Транстихоокеанское партнерство: прогресс или угроза?

23:02 18.04.2016 Николай Школяр, доктор экономических наук, советник по экономическим вопросам посольства России в Мексике


На фоне волатильности мировых рынков сырья и капиталов подписание представителями 12 стран Азиатско-Тихоокеанского региона[1] соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) представляется международному сообществу как элемент перезагрузки глобальной экономики и наиболее конкурентная торговая и инвестиционная платформа XXI века. На различных площадках развернулась широкая дискуссия о сути и характере этого соглашения, возможных выгодах и рисках участия или неучастия в ТТП. Официальные круги одобрительно воспринимают присутствие своих государств среди участников ТТП и ведут активную разъяснительную работу о преимуществах данного соглашения. Сторонники открытой внешнеэкономической политики восторженно приветствуют завершение 5 октября 2015 г. в Атланте (США) переговоров об этом партнерстве и подписание соглашения 3 февраля 2016 г. в Окленде (Новая Зеландия).

Некоторые эксперты менее оптимистично оценивают это событие и предупреждают о возможных негативных последствиях, как для стран-участниц, так и для глобальной экономики в целом. Так, авторитетный экономист Дж. Стиглиц говорит, что в теории ТТП является "соглашением о свободной торговле", которое направлено на создание правил и условий для сокращения торговых барьеров между членами. Предположительно оно должно помочь экономике, но есть несколько моментов, которые заставляют нас сомневаться в этом. Он подчеркивает, что Соединенные Штаты с помощью этого соглашения создают условия, выходящие за рамки экономики, так как его содержание включает вопросы здравоохранения, образования, свободы выражения мнений и доступа к информации. Страны- участницы должны принять эти правила, даже если это идет вразрез с их национальным суверенитетом.[2]

В странах-партнерах разворачивается тяжелая борьба за его ратификацию, а в остальных экономиках АТЭС идет осмысление случившегося, выработка позиций и поиск ответной реакции. Учитывая, что пока вокруг этого соглашения много неясного, попытаемся разобраться в причинах его возникновения, особенностях его содержания, возможных преимуществах и рисках ТТП для стран-участниц и тех, кто оказался за его пределами.

 

Предпосылки возникновения ТТП

Идеи создания зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) были заложены в решениях Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), объединяющего 21 экономику. В 1994 году на встрече в Богоре (Индонезия) лидеры АТЭС объявили о своей общей приверженности идее построения свободной и открытой торгово-инвестиционной системы к 2010 году развитыми и к 2020 году развивающимися экономиками-участницами. Эти ориентиры получили известность как «Богорские цели», достижение которых могло бы стать главным условием реализации потенциала развития этого региона и улучшения экономических и социальных показателей его стран.

Сотрудничество в рамках АТЭС содействовало развитию открытого регионализма и принятию совместных мер по облегчению торговли за счет оптимизации таможенных процедур и согласования стандартов.[3] Однако, несмотря на прогресс достигнутый за последние два десятилетия в создании условий для открытой торгово-инвестиционной деятельности, полная реализация поставленных целей всеми экономиками этого форума в намеченные сроки оказалась не достижима.

Отдельные члены АТЭС (Новая Зеландия, Сингапур и Чили) в 2003 году приступили к разработке самостоятельного проекта по созданию зоны свободной торговли. В 2005 году к этому проекту присоединился Бруней и в том же году эти четыре страны подписали соглашение об учреждении ТТП, в котором было заявлено, что его участники создали, в соответствии с нормами ВТО, зону свободной торговли. Однако на протяжении ряда лет новая организация практически ничем себя не проявляла. В 2008 году данным проектом заинтересовались США, что было обусловлено стремлением Вашингтона в формировании новой структуры влияния, так как АТЭС оказалась не совсем приемлемой для продвижения американских интересов в АТР. В том же году интерес к ТТП обозначили Австралия, Вьетнам и Перу. В 2010 году переговоры о присоединении к ТТП начала Малайзия, в 2012 году - Канада и Мексика. В мае 2013 года было анонсировано начало переговоров об участии Японии в ТТП.

