Турция – начало новой игры?

12:51 23.08.2016 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Заявление Президента Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана в ходе телефонной беседы с Президентом Украины Петром Порошенко о «непризнании российского Крыма» не было неожиданным шагом турецкого президента.

Точная цитата официального сообщения сайта Президента Украины: «Реджеп Тайип Эрдоган заверил Петра Порошенко в неизменности позиции Турции по поддержке независимости и территориальной целостности Украины в ее международно признанных границах. Президент Турции также заявил, что Турецкая Республика не признает оккупацию Крыма и будет продолжать всячески поддерживать крымских татар» (president.gov.ua) Эта информация была подана как очередная победа Украины. Думается, преждевременно.

Решив стратегический вопрос потепления отношений с Россией, Турция занялась деталями выстраивания окружающего политического пространства. Очевидная демонстрация намерения и возможностей опираться на собственные силы в решении внутренних проблем, а во внешней политике действовать согласно своей региональной стратегии – все это вывело Турцию в период сирийского конфликта и миграционного кризиса на новый уровень регионального лидерства.

На примере Фетуллаха Гюлена Турция демонстрирует США свое отношение к политике вмешательства во внутренние дела и свое отношение к американской политике патроната целых стран, к политике двойных стандартов. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выдачу Гюлена обозначил как ключевой момент американо-турецких отношений: «С Америкой в этом вопросе у нас подписано соглашение о сотрудничестве. На сегодняшний день Турция всегда удовлетворяла все запросы по экстрадиции лиц, поступающие от США. И сейчас абсолютно естественным правом Турции является требование выдачи главы террористической организации, ставшей причиной гибели 240 человек в Турции» (ria.ru) Министр также выразил свое отношение к политике США в отношении Украины: «Посмотрите, что произошло с Украиной. Они постоянно угрожали ей и вынуждали сделать выбор между ними и Россией. Говорили: "Ты будешь либо с нами, либо с Россией". Этот подход никуда не годится. То, что сегодня происходит на Украине, является отражением главной проблемы в регионе. Конечно, наша позиция по Украине, по Крыму ясна. По вопросу Крыма в наших с Россией позициях могут быть расхождения. Но, с другой стороны, мы должны понимать, что стало причиной всего этого, нужно посмотреть правде в глаза. (…) Еще за полтора-два года до украинского кризиса я говорил, что если так пойдет и дальше, на Украине произойдет то, что произошло. К сожалению, так и вышло. Запад должен изменить свой подход, свою тактику поведения, должен отказаться от политики патронажа. Это тупиковый путь».

В самое ближайшее время станет понятно, как будут развиваться отношения Турция-США – 23-24 августа Турцию посетит делегация из США.

Нельзя исключать согласованных действий, вернее согласованных 9 августа на встрече президентов России и Турции позиций: президенту Эрдогану необходимо сохранить позиции в международной политике, отсюда и Крым. Но если в сообщении украинской стороны позиция слова Эрдогана переданы так - «Турецкая Республика не признает оккупацию Крыма», то министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал в интервью следующее: «По вопросу Крыма в наших с Россией позициях могут быть расхождения». (ria.ru)

Чем может быть Украина полезна Турции: рынок сбыта, территория для реализации бизнес-проектов (строительство, телекоммуникации и др.), источник туристов. В нынешней ситуации Турция рассматривает Украину как политический ресурс для своей геополитической игры: здесь и «меджлис», которому можно помогать, а можно и не помогать, можно помогать публично, а можно не афишируя, как было раньше; можно заявить «о непризнании российского Крыма», что уже сделано, и после этого продолжать об этом регулярно заявлять и ничего не делать. Заявленная позиция по Крыму выводит Турцию на одну позицию с Западом, с теми, кто поддерживает санкции, позволяют стране сохранить лицо в именно этой системе координат, и при этом продолжить политический торг с Россией уже после потепления отношений.

Похолодание отношений осенью прошлого года показало Турции, что Россия готова обойтись без турецкого бизнеса, без турецкой сельхозпродукции, оставить свои заводы без комплектующих, отказаться от миллиардных проектов (строительство АЭС «Аккую»), рекомендовать своим гражданам не посещать Турцию и свернуть авиасообщение.

