Право на самоопределение – не для всех

14:04 27.04.2016 Андрей Исаев, журналист-международник


Во время недавней встречи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель в Ганновере президент США Барак Обама заявил: "Мы придерживаемся мнения, что санкции против России должны быть сняты только тогда, когда Россия выполнит свои обязательства в рамках минских договоренностей". Помимо этого некоторые западные лидеры, как молитву, повторяют тезис о том, что Крым должен вернуться в Украину. Трудно понять – с какой стати Россия стала стороной во внутриукраинском конфликте, и почему Крым должен куда-то возвращаться после ясного волеизъявления его жителей, но такова странная логика лидеров ЕС и США

Поводом стал переход Крыма под российскую юрисдикцию. 17 марта 2014 года, опираясь на результаты референдума, Верховный Совет Автономной республики Крым провозгласил полуостров независимым государством и обратился к России с предложением принять Крым в качестве федеративного субъекта. Российский президент подписал указ о признании независимости Республики Крым и одобрил проект договора о принятии его в состав РФ. Западные страны официально факт смены юрисдикции не признали, хотя лишь немногие выразили сомнение в том, что итоги референдума реально отражают настроения крымчан.

Если быть объективным, в наши дни территориальные изменения или претензии на ту или иную территорию со стороны различных государств никого особо не удивляют. Самопровозглашенные государства все чаще выступают самостоятельными игроками региональной и международной политики, а их длительное существование рано или поздно приводит, если не к юридическому, то к фактическому признанию со стороны мирового сообщества. Последнее относится и к изменению государственных границ. При этом в настоящее время, спорные территории существуют не только в регионах, где государственность в современном понимании этого термина не имеет длительной истории. В благоустроенной Европе, например, такими территориями до сих пор являются муниципалитет Оливенса (в составе Испании, оспаривается Португалией); район Гибралтар (в составе Великобритании, оспаривается Испанией); скала Роколл (под контролем Великобритании, оспаривается Ирландией, Данией и Исландией); острова Вуковар и Шаренград (в составе Сербии, оспариваются Хорватией). Далеко не все страны мира признают Республику Косово, а Приднестровскую молдавскую республику и Нагорно-Карабахскую автономную область – ни одна из них. Далеко не закончена эпопея с потенциальным обретением независимости Каталонии и Шотландии. Китай спорит с Японией за Архипелаг Дяоюйдао и прилегающие к нему острова. Аргентина, судя по всему, не забывает свои споры с Великобританией за Фолкленды. Каждый из этих конфликтов потенциально может привести к изменению государственных границ.

Посмотрим, как обстоят дела на наиболее известных спорных территориях.

В 1967 году, после Шестидневной войны, Голанские высоты были отторгнуты Израилем у Сирии. Большинство местного населения покинуло район: по израильской версии бежало, по сирийской - было изгнано израильтянами. Какой уж тут референдум?! Сегодня на Голанах из сирийских поселений сохранилось всего несколько друзских деревень. В конце 1970-х годов правительство предоставило их жителям израильское гражданство, а в 1981 году Кнессет принял «Закон о Голанских высотах», провозгласивший суверенитет Израиля над этой территорией.

Израильтяне искренне считают Голанские высоты землей, издревле принадлежавшей еврейскому народу и незаконно переданной Сирии в 1923 году. Ведь в соответствии с мандатом Лиги Наций Голаны отошли Великобритании, которая обязалась содействовать созданию на подконтрольных ей территориях «еврейского национального очага» («Декларация Бальфура»). Однако в дальнейшем граница британской подмандатной территории была пересмотрена в ходе англо-французских переговоров. Кроме того, Израиль с первых лет своего существования руководствуется в отношениях с внешним миром принципами, совокупность которых принято называть Realpolitik, что, помимо прочего, предполагает безусловный приоритет национальных интересов над нормами международного права. Поэтому в его глазах сильными аргументами в пользу аннексии северо-восточных территорий считаются их военно-стратегическое и экологическое значение. С этих высот свободно простреливается чуть ли не половина Израиля и здесь берут начало реки, наполняющие Тивериадское озеро - главный резервуар пресной воды в стране.