В тоже время вопрос о создании свободной и открытой торгово-инвестиционной системы в рамках АТЭС не был снят с повестки дня. Во время саммита в Китае в ноябре 2014 г. лидеры этого форума поддержали идею создания новой Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ), которую предложил Пекин. Соединенные Штаты совместно с рядом стран региона приветствовали инициативу Китая, но продолжили работу над созданием ТТП.

Очередной саммит АТЭС, который состоялся в ноябре 2015 г. в Маниле (Филиппины) уже проходил в условиях «невидимого» размежевания участников форума, в связи с недавним подписанием 12 странами документа о завершении переговоров о ТТП, вне которого оказались Россия, Китай и остальные экономики региона. Стало очевидно, что параллельно АТЭС формируется новая международная торгово-экономическая организация - ТТП, которая претендует не только на роль платформы развития в этом регионе, но и образца для интеграционных объединений и международной торговли в целом. По мнению некоторых экспертов, время, когда АТЭС был серьезным форумом, где принимались ключевые решения, в общем-то, проходит.[4]

 

Влияние ТТП на страны-участницы

Соглашение о ТТП предоставляет серьезные преимущества его членам, самое важное из которых заключается в широких возможностях в вопросах услуг и инвестиций. Предусматривается полное открытие рынков услуг, за исключением перечня, который устанавливает для себя каждая из стран-участниц. Открывается доступ прямым иностранным инвестициям (ПИИ), за исключением отраслей зарезервированных странами-партнерами.

В соответствии с оценками Всемирного банка макроэкономические эффекты данного соглашения позволят к 2030 году увеличит ВВП стран-участников на 1,1%, а объем торговли — на 11%. Наибольшую выгоду получат Вьетнам и Малайзия (10% и 8% ВВП соответственно) за счет снижения тарифной и нетарифной защиты крупных рынков, таких как США, Канада, Австралия.[5]

Страны, входящие в Североамериканскую зону свободной торговли (НАФТА), к 2030 году ожидает лишь незначительный положительный эффект - на уровне 0,6% ВВП, что объясняется относительно невысоким уровнем торговли со странами Тихоокеанского региона. 

США получит от участи в ТТП невысокий прямой, но значительный косвенный эффектах. Активная роль США в продвижении ТТП вызвана стремлением администрации этой страны стать центром разработки новых правил торговли, стандартов, технических регламентов. Экономические выгоды для американских компаний в большей степени связаны с возможностями в инвестиционной сфере, нежели исключительно в области торговых дивидендов. Содержание соглашения о ТТП включает вопросы защиты интеллектуальных прав собственности, унификации санитарных и фитосанитарных мер, экологических стандартов, что отвечает  интересам особенно американских корпораций из инновационных секторов экономики (фармацевтика, информационные технологии, электроника) на азиатско-тихоокеанских рынках. Как отметил парламентарий из Малайзии Н. Анвар, ТТП «позволяет иностранным корпорациям обходить внутреннее законодательство стран и нормативные акты, принятые правительством в общественных интересах, среди которых положения о природных ресурсах, охране окружающей среды, а также политике в области здравоохранения».[6]

Для Мексики это соглашение позволит укрепить ее производственные связи с США и Канадой в рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле, а так же углубить торговые отношения с Японией, Перу и Чили. Ожидается, что в долгосрочной перспективе участие в ТТП положительно скажется на экономике этой страны, за счет привлечения ПИИ и возможность диверсификации экспорта. ТТП открывает для мексиканских компаний дополнительную возможность выхода на шесть новых рынков Австралии, Брунея, Малайзии, Новой Зеландии, Сингапура и Вьетнама, с которыми ранее эта страна не имела соглашений о свободной торговле. Однако, по оценкам Всемирного банка, выгода Мексики среди всех стран-участниц будет наименьшей - ожидаемый прирост ВВП в этой стране за период с 2014 по 2030 гг. составит всего около 1,4%, а экспорт вырастет лишь на 4,7%.

