Жан-Марк Эйро: Слепые бомбардировки создают новых джихадистов

15:01 08.10.2016 Евгений Педанов, специальный корреспондент


В Доме приёмов Министерства иностранных дел Российской Федерации 6 октября состоялась встреча Сергея Лаврова и Жан-Марка Эйро. Переговоры российского и французского министров иностранных дел проходили на фоне активизации военных действий в Сирии и приостановки взаимодействия России и США по соглашению, подписанного 9 сентября в целях урегулирования сирийского конфликта. Главными темами обсуждения стали: проблема с гуманитарным доступом в Сирии и французская резолюция, представленная в понедельник в Совете Безопасности ООН, также затрагивались российско-американские и Минские договорённости. Для министров было не менее важно уточнить позиции обеих стран и найти в них общие интересы в преддверие официального визита президента России Владимира Путина во Францию 19 октября.

Российско-французское взаимодействие проходит не только в двустороннем формате, но также в Совбезе ООН и Международной группе поддержки Сирии. Именно по инициативе Франции в июне 2014 года был создан формат «нормандской четвёрки». Французская Республика одной из первых поддержала проект «широкого антитеррористического фронта», с которым год назад выступил Владимир Путин на Генеральной Ассамблее ООН. Теперь Французские дипломаты в отсутствие двустороннего взаимодействия между Россией и США собираются примирить главных участников сирийского конфликта, выдвинув свою резолюцию. В течение 6 и 7 октября для обсуждения положений «очень простого» документа Жан-Марк Эйро нанёс визит в Москву и Вашингтон.

Реализация решений Совбеза ООН

Согласно  прозвучавшим на конференции словам министров иностранных дел, и российская, и французская стороны поддерживают постановления Совета Безопасности (СБ) ООН, а главными задачами считают: полное искоренение террористической угрозы, улучшение гуманитарной ситуации, скорейший запуск политического процесса и обеспечение устойчивого прекращения огня. Однако в решении этих задач Россия придерживается уже сложившихся институтов в рамках ООН и подписанных договорённостей. В частности, речь идёт о подписанном 9 сентября российско-американском соглашении, положения которого предполагают отделение «умеренной оппозиции» от террористической группировки (запрещённой в России) Джабхат ан-Нусры. Несмотря на выполнение всех условий российской стороной, США вместе с союзниками, по словам Сергея Лаврова, «не может обеспечить отделение умеренной оппозиции от террористов из «Джабхат ан-Нусры»». Такое же пренебрежение к своим обязательствам, сетует министр иностранных дел РФ, показывает и оппозиция, саботируя решения Совбеза ООН и ограничивая доступ к гуманитарной помощи. Таким образом осложняется не только прекращение огня, но также политический процесс и гуманитарные поставки, а это, вкупе с обостряющейся террористической угрозой, и есть все поставленные СБ ООН задачи.

«Продолжаются бомбардировки гуманитарного персонала, госпиталей, гражданского населения, и ничто не может оправдать такого размаха насилия»

В противовес российской позиции Франция настаивает на новой резолюции, которая призывает к немедленному прекращению огня и введению «бесполётной зоны» над Алеппо, кроме того, гарантирует доступ к гуманитарной помощи и предполагает создать механизм наблюдения за соблюдением перемирия. Жан-Марк Эйро в своей речи взывал к эмоциям, утверждая, что «никогда такого уровня насилия размах боевых действий в Сирии не достигал», и приводил статистические данные погибших и беженцев: 300 тысяч и 8 миллионов человек соответственно. Он упомянул слова Генерального секретаря ООН о военных преступлениях и заявил, что «Франция не смирится с этим», а мобилизует усилия для достижения мира. Франция и сама стала жертвой террористов – не должно остаться сомнений, что она сделает всё возможное, чтобы искоренить терроризм во всём мире, уверен Жан-Марк Эйро. В качестве примера он привёл действия французских военных в Мали, которые не позволили джихадистам взять контроль над большей частью Западной Африки.

«Нанося вслепую удары по Алеппо, по гражданскому населению, Сирийский режим только поддерживает процесс радикализации»

Французский министр иностранных дел убеждён, что «нужно прекратить кормить терроризм и давать поводы для их пропаганды». По его словам, именно «слепые бомбардировки создают новых джихадистов, джихадистов завтрашнего дня», поэтому нужно прекратить «раскручивание спирали насилия» и «мученичество мирного населения». Свою миссию в прекращении огня Жан-Марк Эйро видит в сближении позиций участников Совбеза ООН, чтобы «мультинациональная организация смогла принять нужное решение и выступить с посланием и по отношению к террористам, и по отношению к мирному населению, которое безуспешно ждёт прекращения насилия в Сирии».

Французская резолюция и немецкие санкции

«Не думаю, что в этой ситуации Россия сможет пойти на смягчение соответствующих формулировок[1]»

Присутствующих на пресс-конференции журналистов в первую очередь интересовали противоречия, которые связаны с предложенным Францией механизмом урегулирования. Отвечая на вопрос о том, соответствует ли французская резолюция российским требованиям, Сергей Лавров заявил, что российская сторона внесла свои поправки, в частности, о размежевании с террористической группировкой «Джабхат ан-Нусра». Эти требования были согласованы и в рамках Международной группы поддержки Сирии (МГПС), и в российско-американском соглашении, и «смягчены», по словам российского министра, не будут. Говоря о предложенном Францией новом механизме мониторинга, Сергей Лавров подчеркнул, что такой механизм уже был создан в рамках Подгруппы МГПС по наблюдению за прекращением огня. Она была создана на основе предложений России и США и была одобрена резолюцией ООН. До сих пор участники МГПС активности в ней не проявляли, посетовал министр иностранных дел РФ и призвал «пользоваться уже имеющимися возможностями».

