Наступление на универсализм в международных отношениях

16:28 24.09.2016 Александр Орлов, Директор Института международных исследований МГИМО МИД России


Система международных отношений за время существования человеческой цивилизации претерпела кардинальные изменения, постоянно усложняясь и совершенствуясь. Из раздробленных, разрозненных фрагментов, отражавших специфику отдельных исторических моментов развития общества, а также политических, мировоззренческих, культурно-религиозных и иных особенностей конкретных стран и регионов в конечном итоге возникла единая, целостная система, позволившая установить в международных отношениях общепризнанные нормы и правила поведения, которым согласилось следовать подавляющее большинство государств планеты.

Основой такой системы в период после окончания Второй мировой войны, который продолжается до сих пор, стал принцип универсализма основных международных организаций, которые составили становой хребет международного сотрудничества в наиболее важных областях межгосударственного, а в более широком плане и межчеловеческого общения и взаимодействия. Универсализм по смыслу настоящей статьи необходимо понимать не только в контексте широты охвата областей международного сотрудничества, но прежде всего в плане участия в этих организациях, по сути дела, всех международно признанных стран мира, независимо от характера их режимов, идеологических, политических и религиозных преференций и системы государственного устройства - капиталистической, социалистической или какой-то иной, отражающей уровень развития конкретного государства, независимо от того, республика это или монархия, демократия или авторитарный режим и т. д.

Положение центрального звена послевоенной системы международных отношений прочно заняла Организация Объединенных Наций, созданная во имя того, чтобы избавить грядущие поколения от бедствий новой глобальной войны, и основанная на принципе суверенного равенства всех ее членов, каковых ныне насчитывается 193. Устав ООН, в свою очередь, стал стержневым элементом международно-правовой системы, на основе которого в последующий период возникла прочная ткань международных конвенций и договоров. Вокруг ООН сложилась «семья организаций ООН», или «система ООН», включающая фонды и программы ООН, специализированные учреждения этой универсальной организации, имеющие с ООН специальные соглашения, научно-исследовательские и учебные учреждения, а также связанные с ООН организации (в частности, МАГАТЭ и т. д.). По образу и подобию ООН на региональном уровне был создан ряд универсальных организаций континентального масштаба - ОБСЕ в Европе, Африканский союз в Африке* (*Африканский союз является правопреемником Организации африканского единства (ОАЕ).), Организация американских государств в Америке** (**Принцип универсальности ОАГ был нарушен в связи с приостановкой членства Кубы в этой организации по требованию США в 1962 г. из-за провозглашенного Гаваной перехода на социалистический путь развития. Данное решение было отменено ОАГ в 2009 г. Куба приветствовала этот шаг, но отказалась вернуться в данную организацию.).

По-своему также универсальная система сложилась после Второй мировой войны в сфере международной торговли, а также в области валютно-финансового регулирования. Ее основными элементами являются Всемирная торговая организация (ВТО)*** (***ВТО создана 1 января 1995 г. по итогам Уругвайского раунда в качестве ключевого элемента новой многосторонней системы международной торговли, заменила в этом качестве Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), заключенное в 1947 г., но не являвшееся в юридическом смысле международной организацией.), призванная содействовать либерализации международной торговли, то есть обеспечению беспрепятственного движения торговых потоков, а также предоставлению входящим в организацию странам платформы для урегулирования возникающих споров, и Международный валютный фонд (МВФ), целью которого является содействие международному сотрудничеству в области валютной политики, способствование сбалансированному росту мировой торговли для стимулирования и поддержания высокого уровня занятости и реальных доходов, кредитование, стабилизация обменных курсов валют и ряд других направлений деятельности.

