни», какие силы стоят за Дональдом Трампом, и чьи интересы он представляет, Андрей Сушенцов ответил: «Он в первую очередь представляет сам себя. Я не думаю, что он чей-то ставленник. Он не собирался побеждать, на него не ставили республиканцы. У них была главная проблема – сохранить за собой места в сенате и палате представителей». 

Уязвимые места Трампа

По мнению Валерия Гарбузова, Д. Трамп имеет несколько уязвимых мест: «Первое и самое главное – он аутсайдер. Сейчас наступает этап формирования администрации президента, которая будет состоять из того же американского истеблишмента, с которым Трамп имеет очень сложные отношения. Второй момент, хотя в обеих палатах Конгресса превалируют республиканцы, тем не менее, демократы способны на то, чтобы объединиться с последними и торпедировать инициативы будущего президента. Третье уязвимое место – американская пресса, которая способна как возвысить, так и погубить. Практически все американские СМИ занимались критикой Трампа в период президентской гонки. Как пресса будет вести себя дальше – большой вопрос».

Американский профессор политической истории Алан Лихтман, известный точностью своих предсказаний относительно победы того или иного кандидата  на президентских выборах в США, не исключает, что Трамп своей неосторожной политической игрой может сам себя привести к импичменту. С этой возможностью согласен и Андрей Сушенцов. Тем не менее, эксперт отмечает наличие у Трампа так называемого интеллектуального любопытства – желания разобраться в сложных политических перипетиях: «У Трампа будет возможность для экспериментов. Аппетит приходит во время еды, и сейчас возникла “волна”, которая позволяет ему чувствовать себя руководителем масштабного национального движения».   

Продолжая тему импичмента, Валерий Гарбузов отметил: «Трамп встал на путь, где очень много рисков, и в этом смысле можно говорить о перспективе импичмента через год, два или три. Достаточно не выстроить отношения с Конгрессом, прессой, вашингтонской несменяемой бюрократией, которая сидит во всех министерствах, и все – президент может оказаться в изоляции. У нового американского лидера есть два пути: 1) ультимативные отношения и изоляция республиканцев от Трампа (и наоборот), 2) прагматизм и гибкость. После инаугурации мы увидим, насколько Трамп может приспосабливаться к ситуации, менять ее и извлекать из нее выгоду. Это более тонкая игра, чем та, что шла во время его избирательной компании».

Перспективы. Что ожидать от нового президента?

Трамп шел на выборы, последовательно критикуя базовые американские внешнеполитические парадигмы и Вашингтонский консенсус. В связи с этим подавляющее большинство американских союзников с большим страхом восприняли победу Трампа. Эксперты СВОП попытались дать свой ответ, насколько внутренняя и внешняя политика Вашингтона может измениться с приходом нового лидера.

«Программа Трампа представляет собой набор его высказываний, достаточно противоречивых, очень резких и радикальных. В этой программе помимо консервативных принципов (повышение расходов на оборону, снижение налогов, ужесточение миграционной политики) присутствуют и протекционистские идеи (пересмотр соглашений о свободной торговле со многими странами, а также планов по созданию ТТП и ТТИП), реализация которых означала бы разрушение того миропорядка, который сегодня существует. У Трампа очень много высказываний, которые ложатся в идеи изоляционизма», – рассказал Валерий Гарбузов. Однако, по мнению эксперта, Америку невозможно вернуть к изоляционистским временам: «Соединенные Штаты – это особая страна с огромным внешним долгом и так называемой второй экономикой[1]. Я бы относился ко всем заявлениям Трампа так – мы послушали, а теперь посмотрим, что из этого будет действительно воплощаться в жизнь. Американский президент – это не король и не император. Да, он может править с помощью исполнительных директив, президентских указов, но этому тоже есть предел. Он многое не может сделать без Конгресса и без профессиональных политиков. Кроме того, не стоит забывать об американских либеральных и консервативных «мозговых центрах», которые держат связь с правящими кругами и предлагают различные «рецепты» для совершенствования политики Вашингтона. Новому президенту Америки вряд ли под силу взять на себя великую миссию пересмотра и корректировки политического поведения республиканского и демократического истеблишмента».

«В том, что победил Трамп, наверное, есть что-то революционное. Тем не менее, то, как президент и его администрация будут действовать в дальнейшем – большой вопрос. Трампу не нравится НАТО, НАФТА, ТТП, он обещал построить стену на границе с Мексикой за счет мексиканцев. Вместе с тем состояние человека в период избирательной компании – это одно, а состояние человека, победившего в этой компании и ставшего президентом – совершенно другое. Это как вода в жидком и твердом состоянии. Нельзя думать, что все обещания Трампа будут обязательно воплощены в жизнь», – считает Валерий Гарбузов.

«Политическая среда в Вашингтоне очень густая, представляющая собой такой “бульон”, в который уже нечего добавить. Дональд Трамп, с его безумным, энергичным темпераментом, способен очень сильно разбалансировать политическую систему, и худшим сценарием для США может стать конституционный кризис. Если новый глава государства будет оставаться прежним Трампом, то к концу его срока республиканцы будут стремиться топить собственного президента»,  – полагает Андрей Сушенцов.

