Публично выражение симпатии к России все чаще приравнивается в ЕС к «идеологической диверсии»

11:27 31.05.2016 Дмитрий Бабич, журналист-международник


В последние недели шпиономания стран Евросоюза, даже в «либеральные» 1990-е годы любивших подозревать Россию в попытках подрыва западных государств,  вышла на новый уровень. Теперь в Европе не согласных с антироссийской риторикой обвиняют не в военно-техническом шпионаже, как это было еще недавно, а в том, что в советское время называлось «идеологической диверсией». Лидер партии  Zmiana  Матеуш Пискорский, арестованный в родной Польше, обвиняется в  «подрывной» идеологической деятельности в интересах России.  О  шпионаже с его стороны речь не идет ни в одном из публикованных обвинений со стороны польской прокуратуры. Лидер партии Front  National Марин Ле Пен во Франции представляется во французской прессе «мейнстрима» в роли  «полезной идиотки», которая, сама того не понимая, работает на «российскую пропаганду». Те же обвинения раздаются и в адрес  организаторов недавнего референдума в Голландии. То есть, если твои взгляды не совпадают с видением руководства страны, ты заранее  или «странный», или тайный враг своего народа. Эта тенденция напоминает даже не годы холодной войны, а период перед самой второй мировой войной, когда за высказанную публично симпатию к СССР в «несоветской» части Европы можно было подвергнуться шельмованию в прессе, попасть под подозрение, а то и сесть в тюрьму.

В этом контексте арест лидера так и не зарегистрированной польской партии Zmiana («Смена») Матеуша Пискорского очень показателен. Это один из первых в посткоммунистической Польше арестов гражданина по политическим мотивам. Повторим, что никаких шпионских акций со стороны Пискорского не зафиксировано, речь идет только о контактах (то есть обычных разговорах) с людьми, которых польские власти подозревают. В чем – непонятно.

«Дело Пискорского лишь в чем-то, поверхностно напоминает расследования, проводившиеся польскими властями против польского экс-премьера Юзефа Олексы. В случае с Олексы речь тоже шла о его контактах с российскими гражданами, которых подозревала польская контрразведка. Сам Олексы защищался, уверяя, что ничего не знал (да и не было никаких доказательств) о работе своих собеседников на иностранную разведку. Тем не менее эти обвинения стоили ему и премьерского кресла, и других неприятностей. «Но тогда  об аресте речь все-таки не шла,- отмечает бывший сотрудник российского посольства в Варшаве Виктор Безека. – Но в обоих случаях речь идет о несправедливости. Любой дипломат или журналист на дипломатических приемах или во время своей трудовой деятельности встречается с десятками людей. Он просто физически не в состоянии узнать, кто из этих людей занимается разведывательной деятельностью».

Недавно польская Gazeta Wyborcza опубликовала содержание обвинений, предъявленных Пискорскому прокуратурой и польской Службой внутренней безопасности (ABW). wyborcza.pl

Речь в них идет о том, что Пискорский якобы “выполнял оперативные задания, имеющие целью усиление антиукраинских настроений в Польше и антагонизацию польско-украинских отношений». По сути, это обвинения не «шпионские» (ни к какой секретной информации Пискорский доступа не имел, а значит, и передавать ее не мог). Пискорскому предъявляются обвинения идеологические. Фигурирующее в той же ссылке «Газеты выборчей» на прокуратуру и ABW обвинение в «получении оперативных заданий по пропаганде российских интересов и манипулированию настроениями польского общества» - это настоящее идеологическое обвинение помимо того, что оно просто похоже на бред.  Это хуже, чем возврат к холодной войне, когда в западных странах открыто действовали компартии, напрямую оппонировавшие западным правительствам и не скрывавшие при этом свои симпатии к СССР. Лидеры этих партий (от американца Гэса Холла до француза Жоржа Марше) тем не менее даже в периоды обострения отношений  между  СССР и западными странами не подвергались угрозе ареста на родине. Сейчас угроза  оказаться за решеткой за «пророссийскую» (намного менее идеологизированную, чем былая «просоветская») деятельность существует – особенно в странах бывшего «советского блока» и некоторых экс-советских республиках  (то есть в Польше, Прибалтике, Украине, Румынии).   

Ни в ЕС, ни в США правозащитные организации не обращают внимания на преследования, которым подвергаются «симпатизанты  России» в Прибалтике (достаточно посмотреть на «дело» латвийского гражданина Александра Гапоненко) и Польше, люди, просто хоть в чем-то выражавшие симпатию к нашей стране. По сути, это сильно напоминает ситуацию до войны 1939-1945 гг., когда особенно жестко аресты «идеологических агентов» Советского Союза проводились в конце 1930-х в странах «санитарного кордона» - выстроенного тогда Западом вокруг еще молодого Советского Союза пояса антисоветских государств.