На сегодняшний день в ВТО представлено 162 члена, включая 158 международно признанных стран, а также Тайвань, две зависимые территории и Европейский союз, а в МВФ - 189 государств. И ВТО, и МВФ, безусловно, не являются идеальными организациями и регулярно становятся объектом критики, причем зачастую жесткой и вполне справедливой. При этом необходимо понимать, что обе эти организации возникли и существуют не в какой-то стерильной среде, а представляют собой порождение той модели мирового торгово-финансового и, шире, политического и экономического устройства, которая сформировалась в последние семь десятилетий в условиях доминирования в мировых финансах и мировой экономике США, которые стали главным экономическим бенефициаром послевоенного мира. Достаточно сказать, что в середине ХХ века США принадлежало 70% всего мирового запаса золота, а доллар в результате утверждения Бреттон-Вудской системы стал основной мировой резервной валютой, на которую, по данным МВФ на 2014 год, приходилось более 63% накоплений в иностранных валютных резервах.

Монополия доллара в качестве, по сути, мировой валюты не устраивает (во всяком случае в полной мере) многих крупных игроков на международном валютно-финансовом поле, включая и некоторых традиционных союзников США в мировой политике - ведущие страны «евросоюзовской» Европы и Японию, которые пытаются осторожно противопоставлять американским деньгам свои валюты - прежде всего евро (22% мировых накоплений в иностранной валюте), а также фунт стерлингов и иену (около 4% накоплений на каждую). Критически настроен к существующей системе и неуклонно укрепляющийся новый глобальный конкурент США - Китайская Народная Республика, которая активно продвигает на мировой финансовый рынок свою валюту юань.

Тем не менее Китай (об объединенной Европе и Японии говорить в этом смысле вообще не приходится) не стремится разрушить существующие в мире глобальные торговую и валютно-финансовую системы, прекрасно понимая возможные последствия их краха. Пекин последовательно выступает за их эволюционное развитие и необходимую корректировку с учетом изменившегося, особенно в последние два-три десятилетия, соотношения экономических сил в мире и появления новых государств-лидеров, которые настаивают на необходимости адекватного учета их интересов. В этом смысле можно говорить о формировании в последние годы коалиции государств, добивающихся рационального реформирования в первую очередь мировой валютно-финансовой системы, голос которых звучит все громче и отмахиваться от требований которых США и их ближайшим экономическим союзникам, по-прежнему доминирующим в МВФ, становится все труднее.

Универсализм в области спорта был достигнут путем создания Международного олимпийского комитета (МОК). Его можно считать своего рода патриархом мирового универсализма - он был основан по инициативе барона Пьера де Кубертена в 1894 году в Париже, то есть возраст этой организации на сегодня - 122 года. Цель олимпизма, согласно п. 2 его основополагающих принципов, изложенных в Олимпийской хартии, «заключается в том, чтобы поставить спорт на службу гармоничного развития человечества, способствуя созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства». Вершиной олимпийского движения «является объединение спортсменов всего мира на великом спортивном празднике - Олимпийских играх» (п. 3). «Любая форма дискриминации в отношении страны или лица - расового, религиозного, политического или иного характера, или по признаку пола - несовместима с принадлежностью к олимпийскому движению» (п. 6)1.

Объединение спортсменов всего мира в одну большую олимпийскую семью является, таким образом, смыслом существования и деятельности МОК, который призван не только руководить олимпийским движением, но и воплощать светлые принципы олимпизма, заботиться о том, чтобы они не попирались под различными поводами в угоду чьим-то политическим или каким-то еще интересам. По состоянию на 2016 год, МОК признал 206 национальных олимпийских комитетов, из которых 193 представляют государства - члены ООН и еще 13 - другие территории с различным правовым статусом (в том числе Государство Палестина, Косово, Тайвань, Пуэрто-Рико и т. д.).

Универсализм на международной арене - это достижение всего человечества, зримое доказательство его зрелости, достигнутой как вследствие эволюционного развития, так и в результате перенесенных им в ХХ веке бедствий и страданий, причиненных ему двумя мировыми войнами. Таким образом, как можно предположить, дальнейшее углубление и совершенствование принципов универсализма должно открывать перед человечеством новые горизонты его гармоничного развития, способствовать сближению стран и народов во имя преодоления общих вызовов и угроз, которые имеют глобальный характер и затрагивают интересы всех и каждого.

