Война в Ливии: есть ли выход из тупика?

13:14 25.04.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Генерал Халифа Хафтар (в центре) подчиняется Палате представителей Ливии в Тобруке и предпринимает попытки военных действий в районе Бенгази. Фото: warsonline.info.

В Москве состоялся мультимедийный круглый стол, посвященный ситуации в Ливии, сложившейся после свержения в 2011 году при содействии военной коалиции, возглавляемой США, режима Муаммара Каддафи и падения Ливийской Джамахирии. Вопреки ожиданиям США и их союзников по ливийской кампании, военно-политический кризис не приблизился к разрешению. В последние месяцы активизировались международные усилия, направленные на вывод этой страны из затянувшегося кризиса, а также перекрытие всевозможных путей боевикам ДАИШ. Анализу текущей ситуации на территории Ливии был посвящены выступления известных ученых-востоковедов. 

Ливия: что происходит в стране?

Специалист по современной истории Ближнего Востока и Северной Африки, преподаватель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов отметил, что страна с момента свержения Каддафи находится в состоянии гражданской войны. Начиная с весны 2014 года, ко всем внутриливийским конфликтам добавилось противостояние двух парламентов. В бывшей столице Джамахирии Триполи, которую сейчас контролирует исламистская группировка «Рассвет Ливии», действует так называемый Новый Всеобщий национальный конгресс. В Тобруке – Палата представителей, назначившая верховным главнокомандующим Вооруженными силами Ливии генерала Халифу Хафтара. Кроме того, в стране насчитывается великое множество племенных группировок, ряд которых контролирует крупнейшие города страны - Мисурату и Бенгази, в которых сильны автономистские настроения. В качестве пришлой силы, претендующей на часть территории Ливии, выступает ДАИШ, или «Исламское государство», боевики которого переместились на территорию страны после поражения на территории Шама (Леванта). Впрочем, по мнению эксперта, в рядах ИГ состоит значительно большее количество уроженцев Саудовской Аравии и Йемена, чем ливийцев. ДАИШ так и не нашло механизмов, которые можно было бы использовать для привлечения на свою сторону граждан Ливии. Поэтому не стоит переоценивать влияние ИГ на ситуацию в Ливии, где внутренние факторы имеют значительно больший вес. «Поверхностный характер носят заявления ряда западных агентств о том, что ДАИШ поддерживают бывшие сторонники режима Каддафи: серьезных доказательств в пользу этой позиции не существует», - заявил эксперт.

Свой вклад в развитие конституционного процесса в стране вносит спецпредставитель генерального секретаря ООН по Ливии Мартин Коблер. Однако попытки урегулирования конфликта в Ливии наталкиваются на множество проблем. Так, в декабре 2015 года в Тунисе было, наконец, создано ливийское «правительство национального единства». Однако у этой структуры нет серьезных военных и материальных ресурсов. По сути, она не обладает легитимностью на территории Ливии. Единственная задача, которую успело выполнить это правительство, связана с привлечением сил для внешней интервенции на территории Ливии. Недавно оно переместилось в Триполи. Однако договоренности, которые были достигнуты в Тунисе, устраивают далеко не всех. Раздаются требования об их отмене. Кроме того, нельзя не учитывать позицию ряда членов Лиги арабских государств, у которых свое представление о политическом процессе в Ливии. Так, важную роль в урегулировании конфликта играет Алжир, министр иностранных дел которого стал частым гостем в Триполи. В свою очередь, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты оплачивают существование этого правительства.

Ливия и внешние политические силы конфликта

По мнению заведующего отделом ШОС Института стран СНГ Владимира Евсеева, на территории Ливии в настоящее время идет жесткое противостояние, дестабилизирующим фактором в котором выступает позиция Катара. Интересы Дохи сталкиваются на ливийской земли с позицией официального Эр-Рияда. Поэтому гражданская война в Ливии является еще и производной от катарско-саудовского противостояния. Свою силовую позицию оказывает политикам в Тобруке Египет. «По-прежнему непонятно, за счет какого именно ресурса собираются дальше существовать представители противоборствующих лагерей, - заметил эксперт. - Теоретически им может стать нефть, которую кто-то будет покупать на международных рынках. Однако любая попытка навести порядок в стране извне натолкнется на серьезное противодействие кланов и племен». Ввод миротворцев из Европы, прежде всего итальянцев, не решит проблем и повлечет за собой большие потери. США традиционно делают ставку на спецназ, которого в местных условиях будет явно недостаточно. Но Без США введение миротворцев невозможно, поскольку ни одна из европейских стран и даже НАТО в целом не потянет такую нагрузку. «Вашингтон в условиях предвыборной гонки не будет этим заниматься, поскольку операция в Ливии не дает ему никаких дивидендов в политике, - заметил В.Евсеев. – Даже в Сирии взятие фактической столицы ИГ – Ракки - для Обамы сейчас важнее».

