Может ли Реформация стать альтернативой революции?

20:45 11.11.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Памятник Мартину Лютеру, его предшественникам и современникам. Возведён в 1868 году. Вормс, земля Рейнланд-Пфальц, Германия. Фото: dw.com.

В Общественной палате России состоялся круглый стол «Реформация против революции», приуроченный к предстоящему в будущем году 500-летнему юбилею Реформации и 100-летию революционных событий в России. В ходе состоявшегося мероприятия  была предпринята попытка обсудить различия реформации и революции, а также влияние событий XVI-XVII веков на формирование трудовой и деловой этики в Европе и за ее пределами. Приглашенные эксперты, среди которых большинство составляли представители пятидесятнических и баптистских организаций России, обсудили ответственность религиозных структур и делового сообщества России за осуществление реформационных процессов.

Заместитель председателя Всероссийского центра изучения общественного мнения, член Общественной палаты России Иосиф Дискин напомнил, что личность основоположника Реформации с точки зрения современного исследователя носит двойственный, отчасти амбивалентный характер. Хорошей иллюстрацией этого тезиса может служить  памятник Мартину Лютеру в Вормсе, сооруженный в 1868 году. Это произведение пластики представляет собой скульптурную композицию, в которой самого Лютера окружает  одиннадцать фигур его идейных предшественников, среди которых не только сторонники мирной проповеди  чех Ян Гус и француз Петр Вальдо, но и те современники, кто выступил в защиту новых религиозных принципов с мечом в руке. И.Дискин напомнил, что одним из источников, вдохновлявших Лютера, были труды блаженного Августина  - одного из наиболее известных  отцов Церкви, стоявших  у основ христианской философии. Изучая предпосылки Реформации,  важно помнить не только то, что было отринуто, но и то, что было воспринято Лютером  из католической  традиции.  Изначально богословом из Вюртемберга  ставилась задача пройти духовный путь, не скатываясь в насилие. Однако сила противоречий в Европе была такова, что религиозное противостояние вылилось в конечном итоге в Тридцатилетнюю войну, в горниле которой родилась современная Европа.

По мнению И.Дискина, нечто схожее с событиями XVI века можно заметить и в прошлом столетии, которое нередко называют эпохой разума, проложившего путь к революции. Глубокая  идеологическая мобилизация сторонников революционных преобразований делала репрессивные методы практически неизбежными, поскольку революционеры  в этой логике считались носителями абсолютного добра, а их противники подвергались очевидной демонизации. Поэтому важнейшей проблемой, требующей разрешения нашими современниками, остается примирение веры со стремлениями и потенциями разума.

Член Российского библейского общества, начальствующий епископ Российского объединенного  союза  христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Сергей Ряховский считает, что трагедия  Тридцатилетней войны в Европе стала возможной  из-за борьбы сторонников Реформации за коллективное, а не личное  спасение, в ходе которой «лежащему во зле» папскому престолу противопоставлялись «избранные Богом»  сторонники религиозной реформы.  Опасность подобной трактовки религиозных взглядов сохраяется и в современном обществе.  

Протоиерей Русской Православной церкви, настоятель храма преподобного Феодора Студита у Никитских ворот (Москва) Всеволод Чаплин отметил, что  события  эпохи  Реформации стали для Европы серьезным испытанием. М.Лютер и его последователи  поставили перед европейским обществом  вопрос об истинности христианского религиозного учения, о всеобщности и избранности спасения. «Остается открытым вопрос, насколько интересы реформаторов Церкви XVI века совпали с интересами ряда сил, которые стремились ослабить христианские основы экономической деятельности в Европе? – заметил о. Всеволод. -  Можно ли провести границу  между радикальным гуманизмом современности и собственно протестантским вероучением, или её не может быть по определению? Например, в некоторых христианских общинах  стало невозможным сказать, что не только община верующих, но и само человеческом общество  должно стремиться к воплощению христианских идеалов».   О.Всеволод считает, что в результате религиозных потрясений XVI-XVII веков было положено начало модели устройства общества, которая, после свержения  христианских монархий, стала претендовать на монопольное положение не только на Европейском континенте, но и во всем остальном мире.   

Первый заместитель – управляющий делами РОСХВЕ Константин Бендас, отчасти возражая о.Всеволоду, отметил, что позитивное значение   Реформации для экономического, социального и культурного  развития Европы  с некоторыми оговорками признавалось всегда -  и в советское время, и в современной России.   Однако в зависимости от принадлежности к той или иной конфессии, оценка причин и следствий этого религиозного течения будет сильно отличаться. В западной католической традиции в нем видят беду и раскол, привнесенный в единство церкви. Православные  видят в  Реформации   плод раскола («Великой Схизмы»), свершившегося ранее, в 1054 году, и  наказание  папства  за отступничество от Божественной истины. Нередко можно столкнуться с суждениями наших современников, что Реформация лучше, чем революция.  Однако  это заблуждение, вполне простительное, поскольку события 1917 года слишком свежи в нашей памяти. Необходимо признать, что, вольно или невольно,  реформа Церкви в Европе послужила детонатором кровавых событий, память о которых уже успела поблекнуть за прошедшие десятилетия. Другое дело, что сам Лютер не стремился к насилию. Даже сам термин «протестантизм» возник безо всякого участия с его стороны. «Говоря о необходимости преобразований в России, всегда необходимо учитывать, не приведут ли предлагаемые изменения к гражданскому противостоянию?»- отметил К.Бендас.

