Международное сотрудничество в Арктике: актуальное состояние и перспективы

09:09 14.10.2016 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


В  ММПЦ МИА «Россия сегодня» 10 октября состоялся мультимедийный круглый стол на тему «Международное сотрудничество в Арктике: актуальное состояние и перспективы».

В круглом столе приняли участие: заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН, член-корреспондент РАН Василий Богоявленский; заведующий отделом по вопросам разоружения и урегулирования конфликтов Центра международной безопасности ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, член Российского совета по международным делам Андрей Загорский; академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы, профессор Вячеслав Зиланов; ректор Северного Арктического федерального университета им. М.В. Ломоносова, член РСМД Елена Кудряшова; заместитель программного директора РСМД Тимур Махмутов.

На встрече были затронуты следующие вопросы: роль Арктического совета (АС) в региональном сотрудничестве; международное гуманитарное сотрудничество в рамках АС в образовательной сфере; перспективы коммерческого освоения нефтегазовых месторождений в Арктике; текущие проблемы рыбного промысла в арктических водах; участие неарктических государств в регионе; решение проблемы безопасности в арктической зоне.

Арктический совет

Межправительственный форум Арктический совет был создан в 1996 году, когда арктические и приарктические страны – Канада, Россия, Финляндия, Швеция, Норвегия, США, Дания и Исландия[1] выразили желание развивать международное сотрудничество и координировать свои действия в интересах обеспечения устойчивого развития региона. В начале XXI столетия интерес к Арктике, богатой углеводородами и биологическими ресурсами, начал расти в геометрической прогрессии, о чем свидетельствует и тот факт, что сегодня в Совете почти вдвое больше государств–наблюдателей[2], чем стран–членов.

«Постепенное формирование консенсуса, который сближает позиции сторон, позволяет в значительной степени оградить деятельность Арктического совета от тех влияний “бурной” международной обстановки, которую мы наблюдаем в настоящее время»

Говоря о роли Арктического совета в регионе, Андрей Загорский отметил, что главным направлением деятельности АС является обеспечение устойчивого развития, т.е. развитие Арктики с соблюдением необходимых экологических требований, особенно с учетом хрупкости арктических экологических систем. «В трудные исторические периоды АС оказался той площадкой, на которой все страны региона могли продолжать общаться, снимая те озабоченности, которые у них возникали и, преодолевая те различия в понимании проблем, с которыми они сталкиваются в Арктике. Постепенное формирование консенсуса, который сближает позиции сторон, позволяет в значительной степени оградить деятельность Арктического совета от тех влияний “бурной” международной обстановки, которую мы наблюдаем в настоящее время. Повестка дня в Арктическом совете остается исключительно конструктивной. Эта многостороння площадка позволяет России, в частности с США, решать те вопросы, которые она сегодня не обсуждает на двустороннем уровне», – считает эксперт.

Военное сотрудничество и проблемы безопасности в Арктике

«Единственная страна, которая вкладывает деньги в военную инфраструктуру в Арктике – это Россия»

По мнению Андрея Загорского, на сегодняшний день в Арктике с точки зрения межгосударственных отношений почти нет оснований для конфликтов: «Если брать 200-мильные экономические зоны, то они практически везде разграничены, а там, где не разграничены – проблемы не столь серьезные. В основном все предполагаемые ресурсы углеводородов в Арктике расположены внутри экономических зон, таким образом, суверенные права прибрежных стран понятны и, подчеркну, никем не оспариваются (ни Китаем, ни Южной Кореей). Единственным нерешенным вопросом остается проблема расширенного континентального шельфа. Пока в этой области направление и порядок движения всем понятен, и если все останутся в рамках конвенции по морскому праву, то здесь тоже можно избежать конфликта. По этой причине все без исключения страны региона отмечают низкий уровень конфликтогенности и военной опасности. Министерство обороны РФ используют понятие “обстановка стабильная и предсказуемая”. Всеми государствами региона принято решение не вносить никаких изменения в свою военную деятельность в регионе. Единственная страна, которая вкладывает деньги в военную инфраструктуру в Арктике – это Россия».

Несмотря на то, что согласно Оттавскому соглашению 1996 года вопросы безопасности вынесены за скобки Арктического совета, с начала этого десятилетия, по словам А. Загорского, стала складываться «особая система взаимодействия» между военными и невоенными структурами стран–членов в этой сфере: авиационный морской поиск, спасательные операции, ликвидация последствий разлива нефти. 

«В 2012 и 2013 годах прошли две первые встречи начальников генеральных штабов стран АС. Это не являлось мероприятием Совета. Участники договорились отрабатывать протокол по обмену информацией, по оперативному отслеживанию обстановки в Арктике и взаимодействовать по решению других вопросов.  В 2011 году появился круглый стол арктических сил безопасности, а чуть позже был создан арктический форум береговой охраны. К сожалению, военный формат попал под санкции, и с 2014 года не проводятся встречи начальников генеральных штабов, а на встречах круглого стола в 2014, 2015 и 2016 годах не принимала участие РФ. Единственным каналом этих вопросов остается форум береговых охран», – рассказал Андрей Загорский.

