Марк Энтин: Невозможно согласиться с монополией Брюсселя на трактовку правил игры

17:52 09.11.2016 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: Е. Педанов

В Москве прошла презентация проекта доклада, подготовленного Сетью институтов ОБСЕ (англ. OSCE Network). Семинар «Европейская безопасность – вызовы на общественном уровне» собрал участников исследования и авторов доклада, специалистов Сети исследовательских центров и академических институтов ОБСЕ, членов Российского совета по международным делам (РСМД), экспертов по вопросам европейской безопасности и представителей МИД РФ. Организаторами мероприятия выступили РСМД, Сеть институтов ОБСЕ, Фонд имени Фридриха Эберта и Институт мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова РАН.

На московском семинаре обсуждались вызовы европейской безопасности, интересы, ценности и идеология Европы и России, затрагивались проблемы соблюдения международного права и сохранения безопасности, обсуждались советы и замечания к тексту доклада. Рабочая группа в течение двух лет исследовала возможности повысить уровень сотрудничества между европейскими странами и предотвратить потенциальные конфликты. В качестве итога своей деятельности эксперты подготовили анализ угроз безопасности Европы, а также рекомендации для правительств, международных организаций и аналитического сообщества по их преодолению. Специфика доклада заключается в том, что его писали 28 представителей стран ОБСЕ, благодаря чему приходит понимание, как воспринимается сегодня взаимодействие Запада и России в обществе европейских государств.

После окончания семинара своим мнением и впечатлениями с журналом «Международная жизнь» поделился вице-президент Российской ассоциации международного права и член Международно-правового совета при МИД РФ Марк Энтин.

«Международная жизнь»: Одним из отличий современного конфликта между Россией и Западом от предшествующих на семинаре назвали отсутствие идеологий. Этой позиции придерживается в своих выступлениях и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Что, по Вашему мнению, заменяет идеологию в современных международных отношениях?

Марк Энтин: Идеология есть всегда точно так же как и религия. Есть те, кто верит, есть те, кто не верит. И в том, и в другом случае – это убеждение, это вера. Идеология может заключаться в мессианской роли, может заключаться в том, что мы придерживаемся строго и честно Декларации тысячелетия. В Декларации фактически записано, что нет линейного развития, нет высших цивилизаций и низших, ко всем нужно относиться с уважением, все вносят вклад в общую копилку человечества.

Все базовые ценности мироустройства, которые нам удалось сформировать в уникальный период конца Второй мировой войны, сохраняются и сейчас. Их важно придерживаться. Наиболее активно на этом настаивает Российская Федерация. Мы разделяем позицию со странами БРИКС и со всеми участниками, которые голосуют за нашу резолюцию в ООН против героизации фашизма.

Базовые принципы «стягивают» международные отношения и мировой порядок так же, как обручи стягивают бочку. Пока они существуют, у нас есть организованное институциональное взаимодействие, есть база, на которой всё строится. Иллюзия: будто международное право разваливается, будто его никто не соблюдает – это только полемика.

Благодаря международному праву мы едим доброкачественную пищу, ездим и летаем по единым правилам, также осуществляются любые обмены: торговые, финансовые, информационные. Поэтому задача заключается не в том, чтобы разваливать международное право, перетягивать одеяло на себя и придумывать индивидуальные толкования, а в том, чтобы вернуться за стол переговоров и договариваться. Есть база, есть, о чём договариваться – необходима только политическая воля.

«Международная жизнь»: Что Вы можете сказать о противоречиях в международном праве? В частности, принцип нерушимости границ и право наций на самоопределение нередко разделяют конфликтующие стороны.

Марк Энтин: Эта точка зрения придумана не специалистами, либо для того, чтобы запутать дело, либо, чтобы навести тень на плетень. И в Уставе ООН, и в Резолюции Генассамблеи об основных принципах международного права, и в Хельсинском акте – всюду закрепляется единый подход о том, что нет отдельных принципов международного права – есть их массив, который нужно понимать и толковать во взаимодействии друг с другом.

Попытка выхватить один из них и сделать акцент только на нём – то есть уйти от общепринятой, закреплённой в международных договорах, трактовки – как раз и является источником конфликта. Как только мы разрываем пакет, мы имеем возможность вытаскивать то одно, то другое – это и есть отрицание международного права.

«Международная жизнь»: Многие европейские страны уверены в том, что Россия последние годы пренебрегает международным правом. Как Вы могли бы это объяснить?

Марк Энтин: Сейчас мы пересматриваем наши договорённости с европейскими и американскими партнёрами. В частности, временно прекращено действие наших договорённостей с США в области ядерных технологий. Российская Федерация использовала базовое понятие действующего международного права «существенно изменившееся обстоятельство».

В конце 80-х начале 90-х годов была острая полемика о том, правильно ли поступила советская власть, когда отказалась от долгов Российской империи на основании того, что это совсем другая страна и другой режим, который не связан обязательствами прошлого. Многие юристы говорили, что рациональнее было не придумывать новую, а использовать классическую концепцию международного права о существенно изменившихся обстоятельствах, которые освобождают от некоторых обязательств.

О чём конкретно идёт речь? Вы принимаете на себя обязательства к группе государств, которые проводят в отношении Вас дружественную, конструктивную и взаимовыгодную политику. Если происходит трансформация этих стран: они начинают проводить политику, направленную на нанесение ущерба, вводят всевозможные ограничения на сотрудничество – естественно, что эта ситуация существенно изменившаяся. Она даёт государству, против которого эта политика и изменения направлены, возможность самостоятельно судить, какие обязательства выполняются, а какие утратили силу.

