Цели и задачи внешнеполитической стратегии Индии на современном этапе

09:08 19.03.2016 Ростислав Ленчук, Секретарь-референт Второго департамента Азии МИД России


Распад биполярной системы международных отношений совпал с началом успешных экономических реформ в Индии, которые были запущены в 1991 году и послужили началу серьезной дискуссии о месте и роли этой страны в мире. По мере успешного развития государства в международном научном сообществе начала крепнуть точка зрения о том, что Нью-Дели станет значимым фактором в мировой политике. Большую популярность данный взгляд приобрел и в самой Индии, где предпочитают уточнять, что она лишь вернет себе те позиции, которые всегда занимала в качестве центра мировой цивилизации и культуры на протяжении своей истории. Однако стремление Нью-Дели стать подлинным региональным лидером и в перспективе глобальной державой сегодня наталкивается на ряд препятствий. Вызовы лежат как во внутренней, так и внешней политике.

Главная цель, которую видит Индия сегодня, это в первую очередь поддержание высоких темпов экономического роста и модернизация экономики, что позволит в будущем решить многочисленные проблемы, стоящие перед страной, среди которых - создание рабочих мест и устранение крайней бедности.

В индийском руководстве существует понимание важности стоящих перед государством задач, однако международная обстановка, наблюдающаяся сейчас в мире, значительно усложняет их выполнение.

Нью-Дели чрезвычайно обеспокоен стремительным усилением военных и экономических возможностей КНР, с которой Индия имеет довольно напряженные отношения с 1962 года, когда между двумя странами разгорелся военный конфликт. Сегодня, несмотря на высокий уровень связей между Индией и КНР в различных сферах и товарооборотом в 70,25 млрд. долларов, по оценкам за 2014 год, КНР в Индии называют «главным геополитическим противником»1.

В то же время Китай также имеет весьма непростые связи с США. Конфликтность двусторонних отношений отчетливо наблюдается в политической, экономической и военной сферах. На сегодняшний день наиболее ярко противоречия между двумя ключевыми игроками международной системы проявляются в противостоянии взаимоисключающих торговых блоков TТП и Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (RCEP), росте разногласий по ключевым вопросам международной повестки дня, а также открытых кибератаках, предпринимаемых ВС КНР и США друг против друга.

С учетом наличия у Нью-Дели схожих проблем с Пекином неудивительно, что американцы не прекращают попыток вовлечь Индию с начала XXI века в собственную систему глобальных альянсов. Однако, как и прежде, перспективы заключения союзнических отношений невелики. Впрочем, не стала Индия делать и каких-то уступок Пекину, порой весьма открыто критикуя действия КНР в регионе.

Ключом к пониманию политики Дели на сегодняшний день является провозглашенный внешнеполитический курс на поддержание «стратегической автономности». Несмотря на то что новое правительство Н.Моди из-за внутриполитических конъюнктурных причин отказалось от использования данного термина в своей риторике, внешнеполитический императив по сохранению равноудаленности от основных центров мировой политики и принципа «свободы рук» продолжает довлеть над индийским руководством. За данными терминами кроется не что иное, как провозглашение политики балансирования между КНР и США при активном взаимодействии с другими центрами силы (Россией, ЕС, Австралией, Японией, странами АСЕАН).

Параллельно Индия вынуждена искать ресурсы во внешней среде для реализации масштабной программы Н.Моди «Делай в Индии» («Make in India»), ставшей ключевым приоритетом внутренней политики нового правительства. Главной целью программы являются превращение Индии в промышленный центр мирового производства и создание за счет этого миллионов рабочих мест для растущего населения.

Выбор именно такого политического курса был обусловлен тем, что Индия так и не смогла получить внятный ответ от США насчет того, какие действия будут предприняты американцами в случае реального конфликта между КНР и Индией, а также целями внутреннего развития, которые вынуждают Нью-Дели стремиться к поддержанию мирной периферии и стабильности в регионе в целом.

Таким образом, сегодня внешнеполитическая стратегия Индии на всех векторах нацелена на поиск содействия ей в собственном экономическом развитии, а также усиление ее потенциала и укрепление ее позиций в рамках «треугольника», который сложился в отношениях между США, Индией и КНР. Особо активно Индия развивает в соответствии с вышеизложенной логикой отношения с другими крупными державами, в том числе и с Россией.