Однако в последние годы мы становимся свидетелями нарастания крайне опасных тенденций и процессов, которые уводят человечество в прямо противоположном направлении. Под прямой удар ставятся ООН и вся существующая система международного универсализма. Главной причиной такого положения вещей является постоянно усиливающееся противоречие между стремлением одной страны, США, к сохранению за собой всеми возможными путями и способами глобального лидерства, зачастую беспардонно навязываемого другим странам в тех случаях, когда эти страны осмеливаются проявлять строптивость, и интересами целого ряда ведущих государств современного концерта наций, видящих себя самостоятельными фигурами полицентричного мира.

Хотя США, наряду с СССР и Великобританией, являются создателями ООН, выработавшими основные критерии и принципы деятельности этой Всемирной организации, американцы никогда ее особо не любили, всегда видели в ней конкурента в мировых делах. На всем протяжении своего существования ООН так или иначе сдерживала устремления США доминировать на мировой арене, через механизм права вето, существующего в Совете Безопасности, возводила легальные международно-правовые преграды на пути американского экспансионизма, блокировала попытки Вашингтона подмять под себя весь мир.

Особенно сильно ООН начала раздражать Вашингтон после завершения холодной войны, в которой США, по их собственному разумению, одержали победу и избавились от своего глобального соперника в виде СССР, с которым им приходилось считаться. В новом американоцентричном мире, как посчитали на берегах Потомака, все ключевые решения должны были приниматься в Вашингтоне, а различные международные инстанции, включая ООН, должны были их просто «штамповать». Когда же первые крупные проблемы возникли в связи с натовской агрессией против Союзной Республики Югославии в конце прошлого века, а несколько позже - при «продавливании» в Совете Безопасности интервенции против Ирака, США сильно обиделись на ООН, поскольку акции их и их союзников на Балканах и в Ираке не получили одобрения в СБ и явились прямым нарушением Устава ООН, основополагающих норм и принципов международного права после того, как Вашингтон и его «друзья» все же пошли на односторонние, не санкционированные международным сообществом действия. При иных обстоятельствах инициаторы подобных «экспериментов» вполне могли оказаться на скамье подсудимых в Гаагском трибунале, а не продолжать восседать в руководящих креслах в Вашингтоне и других натовских столицах.

Приблизительно тогда в головах наиболее ретивых проводников «американской мечты» в мировом масштабе вновь стали рождаться идеи, как и чем заменить ООН. Попутно заметим, что подобные размышления посещали американских стратегов-международников и прежде. Последним из таких «шедевров мысли» явилась концепция создания вместо универсальной ООН некоего «ансамбля демократий», авторство которой приписывается сенатору-республиканцу Джону Маккейну, прославившемуся патологической нелюбовью к России. Фактически речь шла о своего рода общемировой НАТО, объединяющей, как следует из названия, только те страны, которые Вашингтон и его ближайшие сателлиты посчитают демократическими. Этим «ансамбль демократий» должен был принципиальным образом отличаться в «лучшую сторону» от ООН, где, как считали авторы идеи, представлено слишком много авторитарных режимов, а в некоторых случаях и просто диктатур.

Ну а дальше - все как по писанному. В рамках этого «новодела» необходимо было принимать только «правильные» решения - кого карать, кого миловать. Все западные авантюры, связанные с вмешательством во внутренние дела суверенных государств, вмиг бы становились легитимными. За рамками этого «ансамбля» должны были остаться государства-изгои, которым, по мнению современных инквизиторов, не место в «цивилизованном» обществе. А то, что целостный мир в результате развалился бы, так это не более чем издержки «великого» процесса насаждения «всемирной демократии». Кстати сказать, вся эта конструкция сильно напоминает сюжеты голливудских блокбастеров про будущее, где некий «цивилизованный» мир отгорожен от мира варваров и недочеловеков высокой и непреодолимой для последних стеной. Как мы знаем, многие сюжеты американской «фабрики грез» часто корреспондируют с образами, возникающими в воспаленном воображении сценаристов реальной политики Вашингтона, но опережают их в плане реализации, что позволяет заранее проследить возможные тренды передовой американской мысли. Если в данном случае это так, то ничего хорошего ожидать не приходится.