Участие Японии в ТТП приведет к либерализации ее аграрного рынка, снижению цен на импортируемые продукты питания, что может вызвать падение внутреннего производства в этой стране основных продовольственных товаров до 40%, так как японское сельское хозяйство полностью зависимо от господдержки и не способно к открытой конкуренции. Выгоду от вступления в ТТП получат японские экспортеры автомобилей, электроники и другой продукции обрабатывающей промышленности.

Страны-участницы ТТП берут на себя ряд обязательств и ограничений. Помимо открытия своего рынка для товаров, услуг и инвестиций на основе недискриминационных стандартов, они должны облегчить таможенные процедуры и бороться с контрабандой. ТТП обязывает правительства стран-участниц соблюдать трудовое законодательство на основе принципов Международной организации труда, принять единообразные законодательство в отношении окружающей среды, транспарантной и антикоррупционной борьбы. 

Среди новых направлений, не охваченных либо недостаточно отраженных в практике ранее заключенных соглашений о свободной торговле, ТТП включает меры по обеспечению конкурентоспособности товаров стран-участниц, вопросы борьбы с коррупцией, новые меры по регулированию внешнеэкономической деятельности, инвестиционное сотрудничество, финансовые услуги, телекоммуникации, регулирование электронной торговли и прав интеллектуальной собственности. 

Соглашение может положительно сказаться на развитии конкурентоспособности услуг международного роуминга и электронной торговли в рамках ТТП, стимулирования исследований, продвижение малых и средних предприятий. Но довольно проблематичным представляется для ряда развивающихся стран выполнение таких требований ТТП как ликвидации пиратства и защиты интеллектуальной собственности, ликвидации детского труда и повышения трудовой дискриминации и сокращение бедности, учитывая высокий уровень неформальной экономики и расслоения общества.

В ряде развивающихся стран-участниц ТТП это соглашение может вызвать более высокий уровень безработицы. Так, Мексика может потерять значительное количество рабочих мест в текстильной промышленности, уступая в конкурентоспособности в данной сфере Вьетнаму. Для мексиканского сельского хозяйства немалую угрозу представляют поставки молочной продукции из Австралии и Новой Зеландии.

 

Последствия ТТП для глобальной экономики

По совокупному потенциальному спросу и производственной мощности ТТП будет представлять самую большую зону свободной торговли. Страны-участницы этого соглашения представляют 11% населения планеты, 37,4% мирового ВВП, 25% международной торговли, 28% притока прямых иностранных инвестиций. Естественно, такой значимый масштаб этого «мегаблока» окажет влияние, на не входящие в него экономики АТЭС и глобальную экономику в целом. 

Количественные риски для глобальной экономики будут определяться воздействием ТТП на ослабление торгово-инвестиционных отношений Китая с США, другими участниками этого соглашения. Потери от эффекта отклонения торговли Китая оцениваются в 0,2% ВВП. В течение последних десятилетий устойчивость мировой экономики и ее рост во многом обеспечивались интенсификацией торгового и инвестиционного взаимодействия двух стран. В условиях замедления глобального экономического роста возникновение такого объединения без участия Китая может стать риском для экономики этой страны, а без восстановления темпов роста китайской экономики низкие показатели развития мирового хозяйства могут приобрести хронический характер. В последние десятилетия Китай играл ключевую роль в стабилизации мировой экономики - как в период кризиса в 1997 году, так и во время глобального кризиса в 2007–2008 годах. Именно от Китая во многом зависят современные тенденции в глобальной экономике, динамика цен на сырье и стабильность мировых финансовых рынков.

Наибольшие потери от неучастия в ТТП ожидают Таиланд и Южная Корея, которые уже спешат присоединиться к этому соглашению. Принципиальных или формальных препятствий для вступления в ТТП нет ни для этих стран, ни для Китая или России. Однако есть барьеры, связанные с соблюдением некоторых статей этого соглашения, которые будет трудно преодолеть странам имеющим структуру экономики с сильным государственным влиянием.