 

Избрание нового энергичного лидера Индии Н.Моди, получившего значительную поддержку индийского электората, сопровождалось большим количеством газетных спекуляций о значительных и принципиальных сдвигах во внешней политике Индии и системе приоритетов в целом. Всю предвыборную платформу Н.Моди, которую он сейчас пытается реализовать в качестве премьер-министра, можно свести к двум пунктам:

 - восстановление высоких темпов экономического роста в Индии и создание рабочих мест для молодого населения;

 - дальнейшее укрепление оборонного потенциала и способствование росту авторитета Индии на международной арене.

Причем Н.Моди не раз акцентировал внимание на то, что именно экономические императивы развития страны будут формировать внешнеполитическую линию государства и подходы к двусторонним отношениям с теми или иными странами, что вызвало положительный отклик как среди электората, так и СМИ.

В конце пребывания на посту премьер-министра Индии, в ноябре 2013 года М.Сингх официально объявил пять принципов внешней политики Индии, суть которых можно свести к следующему:

 - приоритет внутренних задач развития государства при формировании внешнеполитического курса;

 - необходимость более глубокой интеграции Индии в мировую экономику;

 - поддержание стабильных и долгосрочных отношений со всеми ключевыми игроками на международной арене;

 - важность стимулирования дальнейшего развития интеграции в Южной Азии;

 - построение внешнеполитического курса не только на основе национальных интересов, но и ценностей2.

Таким образом, нынешняя риторика Н.Моди по большому счету не отличается от того, что говорил в свое время М.Сингх, о чем наглядно свидетельствует совпадение принципов внешней политики М.Сингха и тех пунктов, которые образовали фундамент предвыборной платформы Н.Моди. При новом правительстве, которое сформировала политическая партия БДП, коренных сдвигов в приоритетах внешней политики Индии не наблюдается. Были внесены определенные изменения в подход и стратегию достижения макроцелей Индии, о чем речь пойдет дальше, но сама суть осталась неизменной. Можно утверждать, что Н.Моди, признает он это или нет, является продолжателем дела М.Сингха.

Нынешний премьер-министр, как и его предшественник некогда, выстраивает внешнеполитический курс своей администрации в рамках национальных интересов Индии, последняя редакция которых была сформулирована после начала либеральных экономических реформ в Индии и распада биполярной системы в 1991 году. Авторитетный российский индолог С.И.Лунев, обозначив три группы национальных интересов Индии, весьма точно выделил макроцели и задачи, которые ставит перед собой Нью-Дели: 

1. Функциональные интересы (обеспечение позитивного внутреннего функционирования):

1.1. Достижение полной экономической самостоятельности.

1.2. Дальнейшее позитивное экономическое развитие.

1.3. Потребность в получении доступа к современной технологии и внешним рынкам.

1.4. Эволюционное и контролируемое дальнейшее втягивание Индии в мировую экономическую глобализацию.

2. Коэкзистенциальные интересы (обеспечение существенной роли в международной среде):

2.1. Продолжение независимого внешнеполитического курса.

2.2. Стремление укрепить авторитет в мире и получить признанный мировым сообществом статус великой державы.

2.3. Желание повысить воздействие на развитие событий на региональном уровне.

3. Экзистенциальные интересы (обеспечение безопасности страны):

3.1. Необходимость повышения обороноспособности.

3.2. Стремление избегать вовлечения в конфликты с мировыми державами.

3.3. Достижение национальной безопасности по нескольким параметрам: глобальному, региональному, страновому - в плане внешней и внутренней опасности3.

Известный специалист по Южной Азии В.Я.Белокреницкий также выражает свою солидарность с С.И.Луневым по поводу справедливости выделения трех групп генеральных задач, которые решала и продолжает решать Индия4.

Однако, несмотря на идентичность задач, которые ставили перед собой обе администрации, подходы к решению одних и тех же проблем разнятся. Н.Моди, и об этом можно говорить уже сейчас, значительно модернизировал внешнеполитическую платформу Индии, наполнил ее содержанием и энергичностью, а также внес элементы стратегии, которые, и здесь следует согласиться с ведущим специалистом по внешней политики Индии Х.Пантом, попросту отсутствовали у предыдущей администрации5.

