Что ждет Великобританию с новым Кабинетом министров?

15:55 21.07.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


В Москве состоялся видеомост «Москва-Лондон», посвященный текущему положению британской внешней и внутренней политики, а также перспективам отношений официального Лондона с Россией и Европейским союзом.

Новый Кабинет министров: отношения с ЕС

Напомним, что британский премьер-министр Тереза Мэй, сменившая на этом посту Джеймса Кэмерона, утвердила ядро нового состава Кабинета министров. Ряд важнейших постов получили представители лагеря евроскептиков, и среди них – один из наиболее эксцентричных политиков Великобритании - мэр Лондона Борис Джонсон, ставший главой Форин Офис. Пред новым премьер-министром стоит задача оформить выход страны из Евросоюза и разработать новый формат взаимоотношений с объединенной Европой, одновременно минимизировав ущерб для британской экономики и установив компромисс между различными частями страны, которые высказывались как за, так и против выхода из ЕС.

Доцент кафедры европейского права МГИМО (У) МИД России Николай Топорнин считает, что в настоящее время в Великобритании в основном сформировано широкоформатное, стандартное правительство, принявшее дела после отставки Дэвида Кэмерона, и не собирающееся предпринимать никаких резких шагов. Например, сама Тереза Мэй была министром внутренних дел в прежнем составе Кабинета министров и поддерживала сохранение  Великобритании в составе ЕС. При этом, несмотря на разногласия по поводу итогов состоявшегося референдума (в Англии и Уэльсе большинство голосовавших высказались за выход из ЕС, а в Ольстере и Шотландии – за продолжение членства), вопрос о пересмотре его результатов не ставится. Страна, безусловно, выйдет из Европейского союза, однако на каких условиях и когда, - говорить еще рано. «Статья 50 Лиссабонского договора предполагает срок выхода из ЕС до двух лет, - заметил Н.Топорнин.- При необходимости срок может быть продлен. Поэтому раньше, чем через три-четыре года это не произойдет». Эксперт напомнил, что большинство членов прежнего Кабинета министров остались в правительстве, но поменяли портфели. Например, бывший министр иностранных дел Филип Хэммонд, стал канцлером казначейства. Важным назначением стало и утверждение на пост министра иностранных дел Бориса Джонсона, который был одним из главных вдохновителей вывода Великобритании из состава Евросоюза. Теперь он должен абстрагироваться от своих многочисленных экстравагантных заявлений. Ему предстоит провести переговоры с лидерами ЕС, и в первую очередь – с президентом Европейского совета Дональдом Туском и председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, а также лидерами важнейших стран-участниц ЕС – канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Франсуа Олландом и председателем Совета министров Италии Маттео Ренци. Именно эти три страны - Германия, Франция и Италия - в настоящее время во многом определяют стратегическое направление развития Европейского союза. На переговорах будут обозначены условия выхода Великобритании из состава Евросоюза. Правда, теперь ему нужно время для того, чтобы адаптироваться к своему новому статусу и дезавуировать ряд своих громких заявлений, сделанных ранее, и действовать как политику высокого уровня. К тому же и Т.Мэй, и Б.Джонсон уже заявляли, что не собираются полностью разрывать экономические отношения с Европейским союзом, а собираются лишь поменять их формат.

«Задача Бориса Джонсона на посту главы Форин Офис – определить новый формат отношений с ЕС и условия выхода Великобритании из союза» (Николай Топорнин).

Как напомнил Н.Топорнин, с политико-правовой позиции перед Великобританией изначально было пять вариантов выхода из ЕС: швейцарский, норвежский, турецкий, классический и «швейцарский плюс»[1]. Нужно заметить, что швейцарский вариант исключается британцами сразу, поскольку официальный Лондон не собирается становиться членом шенгенской зоны и неоднократно пытался выторговать для себя определенные преференции с целью ограничения процесса миграции. В первую очередь, речь идет о мигрантах из стран ЕС – Польше, Болгарии, стран Балтии. Н.Топорнин напомнил, что, по последним данным, на территории «туманного Альбиона» находится до 3 млн. трудовых мигрантов.

Российско-британские отношения: потепления не будет

Участвовавший в дискуссии по связи из Лондона главный редактор журнала Politics First Маркус Пападопулос также считает, что в настоящее время новый кабинет министров Великобритании не будет предпринимать на международной арене никаких агрессивных действий. Нынешний его состав скорее отражает настрой большинства членов Консервативной партии. В то же время высказывания ряда российских экспертов, предполагающих, что нынешнее правительство пойдет на смягчение отношений с Россией, выглядят наивно и не учитывают специфики отношений Лондона и Москвы. «Определенная русофобия всегда была характерна для британского истеблишмента. Она была и в годы холодной войны, и сохраняется до сих пор. Например, Б.Джонсон неоднократно и в достаточно резких выражениях выступал против ряда стран-союзниц России и, в частности, Сирии», - заметил М.Пападопулос. Подобная риторика не способствует развитию деловых контактов между Москвой и Лондоном. Конечно, можно было бы надеяться на потепление российско-британских отношений в случае прихода к власти представителя партии лейбористов Джереми Корбина. Однако М.Пападопулос выразил скептицизм по поводу его политического будущего: против него настроена значительная часть британской элиты, и у него нет шансов выиграть выборы в 2020 году.