Нет сомнения, что сегодняшняя польская шпиономания имеет националистические, антидемократические корни в прошлом. Аресты «советских симпатизантов» в 1930-е годы особенно активно велись именно в Польше – центральном государстве этого «санитарного кордона». При польском диктаторе Юзефе Пилсудском, пришедшем к власти в 1926 году в результате небескровного военного переворота под лозунгом «оздоровления» государства, за решеткой оказались сотни «несогласных» польских граждан. Они тогда, в двадцатые и тридцатые годы, стали политическими заключенными по обвинению в идеологической «деятельности по развалу государства» - якобы сугубо в интересах СССР. В итоге за решеткой оказался, например, и отец нынешнего главного редактора «Газеты выборчей» Адама Михника. И вот теперь близкие к Михнику журналисты ведут травлю Пискорского – практически по обвинениям тридцатых годов. (В чем-то нынешние польские власти еще более радикальны, чем Пилсудский. Среди обвинений в адрес Пискорского есть «оперативная информация» о планах въезда Пискорского в Украину с целью уничтожения там памятника Степану Бандере – человеку, который «пилсудчиками» был объявлен террористом еще до войны 1939 года.)

Сегодня памятники Пилсудскому, кстати, стоят почти в каждом польском городе в Польше, несмотря на очевидно противоречивое наследие этого политического деятеля. Достаточно напомнить, что Пилсудским восхищался Адольф Гитлер, а польская элита конца тридцатых годов, сформированная Пилсудским, не сумела защитить свое государство и ныне признается виновной во множестве бессмысленных военных акций, приведших к массовой гибели граждан во время второй мировой войны.

Еще более глубокая проблема в том, что «идеологическая шпиономания», привычка видеть «российскую пропаганду» за любой критикой происходящих в ЕС и США процессов, постепенно распространяется с востока на запад. Целый ряд близких к руководству ЕС изданий (например, Интернет-портал EUobserver.com) стараются убедить своих читателей, что Россия стремится «пропагандистски использовать» недавние теракты в Париже и Брюсселе, чтобы выставить в невыгодном свете руководство ЕС и американское влияние в Евросоюзе. Прямые обвинения в связях западных «евроскептиков» с Москвой появились в статье EUobserver “Правые политики набирают очки на брюссельском теракте» euobserver.com Автор статьи Эндрю Реттман увязал критические выступления в адрес ЕС со стороны британской Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), со стороны Марин Ле Пен и со стороны голландского политика Герта Вилдерса  с фразой официального представителя МИД РФ Марии Захаровой о «двойных стандартах» Запада как одной из причин нависшей над Европой террористической угрозы.

Автор не берется даже оспаривать высказывание  представителя МИДа  о том, что одной из причин проникновения в ЕС террористов стало деление Евросоюзом террористов на «плохих» и «хороших» (например, тех, что воюют с «авторитарным режимом» Башара Асада). Этот аргумент отметается сразу, хотя связи устроивших теракты в Париже и Брюсселе лиц с воюющими против войск Башара Асада группировками ни в ЕС, ни в США не отрицаются – они слишком очевидны.

В последние годы Россию вообще часто обвиняют в недавних успехах радикальных «евроскептических» партий в Европе, хотя очевидно, что причины этих успехов -  внутри ЕС. Сейчас Москву обвиняют в попытках «пропагандистски использовать» неудачу ультраправого политика Норберта Хофера на выборах в Австрии, когда Хофер уступил кандидату от «зеленых» жалкие 32 тысячи голосов, волшебным образом пришедшие по почте в последний момент. Стоит отметить, что Россия не делала никаких заявлений против или за Хофера или других «правых популистов», как называет таких политиков EUobserver. А вот структуры ЕС, напротив, своими заявлениями активно вмешивались и в австрийские выборы, и в предстоящее голосование о возможном выходе Британии из Евросоюза. Достаточно напомнить угрозу Европейского Центрального банка о том, что победа «несистемных правых» могла бы снизить наметившийся экономический рост в Еврозоне. ecb.europa.eu

Очевидно, что из России старательно делают своеобразное «пугало» не только для европейского обывателя (это продолжается не первый год), но и для политически активных граждан стран ЕС и США. Появившаяся в последнее время тенденция превращения связей с Россией в новый вид «политического преступления» - очень опасна. Не столько для России, сколько для свобод внутри самих Евросоюза и Соединенных Штатов Америки.  Попрание основного права на свободное выражение своих взглядов, чем так гордятся на Западе многие годы, становится угрозой цивилизационным основам современного мироустройства.

Ключевые слова: Польша ЕС дело Пискорского правые партии брекзит Норберт Хоффер Мари Лепен западная пропаганда

Версия для печати