Известный исследователь констатирует, что, ввиду того что Индия за последние 15 лет сумела явно улучшить двусторонние отношения практически со всеми ведущими странами, в стране сложилось мнение, будто Индия может стать своеобразным мостом между великими державами. Х.Пант высказывает интересную мысль, которая заключается в том, что такого рода убеждение содержит в себе два серьезных допущения, о которых часто не задумываются: во-первых, страна, высказавшая такую идею, имеет для этого необходимые возможности и, во-вторых, великие державы действительно нуждаются в такого рода посредничестве6. Следует отметить, что многие страны, достигнув определенных успехов на дипломатическом поприще, часто попадают в эту логическую ловушку и обязательно рано или поздно высказывают данную идею, которая не является уникальной для Индии. Н.Моди вполне может вернуться к ней, однако в мире, где противоречия только нарастают, эта инициатива может остаться незамеченной.

Пожалуй, единственным моментом, где М.Сингх проявил поистине стратегическое провидение, стало заключение известной «ядерной сделки» с США в 2008 году, результаты которой были, однако, частично похоронены после выхода печально знаменитого Закона о гражданской ответственности за ядерный ущерб.

В начале 2012 года обширный коллектив авторитетных индийских ученых во главе с действующим на то время советником по национальной безопасности Ш.Меноном опубликовал весьма интересный документ под названием «Неприсоединение 2.0: Внешнеполитическая стратегия Индии в XXI веке», который сразу привлек к себе огромное внимание научных кругов, а также внешнеполитических ведомств крупнейших стран. Участие в подготовке доклада одной из ключевых фигур в сфере принятия внешнеполитических решений Ш.Менона, а также катастрофическое отсутствие хоть каких-то серьезных официальных внешнеполитических доктрин в Индии сделали его, как минимум, полуофициальным документом.

Доклад «Неприсоединение 2.0» является весьма примечательным в том плане, что он сумел приподнять завесу тайны над пониманием современной геополитической ситуации в мире правящими элитами, которые никогда не стремились сделать достоянием общественности свою позицию относительно места и роли Индии. Доклад получился весьма объемным и охватывал различные сферы внешней политики как по территориальному, так и функциональному делению, тем не менее основную суть концепции «Неприсоединения 2.0» можно проиллюстрировать следующими пунктами:

1. Мир стоит на грани нового биполярного противостояния между двумя сверхдержавами - США и КНР. Однако, по мнению авторов доклада, в отличие от XX века новое противостояние в XXI веке не будет иметь такого всеобъемлющего значения, как холодная война между СССР и США. Оно станет ограниченно влиять в связи с наличием на планете других региональных центров силы.

2. Индия не должна быть втянута в противостояние двух ведущих игроков современных международных отношений, так как это помешает ей реализовать цели экономического развития, а также значительно ухудшит ситуацию в сфере национальной безопасности, учитывая, что КНР имеет непосредственные границы с Индией и неразрешенные территориальные споры, которые и сами по себе могут спровоцировать серьезный конфликт.

3. Индия не только не должна уйти в самоизоляцию, но вести проактивную внешнюю политику с целью создания сложной системы коалиций и договоренностей с другими центрами силы (скорее всего, имеются в виду страны АСЕАН, Япония, ЕС, Австралия, а также Россия), чтобы ни одно государство (в первую очередь США и КНР) не смогло оказывать на нее нежелательное влияние или вынудить ее действовать вопреки собственным интересам7.

С легкой руки составителей доклада в официальной риторике, а также во внешнеполитических документах Нью-Дели начали появляться термины «неприсоединение» и «стратегическая автономность», поддержание которой в последнем годовом докладе Министерства иностранных дел Индии при М.Сингхе объявлялось одной из главных задач внешней политики Индии8.

Кроме того, в докладе был затронут еще один очень важный вопрос для индийских элит - отношения с США. По мнению авторов концепции «Неприсоединение 2.0», Америке и Индии лучше быть друзьями, но не союзниками, так как:

 - во-первых, союзнические отношения с США, если бы они и были установлены, несли бы в себе риск того, что именно Индия может оказаться пострадавшей стороной в случае, если американо-китайские отношения по каким-то тактическим соображениям станут улучшаться;

 - во-вторых, для Индии совершенно непонятно, как поведут себя США в случае, если возникнет угроза интересам Индии со стороны Китая;

 - в-третьих, Индия абсолютно не заинтересована в том, чтобы преждевременно наращивать антагонизм в отношениях с КНР9.