Пока, правда, никто из серьезных политиков не посягнул напрямую на ООН, не поставил вопрос о сломе существующей системы международных отношений и ее замене на опасную абстракцию, предложенную Маккейном. Но все не так просто. Маккейн совсем не одинок в своих умственных экзерсисах. Страстным приверженцем этой идеи является, к примеру, Иво Даалдер, который еще недавно был послом США при НАТО, а ранее, при Билле Клинтоне, работал в аппарате Совета национальной безопасности, а затем помогал Бараку Обаме в период его президентской кампании 2008 года. Даалдер настаивает на том, чтобы Североатлантический альянс был вовлечен в процесс принятия решений по поводу применения силы, что, как считает этот «видный» американский эксперт, позволит создать новые стандарты легитимности.

Как представляется, Маккейн и Даалдер - это только ширма, а их идеи и заявления - пробный шар. За ними плотной стеной стоит армия их единомышленников из обеих основных американских партий - Республиканской и Демократической, которые не хотят себя афишировать, но думают и - что особенно важно подчеркнуть - действуют в унисон с упомянутыми выше американскими «ястребами». Да разве и конкретные дела Вашингтона далеко отстоят от «бредовых» идей Маккейна - Даалдера и иже с ними? К сожалению, нет! Так что некоторые, казалось бы, сюрреалистические голливудские сюжеты могут вовсе не быть таковыми.

На грани серьезных потрясений находится сегодня мировая торгово-инвестиционная сфера. Барак Обама стремится завершить свое президентство созданием двух партнерств - Транстихоокеанского (ТТП) и Трансатлантического (ТТИП), само появление которых может породить цепную реакцию пока что трудно предсказуемых последствий, способных разрушить или, по крайней мере, серьезно подорвать глобальные торговую и финансово-инвестиционную системы, созданные вокруг ВТО и МВФ. Однако уже сейчас очевидно, что универсализм в этих сферах, пусть даже несовершенный и нуждающийся в корректировках, подменяется системой группировок, где господствующая роль отводится США и - что особенно важно - транснациональным (читай - американским) корпорациям, которые получают статус, сопоставимый по многим параметрам со статусом суверенных государств. Атака сбоку на суверенитет государств способна в конечном итоге разрушить глобальную Вестфальскую систему, которая служила основой международных отношений на протяжении более чем трех с половиной столетий.

За ТТП и ТТИП, вероятно, может последовать появление новых партнерств с центральной ролью США, например в Африке, на Ближнем Востоке, в других пока не охваченных этим процессом уголках планеты, которые будут так или иначе связаны с первыми двумя. Суть замысла в принципе очевидна. Не дать усилиться американским неевропейским конкурентам, прежде всего, конечно, Китаю, до такого состояния, когда они будут способны на равных говорить с США, и постараться удержать их на позициях «второго номера», не посягающего на доминирующее положение лидера. Одновременно ставится цель полностью «замкнуть» Европу на США, окончательно оторвав ее от России, в том числе в сфере энергетического взаимодействия - естественного и исключительно выгодного для обеих сторон, и тем самым заставить навсегда забыть об идеях единой Европы от Атлантики до Урала или о более масштабных поздних проектах единой Европы от Лиссабона до Владивостока, которые были столь близки многим выдающимся европейским политикам, включая Шарля де Голля.