Несмотря на то, что, по мнению Всемирного банка, эффект для России от возникновения ТТП близок к нулю, сам факт ее неучастия в этом соглашении ограничит ее конкурентные возможности торгово-инвестиционного сотрудничества со странами-участницами. Вероятно отрицательное косвенное влияние от негативного воздействие ТТП на экономический рост Китая, который является крупнейшим торговым партнером России. Падение экономического роста Китая может воздействовать на сырьевые цены, что чувствительно скажется на российском экспорте. Негативные последствия для России от создания ТТП могут быть кратно увеличены после запуска Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), в рамках которого эффекты переориентации торговых и инвестиционных потоков будут, вероятнее всего, более значительными.

Несмотря на то, что это соглашение пока не ратифицировано и вызывает неоднозначные оценки, с его появлением придётся считаться на всех уровнях. Оно способно оказать влияние на глобальную экономику, привести к сдвигу в многостороннем регулировании международной торговли и инвестиционной сфере. Методы и правила ТТП будут апробированы в АТР и, очевидно, будет продвигаться в качестве образца в систему регулирования мировой торговли в рамках ВТО, его появление приведет к изменению роли АТЭС, подтолкнет принятие ТТИП с Евросоюзом, а его опыт будет учитываться при разработке других соглашений. Особенность ТТП в его содержании, направленном не столько на формирование новых условий свободной торговли, сколько на создание прецедента принятия общих институциональных правил для стран-участниц, администрирование которых, возможно, станет прообразом регионального управления.

 

Источники:

  1. El Acuerdo de Asociación Transpacífico (TPP): ¿bisagra o confrontación entre Atlántico y el Pacifico Arturo Oropeza Garcia. Coordinador. UNAM, 2023. P. 541.

  2. Полный текст соглашения о ТТП на английском языке https://ustr.gov/trade-agreements/free-trade-agreements/trans-pacific-partnership/tpp-full-text

  3. Global Economic Prospects. Spillovers amid weak growth. World Bank Group. January 2016. P. 286.

  4. Joseph E. Stiglitz La nueva geoeconómia 17 de enero de 2016 http://economia.elpais.com/economia/2016/01/14/actualidad/1452790898_339891.html

  5. Joseph E. Stiglitz / Adam S. Hersh La farsa del acuerdo comercial del Pacífico. 11 octubre de 2015 http://economia.elpais.com/economia/2015/10/08/actualidad/1444300715_105760.html

  6. РИА Новости http://ria.ru/world/20151116/1322277105.html#ixzz442D0OIqM

  7. Политическое заявление о результатах работы по реализации «Богорских целей» www.mid.ru/documents/.../493df86f-721f-4222-a986-c9701addd54f?t...

 

В статье раскрываются особенности и предпосылки возникновения Транстихоокеанского партнерства, дается оценка потенциальных преимуществ и рисков для стран-партнеров, а также вероятные последствия для неучаствующих в нем государств Азиатско-Тихоокеанского региона и для глобальной экономики в целом.

The article describes the features and prerequisites of Trans-Pacific Partnership, an assessment of the potential benefits and risks for the partner countries, as well as the likely consequences for the non-participating in it states in the Asia-Pacific region and the global economy as a whole.


[1] Австралии, Брунея, Канады, США, Мексики, Чили, Перу, Малайзии, Японии, Вьетнама, Сингапура и Новой Зеландии

[2] Joseph E. Stiglitz, Adam S. Hersh. La farsa del acuerdo comercial del Pacífico. 11 octubre de 2015 http://economia.elpais.com/economia/2015/10/08/actualidad/1444300715_105760.html

[3] Политическое заявление о результатах работы по реализации «Богорских целей» www.mid.ru/documents/.../493df86f-721f-4222-a986-c9701addd54f?t...

[4] Эксперты: АТЭС как формат взаимодействия стран АТР уходит в прошлое. РИА Новости 16.11.2015 http://ria.ru/world/20151116/1322277105.html#ixzz40HRvd79q

[5] Global Economic Prospects. Spillovers amid weak growth. World Bank Group. January 2016. P. 286.

[6] Транстихоокеанское партнерство: свободная торговля, но не справедливая. Сайт https://www.unitrade.su/novosti/ компании ЗАО «Юнитрейд», 11 июня 2013.

Ключевые слова: АТЭС Транстихоокеанское партнерство соглашение о свободной торговле глобальная экономика

Версия для печати