Это концепция точно так же применима и к гражданскому товарообороту. Если Ваш партнёр необоснованно взвинтил плату за продукты или за аренду помещения, то в Вашей компетенции прекратить отношения, либо изменить их. То же самое касается и всех соглашений гражданско-правового характера о чрезвычайных ситуациях, которые могут обусловить прекращение соответствующего контракта или обязательств.

Для того чтобы наступили правовые последствия, которые предусматриваются статьёй соглашения, совсем необязательно их указывать – это вытекает из общего международного или гражданского права.

«Международная жизнь»: На семинаре многие эксперты говорили о падении влияния Европы. Связано ли это с отсутствием стратегического планирования в европейской внешней политике?

Марк Энтин: Я обратил внимание на другое, что глобальная стратегия, недавно одобренная Европейским союзом, существенно отличается от того, что было раньше. Акцент в ней, несмотря на название, сделан не на глобальную проблематику, не на позиционирование ЕС в качестве глобального лидера, а на проблематику региональную.

Из этой стратегии следует, что Европейский союз, реалистично оценивая свои возможности, из некоторых регионов, где он не пользуется влиянием и его присутствие минимально, уходит на концептуальном уровне. Это первое следствие.

Второе в том, что Европейский союз притушил мессианскую роль, которую он пытался играть раньше. Сейчас для этого необходимо навести порядок внутри, а также обладать достаточными ресурсами.

То, что касается санкций и контрсанкций – это отдельный вопрос двусторонних отношений. Наши коллеги, авторы доклада говорили о том, что суть политики, осуществляемой ЕС, – просто нанести ущерб интересам России в ответ на её действия. Я бы сказал иначе. Сама политика санкций порочна, она никогда не даёт тот результат, который объявляется, как её обоснование. Это то, что разрушает отношения между партнёрами. И это только сиюминутные последствия.

Главное – введение односторонних санкций противоречит действующему международному праву. Нигде в серьёзных юридических работах вы не найдёте поддержки политике санкций. Они противоречат принципам сотрудничества, взаимодействия и равноправия. Санкции противоречат и праву Евросоюза, поскольку ведут к дискриминации на внутреннем рынке ЕС. Это противопоказано нормальному функционированию рынка.

Мы соседи. Наша планета очень хрупкая. Политика санкций между такими крупными игроками как США, ЕС, НАТО и Россия – это удар по нашему совместному будущему, по нашему потенциалу бороться с общими вызовами, это удар по каждому человеку. Индивидуальные санкции, когда Вы в одностороннем порядке решаете наказывать другое государство, исходя только из своего субъективного мнения или подхода, – это подрыв международных отношений и международного права, нормального сотрудничества и взаимодействия между государствами.

«Международная жизнь»: Семинар был посвящён общественному уровню взаимоотношений, и целая сессия в нём была отведена ценностям Европы и России. Вы говорили о наших общих недостатках: о растущем разрыве между богатыми и бедными, о различной ценности жизни граждан и не граждан государства, о пропаганде богатства и власти. Чем, в таком случае, отличаются положительные черты ЕС и Российской Федерации?

Марк Энтин: Нельзя выстраивать систему ценностей изолировано от анализа того общества, в котором мы живём. По своим базовым характеристикам общество, создаваемое последнее два десятилетия в России, Европе и США, мало чем отличается. Оно обладает общими крайне неприятными чертами: рыночная экономика, которая возведена в абсолют; глубокое неравенство, которое постоянно воспроизводится; забвение установки на снижение разрыва между богатыми и бедными.

Более того, то, что Вы гарантируете у себя внутри страны, Вы не готовы обещать никому. В этой связи я привожу в пример колоссальную разницу между реакцией на террористический акт в Париже или Брюсселе и ежедневные террористические атаки, уносящие гораздо больше жизней в Ираке, Сирии и Афганистане.

Мы построили общество, где нет единого отношения к человеку. Есть отношение к своим и отношение к чужим. Есть хорошие террористы и плохие террористы, есть хорошие преступники и есть плохие. Наше общество в этом отношении одинаково, поэтому лечить его лучше вместе и создавать гораздо более рациональное и социально ориентированное пространство.

Для того чтоб хотя бы смягчить его пороки придуманы и социальные гарантии, и пенсионная система, и концепция прав человека. Она крайне важна тем, что компенсирует слабость человеческой личности перед голиафом государства.

Говорить, что между нами есть какая-то разница нельзя – у нас единая Европейская конвенция по правам человека и единые механизмы защиты. В лучшей или худшей степени все придерживаются этого стандарта и стараются менять своё законодательство и совершенствовать свою практику для того, чтобы ему соответствовать. Выдумывать не нужно. На семинаре меня в этом поддержали все коллеги. Если мы хотим продолжать спор о ценностях, надо сесть за стол переговоров, пригласить специалистов и историков и сказать: «Мы исходим из общей иерархии ценностей, под  этими ценностями мы понимаем одно и другое». После этого можно вести уже очень конкретный разговор.

Противоречие между Россией, некоторыми европейскими государствами и США не в ценностях, а в том, из какого центра трактуется, что хорошо, что плохо и каковы правила игры. Если Брюссель  или Вашингтон утверждает, что обладает монополией на понимание и применение правил игры, то с таким подходом согласиться будет невозможно. Мы должны исходить из инклюзивного сотрудничества – на этом мы настаивали до конфликта и продолжаем настаивать теперь. Если мы начнём вместе устанавливать понимание и применение стандартов, будут сняты все противоречия.

«Международная жизнь»: Спасибо Вам за беседу!

Ключевые слова: Европа РСМД ЕС Евросоюз ОБСЕ Устав ООН Марк Энтин OSCE Network

Версия для печати