«Дестабилизирующим фактором в Ливии, помимо гражданской войны, по-прежнему выступает катарско-саудовское противостояние» (Владимир Евсеев)

В то же время Россия, по оценке военного эксперта, не сможет использовать в Ливии сирийский опыт принуждения противоборствующих сторон к миру. Прежде всего, в стране нет прочной власти, государства, дееспособной армии, то есть всего того, чем обладает официальный Дамаск. Кроме того, без наземной операции решить существующие проблемы невозможно. Для этого необходимо, по самым скромным оценкам, чтобы на территории страны высадилась минимум дивизия (не менее 20 тыс. человек). Отношения с Европой у России сейчас очень натянуты, а с Катаром и Саудовской Аравией сложно договариваться, поскольку в Ливии они ведут собственную игру.

Еще одна болезненная проблема, которая не нашла своего разрешения – это незаконная миграция. По мнению В.Евсеева, она процветает в стране и будет безнаказанной в ближайшем будущем, поскольку для ее прекращения нужна эффективная блокада морских и сухопутных границ, на которую сейчас никто не пойдет.

Строительство новой государственности: есть ли перспектива?

По оценкам профессора кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Марины Сапроновой, политический процесс в любой стране повторяет его историческую динамику. «Ливия как единое государство существует лишь несколько десятков лет, - пояснила она. Однако даже при короле Идрисе провинция Киренаика имела значительный статус автономии. После свержения монархии в 1969 году новый политический режим ориентировался в построении государства на Египет. Был создан Арабский социалистический союз. Однако затем, учитывая неудачи государственного строительства, племенное устройство государства получило достаточно гибкое отражение на страницах «Зеленой книги», где была предложена новая модель управления и оригинальная идеология, учитывавшая гибкое сочетание племенного, исламского и регионального фактора». По словам М.Сапроновой, нынешним претендентам на власть приходится создавать новую государственность практически с нуля на основах, которые местному населению во многом чужды. Этот процесс «строительства» носит хаотический, спонтанный характер. Достаточно вспомнить историю принятия нового избирательного закона, аморфного по своей сути, но изначально направленного на отстранение от принятия решений в стране ряда социально-экономических групп.

Вспомним, как все происходило. В самом начале гражданской войны в Ливии, в 2011 году, был создан Переходный национальный совет, который в августе 2012 года передал власть Всеобщему национальному конгрессу, который должен был сформировать кабинет министров и подготовить проект конституции страны. Ни один из этих пунктов выполнен не был. М.Сапронова напомнила, что в 2013 году конгресс создал комитет по формированию органа для разработки конституции, в состав которого вошли 60 человек, по 20 от каждой провинции – Триполитании, Киренаики и Феццана. Племя берберов отказалось участвовать в выборах в Конституционную ассамблею.

Созданное в феврале правительство национального единства до сих пор не обладает легитимностью и серьезными политическими и военными ресурсами.

Только в феврале 2016 года с огромным трудом было сформировано «правительство национального единства». Этому результату предшествовало 9 месяцев переговоров в Марокко, а затем в Тунисе. Показательно, что их участники никак не могли договориться по кандидатуре министра обороны – ключевой фигуры силового блока. В итоге этот пост был ликвидирован, а вместо него был образован Военный совет. Однако, как считает М.Сапронова, сам процесс формирования новой юридической базы, имеет все шансы затянуться на десятилетия с непредсказуемым результатом.

Может ли Россия вернуться в Ливию?