Не стоит питать иллюзий, Турция - член НАТО и всегда была значимым игроком со своими интересами. Вот только эти интересы вошли в критическое противоречие со множеством других игроков. Для Турции Россия - партнер, с которым достижимы оперативные договоренности при минимуме внутриполитических последствий. Отношения с Европой утяжелены, например, проблемой беженцев.

Да и по поводу НАТО не все так однозначно, Турция занимает особую позицию: «Мы хотим укрепить нашу оборонную промышленность. (…) Ранее мы выступали с рядом инициатив по сотрудничеству с нашими союзниками по НАТО. Но, к сожалению, страны-члены НАТО, как нам представляется, в таких вопросах, как обмен технологиями и совместные инвестиции, ведут себя уклончиво. Турция намерена развивать собственную оборонную промышленность, укреплять систему обороны. В этом смысле, если Россия с заинтересованностью отнесется к этому, мы готовы рассмотреть возможность сотрудничества в данной сфере. Здесь может возникнуть вопрос о том, как государство-член НАТО может развивать взаимодействие со страной, не являющейся членом Североатлантического альянса. Но, во-первых, имеется целый ряд стран-участниц НАТО, которые сотрудничают с Россией в этой области. Во-вторых, если кто-то не хочет сотрудничать с Турцией по данному направлению, то, по крайней мере, пусть не мешает взаимодействию Турции с другими странами». (ria.ru)

И в этом еще одно поле взаимодействия с Россией и НАТО – страна Североатлантического альянса, занимающая стратегическое положение в Черноморском регионе и влиятельная на Ближнем Востоке готова к сотрудничеству в сфере вооружений с Россией. Наверное, Пентагон вздрогнул. А для России открывается новая линия сотрудничества с Турецкой Республикой, которая может связать страны общим интересом и создаст новые возможности для координации и согласования внешнеполитических действий.

Можно сказать, что интервью Чавушоглу, которое мы цитируем, уравновесило заявление Эрдогана в ходе беседы с Порошенко, проявило сложный узор турецкой внешней политики, сложный для всех – для стран Европы, ближайших соседей, России, для стран НАТО.

Кроме того, в интервью министра иностранных дел Турции обозначены основные позиции:

  • «Мы не ввели никаких санкционных мер против России, оставшись верными своему ранее данному обещанию не присоединяться к международным ограничениям в отношении России. Таким образом, мы остались единственной страной в составе НАТО, которая не поддержала эти санкции. Россия и российский народ имели возможность убедиться в этом».

  • «…Турция и Россия являются странами, которые все вопросы, в том числе и те, по которым есть разногласия, готовы обсуждать друг с другом открыто и непредвзято. В дальнейшем у нас могут быть расхождения во мнениях, но главной целью является вывести наше двустороннее сотрудничество на еще более высокий уровень, чем раньше».

  • «Ранее мы неоднократно говорили и даже в период кризиса в отношениях продолжали повторять, что без участия России добиться устойчивого урегулирования в Сирии невозможно. Сейчас мы продолжаем настаивать на этом. Это же касается и Ирана, с которым мы в настоящее время также ведем переговоры и намерены укреплять сотрудничество по этому направлению».

  • «Мы не хотим, чтобы Черное море становилось эпицентром напряженности. Напротив, нам хотелось бы видеть регион центром стабильности и сотрудничества. И для этого каждый должен прикладывать усилия. В регионе не должно формироваться угрозы для кого бы то ни было – ни для Турции, ни для России, ни для других стран».

Пойдет ли Турция после своих последних заявлений на сотрудничество со страной, добровольно ставшей протекторатом Запада и США? Скорее всего, пойдет, но только сугубо в своих интересах и так, чтобы отношения с Украиной были, прежде всего, поводом для отношений с другими странами. Не более.

Реальная политика по этому вектору будет видна по ее реальным шагам в выстраивании отношений Украиной и в таких ключевых для России вопросах как сотрудничество с «меджлисом» и наличие фактов причастности турецкой стороны к событиям на границе с Крымом.

В целом, широкий фронт внутренних и внешнеполитических проблем будут заставлять руководство Турецкой Республики менять игру в зависимости от ситуации. И это придется учитывать всем ее внешнеполитическим партнерам. Принимать или нет – вопрос отдельный.

Ключевые слова: Турция Крым Эрдоган Порошенко переговоры

Версия для печати