Сирия: стратегическое ожидание

14:51 15.11.2016 Игорь Деланоэ, заместитель директора аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате


Сирийский вопрос стал сегодня средоточием напряженности между Россией и Западом, как недавно показала отмена визита Владимира Путина в Париж. Каковы перспективы развития ситуации в Алеппо? На какой стадии находятся мирные переговоры в Женеве? Чего ожидать в военном и дипломатическом плане? В какой степени продолжение сирийского кризиса может повлиять на российско-французские отношения и в целом на отношения между Россией и Западом? Эксперты центра Обсерво и приглашенные признанные специалисты по международным делам делились своим видением ситуации вокруг Сирии и отвечали на эти вопросы во время конференции «Сирийский фактор в отношениях между Россией и Западом: вызовы и перспективы» 10 ноября в Москве.

Провал соглашения о прекращении огня, запущенного Москвой и Вашингтоном, открыл путь для возобновления военных действий, главным образом, в Алеппо. ВКС России осуществили поддержку наземной операции «шиитских войск» по взятию восточной части Алеппо, где засели около 4000 боевиков «Джебхат Фатах аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», организации запрещены в РФ как террористические) и от 2 000 до 4 000 повстанцев-выходцев из других исламистских группировок. Массированные бомбардировки, произведенные российскими и сирийских самолетами, вызвали яростную критику в Европе и в США, спровоцировав дипломатическую перепалку между Парижем и Москвой в Совете Безопасности ООН со взаимным ветированием резолюций друг друга, а также отменой визита Владимира Путина в Париж. Вопреки тому, что было заявлено на следующий день после провала российско-американского соглашения о перемирии, дипломатические контакты между Россией и США были, по меньшей мере, продолжены. 15 октября в Лозанне состоялась встреча Джона Керри и Сергея Лаврова с министрами иностранных дел семи стран региона: Саудовской Аравии, Египта, Ирака, Ирана, Иордании, Катара и Турции. Хотя эта встреча, конечно, и не привела ни к какому прорыву, она может, однако, ознаменовать начало нового формата обсуждений. Этот формат компактнее, чем формат международной группы поддержки Сирии, и включает, помимо «крестных отцов» женевского процесса, региональные страны, что делает состав участников переговоров более сбалансированным. С одной стороны находятся Россия, Иран и Ирак, которые сформировали коалицию с целью сохранения сирийского режима, а с другой - США, Саудовская Аравия и Катар, которые добиваются ухода Башара Асада. Турция, Иордания и Египет заняли более гибкую позицию по отношению к вопросу об уходе сирийского президента и занимают промежуточное положение между двумя другими группами государств (даже если Анкара продолжает оказывать поддержку исламистских групп в Алеппо).

18 октября, через три дня после этой встречи, Москва объявила о приостановлении авиаударов по Алеппо на несколько часов. Такое одностороннее "перемирие" действует в течение уже более трех недель, Россия его продлевала несколько раз. Москва, впрочем, создала «беспилотную зону» в радиусе 10 км от города. Каковы сложности этого перемирия? В первую очередь, речь идет о явном жесте доброй воли со стороны Кремля, который преследует несколько целей: снизить дипломатическое давление, оказываемое Западом на Москву, способствовать проведению эвакуации гражданских лиц и повстанцев из Восточного Алеппо через заранее определенные коридоры и, наконец, таким образом решить извечную проблему о размежевании «хороших повстанцев» и «плохих террористов». В сущности, эвакуация гражданского населения и повстанцев из Восточного Алеппо окончилась провалом, условия по обеспечению безопасности, очевидно, не были достаточны, чтобы население и боевики могли воспользоваться этими гуманитарными коридорами. К тому же, для России было важно показать США, что она способна запустить и заставить соблюдать режим перемирия в данном районе в течение определенного периода времени. Сентябрьское соглашение предусматривало в этом отношении недельный режим прекращения огня в качестве предварительного условия для начала совместных российско-американских ударов по джихадистским группировкам. Поступая таким образом, Россия хотела бы представить себя как партнера, способного поддерживать перемирие, по-прежнему открытого к компромиссам, несмотря на провал сентябрьского соглашения о прекращении огня. Инициатива России была продолжена, вопреки контрнаступлению, начатому в конце октября повстанцами, которые пытаются прорвать блокаду Восточного Алеппо. Из-за этого Россия критикуется своими иранскими и сирийскими союзниками, которые предпочитают военное решение вопроса. Эта передышка, конечно, позволила повстанцам перегруппироваться и реорганизоваться в тот момент, когда они отступали. Но если критика и прекратилась, то это произошло благодаря тому, что силы лоялистов истощены и достигли максимума своих военных возможностей. К тому же, Тегеран также подвергается риску быть осужденным со стороны европейских столиц и США, как Дамаск и Москва. При этом, иранский режим не хочет рисковать экономическими результатами постепенной нормализации своих отношений с Западом. Наконец, пауза, введенная Москвой, автоматически приводит к тому что операция сил международной коалиции по взятию Мосула, начатая 17 октября, т.е. за несколько часов до российского прекращения огня, занимает большее место в медиа пространстве. И если в восточной части Алеппо проживает 270 000 человек, то в Мосуле под контролем исламского государства находится миллион жителей.

В то время как в ближайшем будущем на горизонте вырисовывается приход к власти новой американской администрации во главе с президентом Трампом, Москва сделала выбор в пользу стратегического выжидания, которое ей также позволит подготовить наступательную операцию на Восточный Алеппо. При этом российская военно-морская группа во главе с авианосцем «Адмирал Кузнецов» уже находится в водах Восточного Средиземноморья, Иран нарастил количество своих военных в Сирии, а новые шиитские новобранцы прибыли из Афганистана и Ирака. Переходный период, связанный с передачей власти в Соединенных Штатах открывает окно возможностей до 20 января 2017 года, даты инаугурации Дональда Трампа. В это время, когда президента Америки называют «хромой уткой», все, что происходит в Сирии, будет списано новым американским правительством на уходящую администрацию. Поэтому у России и ее союзников есть немногим более двух месяцев на то, чтобы взять Восточный Алеппо и тем самым укрепить позиции сирийского режима для нового раунда переговоров с будущими американскими властями.

http://obsfr.ru/

Ключевые слова: Россия Сирия Франция Обсерво

Версия для печати