Мысли по поводу США являются спорными и отражают позицию лишь одной из сторон правящей элиты, однако даже противники таких взглядов, условные «атлантисты», вряд ли могут быть на 100% уверены в США, что свидетельствует о справедливости сомнений сторонников концепции неприсоединения. В отношении же КНР была высказана другая идея - КНР является главным геополитическим противником Индии, что не вызывает возражений практически ни у кого в Индии.

Авторы доклада «Неприсоединение 2.0» высказали весьма интересные и смелые идеи. Геополитические построения, указанные в докладе, действительно имеют право на существование, но предложенная концепция не является стратегией. В докладе перечисляются принципы, в соответствии с которыми должна строиться внешняя политика Индии, что, конечно, не мало, однако не совсем ясно, как балансирование между США и КНР поможет Индии в достижении ее генеральных целей. Явно не хватало внутреннего стержня, увязанного - помимо общих фраз о том, что внешняя политика должна исходить из экономических интересов Индии, - с национальными интересами.

Итогом для М.Сингха стала не совсем приятная ситуация, когда под конец его правления в результате введения в практику элементов стратегического балансирования отношения как с США, так и с КНР ухудшились. Из-за чего идеи авторов доклада «Неприсоединения 2.0» были довольно резко раскритикованы, так как создавалось ощущение, что Индия начинает проводить политику самоизоляции и предпочитает лишний раз не связываться ни с США, ни с КНР. Особенно резким нападкам подверглось само название концепции ввиду якобы неприемлемости старых схем индийской внешней политики для новых реалий, что не совсем справедливо, так как авторы в полной мере учли геополитическую ситуацию современности.

Н.Моди отказался от использования в своей риторике терминов «неприсоединение» и «стратегическая автономность». Данные термины также пропали из годовых отчетом Министерства иностранных дел Индии, которые являются единственными официальными источниками, по которым мы можем объективно судить об изменениях, происходящих во внешнеполитическом курсе Нью-Дели. Однако цель поддержания «стратегической автономности» остается ключевой для Н.Моди, так как другими, более простыми словами, это значит проведение независимого политического курса. Более того, Н.Моди, по сути, приступил к выполнению рекомендаций авторов доклада и активно начал проводить диверсификацию связей и контактов, о чем свидетельствует огромное количество визитов и встреч с лидерами других стран.

При Н.Моди также произошла увязка внешней и внутренней политики и превращение ее в национальную стратегию. Было очевидно, что страна больше не может идти курсом М.Сингха и достигла пределов развития в рамках старой модели. Ключевое изменение произошло в сфере внутренней политики, что было обусловлено не только тем, что страна значительно снизила темпы экономического роста, но и перестала создавать рабочие места. В условиях пополнения рынка труда на 10 млн. рабочих рук ежегодно это практически катастрофа. Ответ новой администрации не заставил себя ждать. В августе 2014 года премьер-министр Индии Н.Моди, выступая по случаю Дня независимости, объявил о запуске программы «Делай в Индии».

По замыслу разработчиков, программа «Делай в Индии» послужит превращению страны в одну из лидирующих мировых промышленных держав. Достигнуть этой цели правительство предполагает за счет привлечения инвестиций в 25 ключевых отраслей экономики. При этом в некоторых сферах иностранным инвесторам предоставляется возможность стать 100-процентным собственником.

Программа предполагает:

 - нарастить темпы роста промышленного производства до 12-14% в год в среднесрочной перспективе;

 - увеличить долю промышленного производства в ВВП Индии с сегодняшних 13 до 22% к 2022 году;

 - создать в промышленном секторе 100 млн. дополнительных рабочих мест к 2022 году;

 - повысить международную конкурентоспособность индийского промышленного сектора;

 - создать подходящие условия для профессионального обучения трудовых ресурсов;

 - увеличить добавочную стоимость в производимой продукции и технологическую интенсивность/глубину переработки сырья;

 - обеспечить устойчивое развитие экономики без ущерба окружающей среде10.