Совсем недавно премьер-министр Биньямин Нетаньяху подтвердил: «Голанские высоты навсегда останутся под юрисдикцией Израиля. Израиль никогда не уйдет с Голанских высот… Настало время международному сообществу признать реальность, в особенности два фундаментальных факта. Во-первых, что бы ни происходило по ту сторону границы, сама линия границы меняться не будет. Во-вторых, пришло, наконец, время, чтобы международное сообщество спустя пятьдесят лет признало, что Голаны навсегда останутся под израильским суверенитетом». (Цит. по: http://interfax.com.ua)

В свое время аннексия была признана недействительной резолюцией № 497 Совета Безопасности ООН. По этому поводу спорили и не раз проводились международные дебаты, осуждался агрессор, вводились разного рода ограничения, но США, например, продолжают считать Израиль своим главным союзником и оплотом демократии в регионе.

Самопровозглашенная в 1983 году «Турецкая Республика Северного Кипра» (ТРСК) занимает северную треть острова и фактически является заморской территорией Турции. Подавляющее большинство населения — этнические турки, причем переселенцы из самой Турции уже составляют большинство.

В июле 1974 года греческие националисты, выступавшие за присоединение острова к Греции, попытались реализовать эту идею. Под предлогом восстановления конституционного строя на Кипр вторглись турецкие войска. Заметим: на тот момент Турция наряду с Грецией и Великобританией была официальным гарантом независимости и территориальной целостности единой Республики Кипр. В следующем году руководство турецкой общины провозгласило образование Турецкого Федеративного Государства Северного Кипра (ТРСК). Этот шаг не нашел поддержки ни со стороны Республики Кипр, ни со стороны международного сообщества. После 8 лет переговоров с Югом Север Кипра объявил в 1983 году о своей независимости, которая не была признана ООН. В качестве символического жеста американцы после турецкого вторжения ввели эмбарго на поставки оружия Анкаре. Но потом его отменили.

Сегодня на север острова идет капитал транснациональных компаний, а британцы, немцы и многие другие  покупают местную недвижимость, благо она дешевле, чем на юге. Тот факт, что ТРСК не признана ни одной страной мира, кроме Турции, не помешал Австралии, США, Великобритании, Германии, Франции и ЕС открыть свои представительства в Лефкоше (турецкое название Никосии), а Организации Исламская Конференция – даже предоставить Северному Кипру статус наблюдателя!

Турция продолжает держать на острове 40-тысячный экспедиционный военный корпус, а общая численность Национальной гвардии Южного Кипра едва превышает 10 тысяч человек. При этом Турция остается членом НАТО. Интересно, кстати, что бы делал Североатлантический альянс, если между Севером и Югом начался военный конфликт? Бросился защищать партнера на незаконно оккупированных им территориях? Да и о санкциях против Анкары уже тоже не вспоминают: ну, оккупировала Турция север Кипра, и… дело с концом! Сейчас не до этого, более того, Турции могут открыть безвизовый въезд в ЕС. Судя по всему, закрывать глаза на эту ситуацию Запад заставляют свои прагматичные интересы. Похоже, это, как в случае с Самосой - это «сукин сын», но это наш «сукин сын».

Почему так? Приходится признать, что Запад уже давно, что называется, «неровно дышит» в отношении России. Усилия по противодействию увеличения российского влияния в мире «западные партнеры» начали предпринимать ровно с того момента, когда влияние это только обозначилось. Приобретение Россией статуса глобального игрока путало карты в мировом пасьянсе и вызывало со стороны Запада раздражение, которое со временем прорвалось в не выдерживающем никакой критики сравнении России с т.н. «Исламским государством» (запрещенным в России!) и лихорадкой Эбола, материализовавшееся в конце концов в виде санкционной сегрегации.

Вместе с тем следует признать, что Realpolitik завоевывает все новые позиции на «политкорректном» Западе, и «крымский вопрос» опускается все ниже в списке приоритетных тем европейской политики, постепенно превращаясь в дежурную мантру. А европейские предприниматели не стесняются признавать, что уже сейчас ведут бизнес в Крыму, хотя пока - через свои российские «дочки». (См., например, inosmi.ru). По осторожной формулировке обозревателя швейцарской газеты Tagesanzeiger Луки да Карли, «множество признаков указывает на то, что в скором времени отношения между Евросоюзом и Россией могут вернуться в нормальное русло». (Цит. по: http://www.inopressa.ru).

Ключевые слова: Крым

Версия для печати