На России к тому же проходит испытание стратегия «санкционного» удушения национальной экономики и провоцирования массового недовольства населения с целью смены неугодного Западу режима. Ранее подобные эксперименты не проводились столь масштабно и затрагивали гораздо менее значимые страны. Все эти действия прямо противоречат духу и принципам деятельности, в частности, ВТО, ведут к разрушению мировой торговой системы, сложившейся к настоящему времени. Создается впечатление, что ВТО, где решения принимаются на основе принципа консенсуса, и отчасти даже МВФ начинают не удовлетворять - во всяком случае в полной мере - американские интересы и амбиции и Вашингтон загодя инициирует перестройку этого сегмента мирового порядка, стремясь создать для себя новые инструменты финансово-экономического и торгового доминирования и выдвигая на передний план механизм полностью подконтрольных себе «партнерств». В жертву же может быть принесен универсализм ныне существующей системы.

Не чем иным, как атакой на универсализм в спорте, попыткой разрушить единство мирового спортивного движения, нельзя назвать беспрецедентную кампанию по дискредитации российского спорта. Организаторы и вдохновители этой авантюрной акции стремятся представить весь наш спорт - и спортсменов, и спортивные организации, и спортивных чиновников, и даже некоторые государственные органы - в качестве некой преступной корпорации, в рамках которой отлажена система массового применения допинга с последующим сокрытием результатов использования запрещенных препаратов. Большего мракобесия трудно себе представить! Совершенно очевидно, что мы стали свидетелями тщательно спланированной операции, имеющей несколько резервных вариантов ее реализации - планов А, В, С и т. д. Сверхзадачей было добиться неучастия российской сборной в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро либо путем недопуска Международным олимпийским комитетом под сомнительным предлогом и за счет организованного умопомрачительного давления на всю нашу команду, либо спровоцировав бойкот Россией Олимпиады. И то и другое, видимо, устроило бы закулисных кукловодов.

В первом случае мировое общественное мнение, спортсмены, тренеры, организаторы спорта из многих стран мира, которые до этого, по меньшей мере полгода, методично и целенаправленно обрабатывались западными средствами массовой информации в нужном ключе, получили бы подтверждение растиражированных обвинений наших спортсменов в нечестных методах спортивной борьбы, что позволило бы снять сомнения у многочисленных скептиков. Во втором случае - вообще взятки гладки. Дескать, сами русские отказались от участия в Олимпиаде, признав тем самым правоту обвинений. Однако оба эти варианта не прошли и наша команда, хотя и в сильно ослабленном составе, серьезно деморализованная ожиданиями «вердикта» международных спортивных инстанций, с которым они тянули до самого последнего момента, все же прибыла в Рио. Считаю, что каждая наша медаль на этой олимпиаде, независимо от ее достоинства, - это подвиг. Подвиг спортивный, человеческий, гражданский, проявление высшей степени патриотизма, любви к своей родине!

К тому времени, когда этот материал увидит свет, об Олимпиаде в Рио уже будет сказано и написано немало. Поэтому в контексте темы настоящей статьи хотелось бы акцентировать внимание на том, что ради достижения своих неблаговидных (очень аккуратно выражаясь) целей организаторы предолимпийской антироссийской вакханалии пошли на применение крайне сомнительных, опасных по своим возможным последствиям правовых «новаций». Обоснованием для последнего аккорда, своеобразного апофеоза антироссийской атаки, стал доклад независимой (или псевдонезависимой?) комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA), подготовленный под руководством канадского юриста Ричарда Макларена.

Составленный в основном на «свидетельствах» заведомо ангажированного информатора-перебежчика, без исследования позиции той стороны, которой в «разоблачениях» Макларена были предъявлены очень серьезные обвинения, хотя Россия была открыта для контактов с этим канадским юристом, включавший «тайный», не оглашенный публично список российских атлетов, в том числе паралимпийцев, которые обвинялись в применении допинга, доклад представляет собой уникальный по своей сути образчик бездоказательного обвинения, вводит в правовой оборот практику «коллективной вины», неиндивидуализированного наказания за недоказанную по принятым в цивилизованном обществе канонам вину, отрицая тем самым принцип презумпции невиновности, уходящий своими корнями еще в древнеримское право, когда тогдашние юристы ввели правило «praesumptio boni viri» (участник судебного разбирательства считается действующим добросовестно, пока иное не доказано).