Благодаря новой инициативе, внешняя политика Индии в действительности стала подспорьем ее экономического развития, так как успех ключевой инициативы Н.Моди зависит от способности государственного аппарата привлечь зарубежные инвестиции. Сегодня главная цель Индии, используя слова Арвинды Панагарии, заместителя главы политической комиссии (NITI Aayog), которая пришла на смену знаменитой плановой комиссии, повторить путь своего огромного восточного соседа - КНР и через 10-15 лет добиться таких же успехов11. Время покажет, реализуется ли данная цель на практике, однако генеральная линия выбрана, и внешнеполитический аппарат Нью-Дели получил прямые и четкие указания, а не расплывчатые принципы. При неизменности задач Н.Моди значительно пересмотрел подходы к их выполнению в сравнении с предыдущей администрацией, сделал внешнеполитический курс Индии более осмысленным и цепким. Н.Моди дал ясно понять, что будет сотрудничать с любой страной, которая готова помочь Индии, причем принимать эту помощь он намерен без оглядки на третью сторону.

Прежде чем перейти непосредственно к выводам, нельзя не упомянуть еще об одной концепции, которую выделил ведущий международный специалист по внешней политике Индии Си Раджа Мохан и которая также имеет огромный объяснительный потенциал. Он разделил всю внешнюю политику Индии на три стратегических кольца:

 - в пределах первого кольца, охватывающего ее непосредственных соседей, Дели добивается первенства и права вето на вмешательство со стороны третьих стран;

- в границах второго кольца, которое включает в себя так называемое расширенное соседство в Азии и вдоль побережья Индийского океана, Индия стремится уравновешивать влияние других держав и не позволять им ущемлять ее интерес;

- в третьем кольце, представляющем собой всю мировую арену, Индия пытается занять место одной из великих держав, ключевого игрока в вопросах международного мира и безопасности12.

Концепция Си Раджи Мохана вносит географический аспект во внешнеполитическую стратегию Индии и помогает определить примерную шкалу региональных приоритетов Нью-Дели.

Таким образом, учитывая все вышеперечисленное, можно выделить общие положения внешнеполитической стратегии Индии на современном этапе:

 - внешнеполитическая стратегия Индии всецело лежит в рамках ее национальных интересов и направлена на реализацию генеральных задач, стоящих перед Нью-Дели. Главная цель внешнеполитической стратегии Н.Моди - содействие экономическому развитию Индии и привлечение иностранных инвестиций. Абсолютным императивом для внешней политики Индии является реализация инициативы премьер-министра «Делай в Индии», которая нацелена на значительное увеличение промышленного сектора и создание новых рабочих мест, столь необходимых для Нью-Дели;

- индийские элиты исходят из предположения, что противоречия между двумя главными центрами силы современности продолжают расти. Н.Моди продолжает полагать, что Индия не должна быть втянута в противостояние между США и КНР, так как это помешает ей реализовать цели экономического развития, а также значительно ухудшит ситуацию в сфере национальной безопасности. Однако Нью-Дели не готов ограничивать экономические контакты с любой из сторон в угоду третьей;

- принципиальным интересом для Индии является развитие контактов с приоритетными региональными организациями (АСЕАН, ЕС, СААРК) и крупными державами (Россией, Японией, Австралией), что, во-первых, поможет привлечь дополнительные инвестиции в экономику Индии, во-вторых, создаст сложную систему коалиций и договоренностей с целью хеджирования своих экономических и политических рисков;

- кроме того, индийская внешняя политика продолжает преследовать цели усиления своего влияния в домашнем регионе Южной Азии, отстаивания своих интересов по региональным и международным вопросам на глобальной арене, а также становления в качестве глобального игрока.

 

Последние два года для России были крайне тяжелыми и одновременно показательными в отношении прочности внешнеполитических связей и контактов с ключевыми партнерами. Индия успешно прошла проверку как при старом, так и новом правительстве, которое сменило коалицию во главе с Индийским национальным конгрессом в мае 2014 года.

Нью-Дели не только не присоединился к критике России, к чему его активно призывали западные страны, но и поддержал Москву, показав еще раз, что двусторонние связи имеют самоценность и не станут разменной монетой для продвижения индийских интересов на западном треке, что осуществить было бы более чем просто. Сегодня для Индии не существует более важного внешнеполитического партнера для открытой демонстрации своего независимого политического курса перед странами Запада. Ценность таких стратегических отношений отлично понимает Н.Моди, ведущий свой внешнеполитический курс всецело в рамках индийских национальных интересов. Своеобразным ответом на различного рода газетные спекуляции насчет спада в индийско-российских отношениях стало заявление Н.Моди в ходе предыдущего саммита в Нью-Дели о том, что «времена изменились, однако наша дружба осталось прежней»13.