Эксперт считает, что какой бы человек не находился в Белом доме, фундаментально американские национальные интересы не изменятся. Предсказуемость внешней политики США, на его взгляд, основывается на их географическом местоположении: «Государство, расположенное на Североамериканском континенте, для удовлетворения своих целей безопасности, не должно допустить, чтобы какая-либо враждебная держава перебралась в западное полушарие или получила свободу мореплавания в обоих океанах (Тихом и Атлантическом). В этом смысле Вашингтон с большой тревогой и ревностью наблюдает за военно-морской программой Китая и за развитием любых видов вооружений, которые могут быть способны уничтожить авианосную ударную группу США. Став президентом, Трамп получит возможность действительных экспериментов во внешней политике, сохраняя при этом ядро американских интересов (неуязвимость на морях, свобода мореплавания, безусловный доступ в любую точку мира)».

Что касается внешней политики Вашингтона в отношении Пекина, то Андрей Сушенцов делает следующий прогноз: «Китай – стратегический конкурент США в XXI веке. Понятно, что между двумя государствами существуют отношения глубокой экономической взаимозависимости и взаимосвязанности, поломав которые, разрушится и вся существующая система мировых финансов и международной экономики. Американо-китайская торговля крупнейшая в мире, и будет таковой оставаться до тех пор, пока оба государства будут сохранять за собой статус главных центров гравитации мировой экономической системы. В связи с этим войны между этими двумя странами прогнозировать нельзя. Однако сама сущность войны меняется: большие танковые группировки, массовые армии, оккупация – все эти военные атрибуты постепенно уходят в прошлое. Цель современной войны – сбросить оппонента с уровня военных возможностей XXI века на уровень возможностей XX века, т.е. ослепить, дезорганизовать противника, не дать ему воспользоваться своими конкурентными преимуществами. Поэтому все так пристально наблюдают за киберугрозами и гонкой вооружения в космосе».

Перспективы российско-американских отношений

«За предшествующие годы сформировалось устойчивое конфронтационное русло российско-американских отношений. Конечно, украинский кризис стал наивысшей точкой конфликта. Сформировался санкционный режим и политика сдерживания России. Это та реальность, с которой придется сталкиваться администрации Трампа. Как она будет на это реагировать – очень большая загадка. Желание выстраивать партнерские отношения, о чем Трамп говорил в своем телефонном разговоре с Путиным, вроде бы вдохновляет, но как это увяжется с той реальностью, которая существует? Очевидно, должны быть ликвидированы санкции. Не должно быть конфронтационной основы. Для того чтобы поменять философию отношений, надо сначала добиться консенсуса по таким проблемам, как признание Крыма, конфликт на востоке Украины и кризис в Сирии. Тем не менее, на мой взгляд, существует окно возможностей для выстраивания партнерского диалога. Например, развитие двусторонних торговых отношений не обязательно ставить в зависимость от решения крымского вопроса. Наиболее  трудные проблемы можно, наверное, вынести за скобки», – считает Валерий Гарбузов. 

Андрей Сушенцов полагает, что Америка не рассматривает Россию в качестве угрозы. Также он не исключает попыток со стороны нового американского лидера в определенной степени наладить отношения с Москвой. Эксперт отмечает, что телефонный разговор Путина и Трампа, состоявшийся 14 ноября этого года, отдельными своими элементами демонстрирует потрясающую близость позиций двух лидеров, и если даже малая часть из этого разговора будет реально обсуждаться в дальнейшем, то можно ожидать начала новой эпохи в российско-американских отношениях. «Для того, чтобы Москва стала надежным партнером, разумеется, администрации Трампа придется вести неприятный разговор с российским руководством об архитектуре европейской безопасности, американской системе ПРО в Европе, о политических режимах на постсоветском пространстве, о невмешательстве во внутренние дела, уважении взаимных интересов и т.д. Будет ли готов американский президент разговаривать по этим проблемам? Я надеюсь, что да, т.к. это единственная в своем роде возможность в данную историческую эпоху – попытаться подобраться к разрешению наших разногласий. Однако возникают и другие вопросы: кто будет лидером после Трампа, будет ли он обсуждать Украину, Сирию, проблемы безопасности в Европе, разнообразные угрозы будущего с российской стороной? Что если будут правы демографы, которые говорят, что к 2050 году придет в движение 500-миллионное население Африки, Азии, Ближнего Востока и отправится на север? При таком сценарии российско-западные разногласия станут периферийными», – считает Андрей Сушенцов.

***

Подводя итог научной дискуссии можно отметить, что все участники встречи согласны с наличием феномена глобального бунта против элит, против глобализации, в силу которых и возникают такие антисистемные явления, как «Брексит» или Трамп. Также эксперты сошлись во мнении, что наивно ожидать от Трампа действительной революции в политике США. Новому американскому президенту не под силу сломать хребет устоявшемуся Вашингтонскому консенсусу. Некоторые изменения и эксперименты возможны, в том числе и  относительное улучшение российско-американских отношений, но скелет американской политики останется неизменным. Если же Трамп попробует ломать систему, будет действовать грубо и радикально, то в лучшем случае он будет подавлен и изолирован американским истеблишментом, а в худшем – его ждет импичмент.

Фото А. Толстухиной



[1] Под второй экономикой понимается сеть международного производства, созданная посредством прямых заграничных инвестиций в филиалах ТНК.

Ключевые слова: США выборы Дональд Трамп Валерий Гарбузов новый президент США Андрей Сушенцов

Версия для печати