Влияние университетов на развитие международного сотрудничества в Арктике

«Очень серьезное влияние на те процессы, которые происходят в рамках Арктического Совета оказывают сегодня университеты», – считает ректор Северного Арктического федерального университета им. М.В. ЛомоносоваЕлена Кудряшова. Университеты сотрудничают практически по всем направлениям деятельности АС. Важным событием в сфере усиления международного гуманитарного сотрудничества в Арктике стало создание по решению Совета в 2001 году Сетевого университета Арктики, в котором объединились ресурсы университетов, колледжей и исследовательских центров 8 арктических государств и 8 стран–наблюдателей АС. Сегодня в состав такого учреждения входит порядка 180 организаций, 49 из них – это вузы и центры России, которые представляют практически все северные регионы России. В рамках Сетевого университета Арктики ведется большая исследовательская работа, издаются научные публикации – от информационных бюллетеней до журналов. Также совместно с Российским советом по международным делам (РСМД) был запущен проект для студентов, аспирантов и молодых ученых – «Модель АС», где виде ролевой научно-образовательной игры молодежь участвует в решении арктических вопросов и издает свои рекомендательные документы», – рассказала Елена Кудряшова.

Добыча углеводородов в арктическом регионе

Уже свыше 50 лет Россия добывает углеводороды в Арктике. Результаты впечатляющие: порядка 87% добычи ресурсов в регионе принадлежит нашей стране, и от неё сильно отстают США, Норвегия и Канада. Российская Федерация – лидер по добыче нефти и газа, как на суше, так и на акваториях арктической зоны.

«Россия проводит дружественную политику по отношению к другим странам. Она с удовольствием приветствует создание международных консорциумов по освоению энергоресурсов и других полезных ископаемых, а также готова делиться своим колоссальным опытом в этой сфере», - отметил Василий Богоявленский.

Также эксперт подчеркивает, что в ряде проектов доля иностранного участия выше, чем российского участия, и это лишний раз свидетельствует о том, что для бизнеса Россия проводит политику открытых дверей.

Относительно влияния санкций на добычу углеводородов в арктическом регионе Василий Богоявленский сказал следующее: «Не наша вина в том, что сотрудничество на шельфе Арктики сейчас несколько приостановлено из-за санкционной политики. На суше сотрудничество продолжается, там успешно работают такие компании, как “Тоталь”, “Шлюмберже” и другие. Но на шельфе сейчас наступило не то чтобы затишье, но процесс без сомнения замедлился». Эксперт считает, что такое положение дел может быть и к лучшему, поскольку научные исследования на акваториях и на суше Арктики еще пока находятся в стадии «далекой от своего завершения». «А здесь опять-таки проводится политика открытых дверей. В частности, 2 года назад по распоряжению президента РФ В.В. Путина был создан Российский центр освоения Арктики, который за эти два года успел добиться серьезных успехов. Этот центр сотрудничает не только с российскими, но и с зарубежными научно-исследовательскими организациями», – рассказал Василий Богоявленский.

Анклавы браконьерства в Арктике

Арктический регион богат не только своими полезными ископаемыми, но и биоресурсами. На сегодняшний день самой востребованной экономической деятельностью в Арктике является рыболовство. Оно существует в этом регионе со времен заселения арктического побережья.

На сегодняшний день самой востребованной экономической деятельностью в Арктике является рыболовство

«В настоящее время в арктической зоне добывается 20 – 25 млн тонн биологических морских живых ресурсов, стоимостью не менее 1,5–2 млрд долл. Рыболовством занимаются все арктические и приарктические страны, среди которых Россия, имеющая самую протяженную 200 мильную зону, является лидером в освоении биоресурсов. Кроме того, в водах Арктики рыбной ловлей занимается и ряд стран, входящие в ЕС, а также такие удаленные неарктические государства, как Япония и Южная Корея», – сообщил профессор Вячеслав Зиланов.

К сожалению, рыболовство в арктическом регионе не лишено проблемы браконьерства. С объявлением 200 мильных зон в Арктике образовались анклавы, в которых при условии соблюдений конвенционных норм морского права существует свобода рыболовства.  Однако в последние годы в приарктических анклавах начало развиваться нерегулируемое и незаконное рыболовство.  «Этот промысел широко развивался в анклаве Берингова моря, (незаконно вылавливалось до 1,5 млн тонн минтая в год), в Охотском море и Баренцевом море», - отметил Вячеслав Зиланов. По словам ученого, благодаря активности СМИ и усилиям арктических государств, а также государств, желающих вести промысел на основании соблюдения конвенционных правил, в этой сфере удалось достичь определенных успехов. Сегодня браконьерство устранено в большинстве анклавов. Тем не менее, в самом большом анклаве, расположенном в центральной части Северного ледовитого океана, вопрос с незаконной и неконтролируемой добычей биоресурсов пока не решен.