Кроме того, юрист Макларен, который, по логике вещей, должен разбираться в азах права, дополнил современное право такой «новеллой», как двойное наказание за одно нарушение. МОК в конечном итоге предпочел аккуратно, формально выполняя решения Спортивного арбитражного суда (CAS), откреститься от дурно пахнущей атаки на Россию околоспортивных «ястребов» и допустил российскую команду на Олимпиаду, но в сильно усеченном составе, что свидетельствует о том, что своим паллиативным решением он постарался все же частично удовлетворить организаторов антироссийской кампании.

Тем не менее на этом история не закончилась. Западные «борцы» за «чистоту» спорта решили отыграться на российских паралимпийцах, людях, для которых спорт - это сама жизнь. Сначала Исполком Международного паралимпийского комитета (МПК) приостановил членство Паралимпийского комитета России (ПКР) в этой организации, что означало запрет на участие в Паралимпиаде в Рио российских спортсменов-паралимпийцев, а затем, после соответствующего обращения ПКР, это решение оставил в силе CAS, опять же сославшись на пресловутые «выводы» комиссии Макларена. Отметим, что CAS тем самым «высек» сам себя, поскольку его судьи приняли разные решения по двум абсолютно аналогичным делам, касавшимся участия/неучастия российских олимпийцев и паралимпийцев в спортивных форумах в Рио, что противоречит принципам прецедентного англосаксонского права, действующего в странах - заказчиках антироссийской кампании. Президент ПКР В.П.Лукин в открытом письме на имя президента МОК Томаса Баха совершенно справедливо заявил, что решение МПК «находится в разительном противоречии с базовыми принципами международного права и европейской культуры, лежащими в основе олимпийских и паралимпийских ценностей».

Со своей стороны добавим, что бесчеловечное решение МПК, а вместе с ним и CAS, останется несмываемым пятном на репутации этих организаций. Одновременно подчеркнем, что те силы, которые срежиссировали весь этот позорный спектакль, - а это прежде всего США, являющиеся основными донорами WADA, - еще раз убедительно показали, чего для них на самом деле стоят принципы гуманизма (вспомним о «гуманитарных» интервенциях), демократии и человеколюбия, которыми они обычно прикрывают свои преступные акции на мировой арене. Ровным счетом ничего!

Никто не ставит под сомнение необходимость очистить спорт от допинга, как и от других видов и способов влияния на спортивные результаты. Это аксиома, и Россия, уверен в этом, встанет в первый ряд борцов за чистоту спорта. «Работа над ошибками» в нашей стране назрела, и она должна быть проведена не формально, а серьезно и скрупулезно. Никому и никогда мысль обвинить нашу страну в нечестности в спорте больше не должна приходить в голову. Мы обязаны стать эталоном чистоты спорта, проводниками в нем самых высоких принципов морали и нравственности. Одновременно нам следует жестко настаивать на том, что для спортсменов всех стран мира, без каких-либо исключений, надо применять единые стандарты контроля и транспарентности при проведении антидопингового контроля. И, конечно, любые обвинения должны быть доказаны. Иначе - это клевета, которую необходимо карать в судебном порядке.

При всем при этом то, с чем Россия столкнулась в последние месяцы, - особый случай, не имеющий ничего общего с борьбой за чистоту спорта. Можно смело констатировать, что определенными силами в США и в целом на Западе создан очередной крайне опасный прецедент использования «большого спорта» в политических целях. Если прежде средством политического воздействия на не-угодную страну был бойкот спортивного форума, организатором которого она выступала, ярчайшим примером чего стала Московская Олимпиада 1980 года* (*Аналогичная акция СССР и его союзников по бойкоту Олимпиады 1984 г. в Лос-Анджелесе (США) стала зеркальной ответной мерой, вполне оправданной в условиях нагнетавшейся Западом в тот период международной напряженности, а отнюдь не выбором Москвы.), то теперь политически мотивированные ревнители чистоты спорта на Западе испробовали новый способ, попытавшись отстранить целое государство, в данном случае Россию, от участия в Олимпиаде по псевдоспортивным основаниям.