Brexit и англо-шотландские противоречия

В то же время М.Пападопулос считает преждевременными утверждения о том, что дискуссия по Brexit завершена. Ведь речь не только о перспективе потери доступа к единому рынку ЕС, но и о том, что для таких важных участников мировых экономических процессов, как Индия и Китай, «туманный Альбион» – это ворота в европейскую экономику. Лишившись находящихся в Шотландии нефти, газа, развитого сельского хозяйства, информационных технологий, Британия может утратить свою экономическую мощь. Определенную проблему для Лондона на международной арене создает и позиция Гибралтара, где 93% населения высказались за сохранение Великобританией членства в ЕС. Подобные разногласия могут реанимировать давний спор между Лондоном и Мадридом о политико-правовом статусе этой заморской территории.

По-видимому, негативные последствия разногласий между Эдинбургом и Лондоном трезво оценивают и в британском правительстве. Так, по крайней мере, считает научный сотрудник сектора британских исследований Института Европы РАН Алексей Бударгин. Так, логика формирования нового Кабинета министров свидетельствует, что Тереза Мэй отправляет в отставку ряд политиков, принадлежащих к элитарному кругу и привилегированному классу. Наиболее показательным с этой точки зрения стал уход с поста канцлера казначейства Великобритании Джорджа Осборна. Тем самым Т.Мэй дала понять, что ее кабинет министров не будет чисто техническим. Кроме того, Т.Мэй активно привлекает женщин к участию в политике, изменив, по сравнению со своим предшественником, позицию по гендерному вопросу. Для Европейского союза кандидатура Мэй в качестве премьер-министра Великобритании была и остается наиболее оптимальной. Что же касается Бориса Джонсона, то он, по словам А.Бударгина, «достаточно умен и ловок для того, чтобы занимать свою должность». Однако на международной арене ему придется дезавуировать ряд своих особенно экстравагантных заявлений.

По мнению А.Бударгина, в настоящее время решения, принятые Т.Мэй на посту премьер-министра, свидетельствуют, что она твердо намерена убедить официальный Эдинбург в ценности союза с Лондоном. Состоявшиеся 15 июля переговоры нового британского премьер-министра с первым министром Шотландии, лидером Шотландской национальной партии Николой Стерджен, показали, что работа нового Кабинета министров будет осуществляться с учетом сохранения всех необходимых преференций для Шотландии.

Зачем Лондону программа ядерного перевооружения?

Значительный резонанс имело и выступление Терезы Мэй, состоявшееся в палате общин 18 июля. В нем она заявила о необходимости модернизации ядерного потенциала Соединенного Королевства, объяснив это решение угрозой со стороны России и Северной Кореи. Речь шла о переоснащении подводного флота страны, вооруженного межконтинентальными баллистическими ракетами «Трайдент» (Trident). Как пояснил А.Бударгин, тем самым Лондон дополнительно привязывает к себе Эдинбург и политически, и экономически. Для правительства эти меры очень важны: атомные подводные лодки (АПЛ) Великобритании базируются на базе Военно-морских сил «Клайд» на западном побережье Шотландии. При этом как минимум одна из АПЛ находится на боевом дежурстве.

«Своей позицией по модернизации ядерного потенциала Великобритании Тереза Мэй дополнительно привязывает Эдинбург к Лондону – как политически, так и экономически» (Алексей Бударгин)

В то же время редактор британского политического журнала Politics First М.Пападопулос скептически оценивает необходимость ядерного перевооружения Великобритании. По его словам, британскому правительству нужно было оправдать военный бюджет, и оно воспользовалось этим, заодно прибегнув к антироссийской риторике. По мнению редактора Politics First, стране скорее необходимы обычные вооружения для борьбы с терроризмом, чем дорогостоящие программы ядерного перевооружения.

Радикальных изменений в лучшую сторону в российско-британских отношениях в ближайшие месяцы не произойдет. Однако, как считают эксперты, назначение на пост министра иностранных дел Б.Джонсона, при всей его экстравагантности и негативных высказываниях в адрес Москвы, может иметь и некоторые позитивные последствия. В этих условиях, как считают эксперты, не нужно исключать любые, даже самые минимальные возможности, для улучшения отношений между Лондоном и Москвой.



[1] См. об этом подробнее: Торин А. Выйдет ли Великобритания из ЕС? (10.03.2016) https://interaffairs.ru/news/printable/14846.

Ключевые слова: российско-европейские отношения Европейский союз Дэвид Кэмерон российско-британские отношения брекзит Шотландия Консервативная партия Великобритании Борис Джонсон Тереза Мэй Форин Офис кабинет министров

Версия для печати