«В настоящее время на территории Ливии воюют между собой и за нефтяные и газовые терминалы сражаются четыре группировки, каждая из которых представляет интересы своего города и анклава, - подчеркнул Заведующий Центром евразийских исследований им. Н.Е. Бажановой Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ, посол СССР в Ливии (1984-1986 гг.) Олег Пересыпкин. – Одним из важнейших участником политического процесса в стране остается официальный Каир, представители которого внимательно следят за развитием ситуации».

Комментируя вопрос о том, могут ли российские специалисты вернуться в Ливию, дипломат ответил: «Поскольку Россия поддерживала политический режим Каддафи, нынешними претендентами на власть ее представители рассматриваются как враги. Однако наши специалисты могут вернуться в страну не самостоятельно, а в сопровождении представителей ряда европейских стран (Чехии, Польши) как субподрядчики. Однако этот вопрос должен решаться путем переговоров с Киаиром и Лигой арабских государств. Прежнего уровня отношений между нашими государствами, видимо, уже не будет».

«Российские специалисты, вероятно, со временем смогут вернуться в Ливию, но не самостоятельно, а в качестве субподрядчиков. Однако прежнего уровня отношений между нашими странами уже не будет» (Олег Пересыпкин)

Однако ряд европейских стран работает над восстановлением своих позиций в Ливии. По словам Григория Лукьянова, Франция оказывает поддержку генералу Халифе Хафтару в Тобруке и в окрестностях Бенгази, поставляя ему оружие в обход существующего эмбарго, и обеспечивая необходимые логистические связи. Определенную поддержку оказывает военачальнику и Египет. Однако у генерала сомнительная репутация. Бывший соратник М.Каддафи, участник в войны в Чаде 1979-1987 гг., он провалил наступление на столицу этого государства, Нджамену, и бежал в США. Поэтому в местном политикуме он воспринимается как чуждая фигура. Кроме того, Х.Хафтар очень немолод, что вызывает серьезные сомнения в его способностях объединить страну. 

«Единственной страной, которая сумела восстановить свои позиции в Ливии, приобретя дополнительные выгоды, стала Турецкая Республика, - подчеркнул Г.Лукьянов.- При режиме Каддафи именно турки выступали основными строительными подрядчиками в стране и были главными потребителями ливийской нефти». По словам эксперта, Новый Всеобщий национальный конгресс Ливии в Триполи, представляющий интересы ряда исламистских партий, получает в первую очередь поддержку трех стран: Катара, Турции и Судана. В то же время с Палатой представителей Ливии в Тобруке, официально ставшей преемницей прежнего Всеобщего национального конгресса в 2014 году, Анкара находится в натянутых отношениях. Более того, именно члены Палаты легитимизировали обстрел одного из турецких танкеров, перевозивших нефть из Триполи.

В этих сложнейших условиях любая из сторон, заинтересованных в урегулировании ливийского конфликта, вынуждена будет решать три проблемы: неконтролируемой миграции, международного терроризма (прежде всего ДАИШ) и строительства новой государственности. Как считает Г.Лукьянов, решить все эти проблемы в комплексе очень сложно. Каждая из них требует заключения тактических союзов с разным составом участников. Задача России в этих условиях – сотрудничать со всеми конструктивными политическими силами в стране, способствующими установлению гражданского мира.

«Политика стран Европы и США, которые считают демократию западного образца идеальной формой правления, и намерены установить ее любым путем, сильно осложняет возможности установления мира в Ливии» (Владимир Евсеев)

Предварительные итоги

Эксперты сошлись во мнении, что Европа и США по-прежнему настроены на установление любым путем в странах Ближнего Востока и Северной Африки демократии западного образца, которая рассматривается ими как идеальная форма правления. Такая позиция сильно препятствует установлению дееспособной политической системы в Ливии. Тот факт, что в этой стране никогда не было конституции, а племенные соглашения и принципы, заложенные в Коране, для местного населения имеют определяющее значение, странами Запада не учитывается. Любая попытка широкой коалиции племен вне контролируемого ими конституционного процесса в Триполи будет рассматриваться Брюсселем и Вашингтоном как попытка восстановить Джамахирию времен Муаммара Каддафи, на что они никогда не пойдут. Поэтому гражданское противостояние в Ливии будет происходить еще долго.

Ключевые слова: Египет Саудовская Аравия Турция Ливия Лига Арабских государств Тобрук Триполи Халифа Хафтар российско-ливийские отношения

Версия для печати