Неарктические державы в Арктике

В последние годы интерес к Арктике растет со стороны не только прибрежных государств, арктической восьмерки, но и тех стран Северного полушария, которые находятся на значительном расстоянии от этого региона. По словам Тимура Махмутова, Китай, Япония, Индия, Южная Корея, Сингапур проявляют интерес к данному региону по разным причинам. Самая явная причина – это вопрос продовольственной безопасности этих стран. «Хотя их формальные цели звучат как изучение климата, экологическая безопасность, на самом деле под этим предлогом идет большое желание обрести возможность ведения рыбного промысла, использования транспортных артерий в регионе, и, безусловно, в перспективе – освоения шельфа для добычи углеводородов (по крайне мере Китай делает долгосрочные инвестиции в этой сфере)», – считает заместитель программного директора РСМД.

В ходе круглого стола участники встречи ответили на несколько вопросов журнала «Международная жизнь».

«Международная жизнь»: Вопрос заместителю программного директора РСМД Тимуру Махмутову. Можно ли ожидать в обозримой перспективе серьезного переформатирования международного сотрудничества в Арктике в условиях санкционной политики Запада в отношении России? Например, может ли Россия активнее привлекать к сотрудничеству внерегиональные государства, прежде всего из Азии?           

Будущее за выстраиванием двусторонних контактов России с теми государствами, которые в целом поддерживают российский подход к Арктике. В этом есть, наверное, определенная перспектива, поскольку наши партнеры по Арктическому совету такую политику реализуют. Количество участников может расти, но не большими темпами. Двусторонние контакты наряду с многосторонним сотрудничеством внутри арктического региона присутствуют, они обладают определенным позитивным потенциалом, поскольку расширяют представление о регионе, и вместе с тем повышают к нему ответственное отношение. Я думаю, осторожный и взвешенный подход для России будет наиболее правильным. В тех вопросах, где необходимо сотрудничество, а, оно возможно, прежде всего, в технологических вопросах, транспортно-логистических, могут быть найдены интересные решения комплексного характера, касающиеся не только самого региона. Наверное, полезно вспомнить об Арктике как об уникальном регионе, где международное сотрудничество имеет какую-то особую ценность, в большей степени позитивную, т.к. мера ответственности у государств гораздо выше.

«Международная жизнь»: Вопрос заведующему отделом по вопросам разоружения и урегулирования конфликтов Центра международной безопасности ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, Андрею Загорскому.  Возможно ли расширение Арктического совета с точки зрения его членского состава?

Нет, в Арктическом совете список членов закрыт, это исключено. Туда входят только те страны, которые хотя бы какой-то частью своей территории находятся в непосредственной близости к Полярному кругу. Однако тут возникает другая тема. С одной стороны, список наблюдателей растет, сейчас в АС входит 24 наблюдателя, а также ряд стран и организаций стоят в очереди. Большинство государств–наблюдателей чувствуют некоторую ущербность своего статуса, поскольку они ограничены в правах. Они не имеют права самостоятельно выступить на полях Совета, только могут выступить с проектными предложениями через постоянного участника или с письменным заявлением. Их деятельность в рамках Арктического совета в основном сводится к участию в рабочих группах. От Италии, Японии и Китая я слышал одно и то же предложение о повышении статуса, и, я считаю, эта тема возможна для дискуссии. На мой взгляд, их вовлеченность в работу АС может быть весьма полезна, т.к. существует очень много вопросов, которые страны–члены не решают. Например, проблема судоходства в полярных водах. Так, в рамках Международной морской организации был принят Полярный кодекс, затрагивающий интересы всех стран, которые осуществляют судоходство в арктических водах. Арктический совет, в свою очередь,  не имеет права запрещать что-то кому-то или обязывать, указывать какие-то правила другим государствам. Когда государства сидят как наблюдатели в Арктическом совете и участвуют в различных дискуссиях, то постоянные члены Совета могут «сверять часы» с ними и готовить почву, чтобы те поддержали их на других международных площадках. Процесс социализации, снятие страхов, подозрений, которые всегда возникали, лучше всего происходит, когда мы вовлекаем эти страны в дискуссию. Базовый принцип Арктического совета – решения принимает только восьмерка, не будет подлежать изменению, а вот формы вовлечения наблюдателей можно обсуждать, это пойдет только на пользу.      

«Международна жизнь»: Большое спасибо за Ваши ответы!    

 

Фото А. Толстухиной



[1] В АС входит две группы государств: 1) Пять «официальных» арктических держав (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия), которые, имея побережье на Северном Ледовитом океане, обладают преимущественными правами на разработку ресурсов Арктики; 2) Приарктические государства, которые, не имея прямого выхода к указанному океану, но, тем не менее, находятся в непосредственной близости к Полярному кругу (Исландия) или обладают территорией, находящейся в Заполярье (Швеция и Финляндия)
См: В.Н. Конышев, А.А. Сергунин. Стратегии иностранных государств в Арктике: общее и особенное. http://russiancouncil.ru/common/upload/Arctic%20Anthology%20Vol%201-2.pdf

[2] Государства-наблюдатели АС: Великобритания, Германия, Италия, Испания, КНР, Южная Корея, Индия, Нидерланды, Польша, Франция, Япония, Сингапур.

Ключевые слова: РСМД Арктика Арктический совет Международное сотрудничество в Арктике арктические государства рыболовство добыча углеводородов

Версия для печати