Через два года Россия должна принять у себя чемпионат мира по футболу. Уже сейчас вполне очевидно, что как бы мы ни старались, как бы хорошо ни подготовились к этому всемирному спортивному форуму, русофобы найдут множество причин для того, чтобы сорвать этот праздник спорта или, во всяком случае, омрачить его до такой степени, что от праздника не останется и следа. Цель определенных сил на Западе сделать из России мировую парию, к сожалению, остается неизменной. Эти силы заинтересованы в поддержании крайне негативного имиджа нашей страны на мировой арене, и успех будущего чемпионата совсем не вписывается в их планы. Олимпиаду в Сочи - лучшую в истории «белых» олимпиад - они уже оболгали и очернили. Нечто подобное, с большой долей вероятности, будет проделано и в отношении чемпионата мира по футболу. Так что перспектива вполне очевидна уже сегодня. Задача для нас состоит в том, чтобы принять адекватные упредительные меры, в том числе, а возможно и прежде всего, в плане информационного сопровождения этого фестиваля большого футбола. Нельзя допустить, чтобы западная пропагандистская машина продолжила свои неблаговидные усилия по закреплению негативного образа России в массовом сознании, в данном случае - любителей футбола. Ситуацию необходимо решительно переломить.

Спорт должен оставаться единым и целостным. И Россия как великая спортивная держава призвана сказать свое веское слово, чтобы предотвратить его раскол.

q

Наступление на универсализм в международных отношениях, свидетелями которого мы являемся, - это составной элемент ожесточенной борьбы за глобальное лидерство, которое уплывает из рук США и Запада в целом. Цель Вашингтона и его сателлитов заключается в том, чтобы максимально ослабить возможных конкурентов, постараться всеми путями остановить их, лишив возможности, образно говоря, расправить плечи и задышать полной грудью. Что касается России (во всех ее государственных формах от Ивана Грозного до наших дней), то такая стратегия имеет глубокие исторические корни. Недаром же в свое время Столыпин мечтал о 20 годах сравнительно спокойной жизни для страны, чтобы она могла по-настоящему встать на ноги. Однако, как показывает история, Запад всегда стремился максимально ограничить безвоенные передышки для России, втянув страну в новую конфронтацию. Собственно говоря, нечто подобное мы наблюдаем и сегодня. И спорт, к сожалению, стал усилиями определенных сил частью многокомпонентного, эшелонированного прессинга, которому подвергается Россия и который организуют, и которым дирижируют наиболее русофобски настроенные силы на Западе.

Я не оговорился, когда сказал «наиболее русофобски настроенные силы на Западе». Ясно, что сегодня они доминируют в западном мире. Но это вовсе не значит, что Запад един в своей русофобии. Там всегда были трезвые головы, реалистично мыслящие люди, прекрасно понимающие, что мир, человечество сильны своим единством, своей целостностью и одновременно своим многообразием. Что создание заборов и разделительных линий - это путь не вперед, а назад, это не прогресс, а деградация. Что наивно думать о всемогуществе США, способных навязывать свою волю всем и каждому. Такого всемогущества нет, даже если кто-то свято верит в то, что оно существует.

Универсализм в международных отношениях, во всех их сегментах - от политики и экономики до спорта - это достижение всего человечества, итог его многотысячелетнего развития. И защита универсализма - это общая цель и государств, и обществ, и всех категорий граждан -  от политиков и аналитиков до простых обывателей. Нельзя допустить, чтобы деструктивные силы современного мира развалили все то, что является всеобщим достоянием. Слишком дорогую цену заплатило за него человечество, чтобы позволить кому-то ради своекорыстных интересов превратить современный мир в полигон хаоса и нестабильности.

 

 1Олимпийская хартия // URL: http://www.olympic.ru/upload/documents/about-committee/charter/charter_09_09_2013.pdf

Ключевые слова: Олимпийские игры ТТП ТТИП универсализм в международных отношениях МОК

Версия для печати