Представитель председателя РОСХВЕ по Нижегородской области Павел Рындич согласился с тем, что  95 тезисов, составленных  Лютером в Вюртемберге, не содержали ничего революционного. Более того, их инициатор обращался к Папе Римскому как к своему духовному отцу.  Более того, император Священной Римской империи Карл V, один из самых образованных монархов Европы,  понимал справедливость критики церковных институтов, озвученной Лютером  на Вормсском рейхстаге в 1521 году, однако предпочел отдать приказ о его аресте. Тайное заступничество курфюрста Саксонского  Фридриха  изменило всю жизнь будущего реформатора.  В течение года Лютер прожил  в замке Вартбург. За это время им был начат перевод Библии, и тем самым заложены стандарты письменного общерегионального  немецкого языка. Основой нового религиозного учения стало откровение о труде как добродетели и пути к спасению, противопоставленному  рыцарской доблести.

Первый пресвитер Второй Московской Церкви Евангельских Христиан Баптистов (ЕХБ) Геннадий Сергиенко отметил, Лютер, выступая в защиту своих взглядов   на Вормсском рейхстаге в 1521 году,  не подозревал, что открывает своеобразный «ящик Пандоры». В  частности, обращаясь к Карлу V, он  сказал: «Если я не буду убежден свидетельствами Священного Писания и ясными доводами разума,  то совесть моя связана Словом Божьим. Я не могу и не хочу ни от чего отрекаться».   Тем самым каждый человек получал возможность понимать язык Священного Писания и трактовать его.  В то же время М.Лютер осуждал любое насилие «во имя веры», поэтому выступил с осуждением крестьянских восстаний, вожди которых  нередко руководствовались хилиастическими  представлениями о скором втором пришествии Христа и наступлении царства Божия на земле. Категорически не принял  он и деятельность проповедника Томаса Мюнцера, взгляды которого повлияли на политическую программу восставших.  Приходится признать и то, что на некоторые работы М.Лютера, посвященные критике иудаизма («О евреях и их лжи», 1543), ссылались нацистские пропагандисты четыре века спустя.

Пастор местной религиозной организации (МРО)  «Слово Истины» (город Киров) Андрей Брезгин согласился с тем, что размытость толкований Библии влечет за собой опасность использования священных текстов в экстремистских целях. По его словам, активное использование герменевтических подходов может помочь разрешению этой задачи. 

Руководитель  отдела внешних связей Библейского центра «Слово Жизни» Дмитрий Таранов считает, что противоречивые события Реформации стали реакцией на глубокую болезнь церковной организации. В те же годы Россия переживала сходные процессы. Деятельность стригольников в Пскове в последней четверти XIV века, споры «нестяжателей» с «иосифлянами» в XV веке, оформление молоканства -  рационалистического течения в христианстве XVIII-XIX веков, свидетельствуют об этом. Все эти течения показывают, что в среде верующих была сильна критика формального отношения к религиозному канону.  Чтобы преодолеть кризис веры, прихожанин должен не ограничиваться формальным соблюдением обряда и канона, а стать полноценным участником религиозной общины. 

«Главным принципом современного христианина должен оставаться принцип: «добрыми делами вера жива». Без реабилитации трудовой этики и формирования основ гражданского общества современный духовный кризис преодолеть невозможно» (Иосиф Дискин)

По словам  заместителя председателя  ВЦИОМ И.Дискина, современные критики протестантизма нередко приписывают этому направлению в христианстве ответственность за современное «повреждение нравов» и формирование разрушительных субкультур.  Однако необходимо разграничивать западный протестантизм и вопрос интоксикации  современного общества либертарианскими концепциями, получившими  в Европе и Америке фактически статус новой религии. И.Дискин считает, что основной задачей сторонников протестантизма,  как на Западе, так и в России, остается преодоление нового кризиса и возвращение в повседневную жизнь человека понимания того, что без реабилитации трудовой этики и формирования основ гражданского общества  преодоление духовного кризиса современности  невозможно. В этом вопросе солидарны все верующие христиане нашей страны, вне зависимости от конфессии. 

Ключевые слова: революция Общественная палата России Иосиф Дискин Мартин Лютер Реформация Сергей Ряховский либертарианство

Версия для печати