В свою очередь, Жан-Марк Эйро заверил, что Франция считает и «Исламское государство» (террористическая организация запрещённая в РФ), и «Джабхат ан-Нусру» представителями семьи «Аль-Каиды» и будет бороться с ними одинаковыми средствами. Борьба с террористами, по словам французского министра, будет обязательно отражена в новой резолюции. Говоря о предложенном французской стороной механизме контроля за соблюдением перемирия, он пояснил, что «прежняя система нуждается в улучшении» и должна стать более эффективной.

Затем Сергей Лавров перешёл к вопросу о дополнительных санкциях, которые предложила Германия после обстрела гуманитарного конвоя в Алеппо. В своём ответе он посетовал на несправедливость подхода, при котором не выполняют договорённости, в частности Минские и российско-американские, Украина и США, а санкции вводятся против России.  Министр выразил надежду, что возобладает «здравый смысл» и «стремление нормализовать обстановку в Украине и на Ближнем Востоке, исходя из интересов народов, которые там проживают».

С-300 и бомбардировки Алеппо

«Американцы расписались в неспособности добиться отвода подразделений оппозиции»

В продолжение конференции французские журналисты спросили о размещении ракетных комплексов С-300 и о бомбардировках восточных районов Алеппо сирийской и российской армией. Сергей Лавров уверил, что ракетные комплексы призваны защитить российских солдат и «никакой угрозы не несут». Также российский министр прокомментировал сообщения СМИ в США о том, что Вашингтон рассматривает варианты удара крылатыми ракетами по аэродромам сирийских ВВС. «Когда крылатая ракета летит, трудно понять, куда конкретно она прицелилась, поэтому предосторожность всё-таки не помешает», - предостерёг Сергей Лавров.

Отвечая на вопрос о бомбардировках, министр подчеркнул, что Россия не разделяет Алеппо на восточный и западный, а, напротив, обеспокоена ситуацией во всём городе. Российский министр не преминул напомнить о действиях террористических группировок под руководством «Джабхат ан-Нусры», когда в окружении на юго-западе Алеппо оказалось более миллиона жителей. Эта проблема, по его словам, тогда не заинтересовала ни одно СМИ.  Как утверждает Сергей Лавров, Россия и сирийские власти серьёзно относятся к решению гуманитарной проблемы и, в отличие от США и оппозиции, выполнили все договоренности российско-американского соглашения, чтобы обеспечить доступ районов города к гуманитарной помощи. Для продвижения конвоя, по словам министра, необходимо разблокировать дорогу «Кастелло» и «урезонить боевиков», которые угрожают её безопасности.

Дипломатия провалилась

«Поддерживая Башара Асада, в том числе военным путём, Россия вызывает у нас вопросы».

Следующий вопрос был адресован Жан-Марку Эйро, в нём российские журналисты упомянули о смене французской политики после терактов в ноябре 2015 года: «В начале конфликта Франция поставляла оружие и поддерживала сирийскую оппозицию, а затем стала выступать против и сирийских властей, и «Исламского государства». Можно ли ожидать, что французское руководство вернётся к поддержке вооружённой сирийской оппозиции?» Глава внешнеполитического ведомства подчеркнул, что Франция не является стороной конфликта, она только часть коалиции, которая хочет создать условия для продолжения переговоров в Женеве. Для этого, пояснил Жан-Марк Эйро, «умеренная оппозиция» должна сесть за стол переговоров. Поддержкой Башара Асада и бомбёжкой мирного населения, убеждён французский министр, этой цели добиться нельзя. «Франция – суверенная независимая страна, у нас есть своя внешняя политика, но мы говорим со всеми независимо от их позиции, именно поэтому я сейчас в Москве!» – завершил речь на высокой ноте Жан-Марк Эйро.

Последний вопрос был связан с возможным военным вмешательством США и перспективах конфронтации с Россией. Вспоминая 55 телефонных разговоров и «с десяток личных встреч» с американским коллегой, Сергей Лавров отметил взвешенную позицию в Вашингтоне и наличие общих с Москвой целей. Он не стал давать оценку американскому удару по объектам сирийской армии в Дейр эз-Зоре, а привёл лишь слова полковника ВВС США Джона Томаса о согласованности удара с руководством операции и данные о 80 убитых и 150 раненных. «Дипломатия провалилась …» – вернул фразу Джону Керри Сергей Лавров, и ответить на вопрос: «Почему документы, которые согласовывали в течение многих месяцев, не заработали?» - по его мнению, могут только США.

Чтобы подвести итог, стоит перечислить «преобладающие», по заверению российского министра, объединяющие положения:

  • устойчивый режим прекращения огня;

  • доступ к гуманитарной помощи;

  • отсутствие военного варианта решения конфликта;

  • коллективная борьба с терроризмом;

  • переговоры с участием всех сирийских групп;

  • Сирия – светское государство.

Основные противоречия вызывает первый шаг на пути к перемирию: для России – это борьба с террористами, для Франции – это режим прекращения огня. Настроение после встречи, с которым министры вышли к прессе, можно оценить по ответу на слова министра иностранных дел Франции о том, что он приехал в Москву «не с угрозами». «А мы и не ждём от наших французских друзей угроз, надеюсь, визит господина Эйро в Вашингтон тоже не будет сопряжён ни с какими угрозами», – заметил Сергей Лавров. Жан-Марк Эйро, услышав замечание, усмехнулся.

Фотографии Е. Педанова



[1] Положения российско-американского соглашения от 9 сентября.

Ключевые слова: США Россия ООН Сирия Франция Сергей Лавров Жан-Марк Эйро Совет Безопасности Совбез СБ Джабхат ан-Нусра

Версия для печати