Отношения с Россией продолжают оставаться приоритетными для Индии, что было в очередной раз продемонстрировано присутствием Президента Индии П.Мукерджи на торжественном параде 9 мая 2015 года и участием индийских войск в праздничном мероприятии на Красной площади, а также проведением традиционного саммита лидеров наших стран.

Учитывая наблюдающуюся активизацию Индии на международной арене и важность данного направления для нашей страны, могут быть даны следующие рекомендации в проведении российского внешнеполитического курса для дальнейшего развития двусторонних отношений:

 - не рассматривать сближение Индии с США, которое наблюдается на большинстве треков двустороннего сотрудничества, в качестве смещения Нью-Дели в сферу влияния Вашингтона. Индия не заинтересована в выстраивании союзнических отношений с США в позиции ведомого, тем более на поводке;

 - продолжать поиски путей по реальному наполнению привилегированного стратегического партнерства в экономической сфере. Особое внимание уделить возможности по совместному производству продукции на территории Индии в рамках программы «Делай в Индии», что было бы чрезвычайно позитивно воспринято индийской стороной;

 - реальным шагом в сторону увеличения экономического сотрудничества и дальнейшего развития торговых связей могло бы стать подписание соглашения о зоне свободной торговли с Нью-Дели;

 - активнее вести просветительскую работу с российским бизнесом насчет индийских реалий и искать возможности по установлению деловых контактов индийских и российских предпринимателей для совместного извлечения прибыли;

 - чаще подчеркивать не только совпадение позиций России и КНР по многим вопросам, но и идентичность подходов Москвы и Нью-Дели по большинству проблем международной и региональной повесток дня. Акцентировать внимание прессы на позитивной роли Индии и ее поддержке России по многим международным вопросам;

 - вести постоянную работу с индийской общественностью с акцентом на историческую взаимопомощь двух стран и роль СССР в становлении индийской государственности. С учетом того что 2/3 населения составляет молодежь, которая просто не застала эти времена, активизировать просветительскую деятельность крайне важно;

 - способствовать увеличению контактов между народами Индии и России; активнее проводить двусторонние научные конференции как в Москве, так и Нью-Дели; увеличить количество студенческих обменов; расширить квоты для обучения индийских студентов в России.

Имплементация данных положений могла бы способствовать активизации диалога и еще более тесному сотрудничеству сторон на долгие годы вперед.

 

 

 1Nonalignment 2.0. A Foreign and Strategic Policy for India in the twenty first century // Centre for Policy Research. 2012. P. 7 // http://www.cprindia.org/sites/default/files/NonAlignment%202.0_1.pdf [last visited: 24.11.15]

 2A Free and Prosperous India: Five Principles of Foreign Policy // Indian Ministry of External Affairs. 05.11.2013 // http://www.mea.gov.in/articles-in-indian-media.htm?dtl/22430/A+Free+and+Prosperous+India+Five+Principles+of+Foreign+Policy [last visited: 24.11.15]

 3Лунев С.И. Внешняя политика Индии и воздействие на нее внутренних факторов // Вестник МГИМО-Университета. 2010. №1. С. 189-190.

 4Белокреницкий В.Я. Южная Азия: новые возможности и риски для России // Внешняя политика России 2000-2020: Научное издание в 3 томах / Отв. редактор И.С.Иванов. РСМД. М.: Аспект Пресс, 2012. Т. 1. С. 169.

 5Pant H. India’s Search for a Foreign Policy // YaleGlobal Online. 26.06.2008 // http://yaleglobal.yale.edu/content/india%E2%80%99s-search-foreign-policy

 6Ibid.

 7Nonalignment 2.0… P. 9.

 8Annual Report 2012-2013 / Ministry of External Affairs. 14.03.2013. P. 1 // http://www.mea.gov.in/Uploads/PublicationDocs/21385_Annual_Report_2012-2013_English.pdf [last visited: 24.11.15]

 9Nonalignment 2.0… P. 32.

10Make in India / Ministry of Commerce & Industry // http://dipp.nic.in/English/Investor/makeinindia.aspx

11Modi’s mission // The Economist. 24.05.2014 // http://www.economist.com/news/briefing/21602709-new-prime-minister-has-good-chance-resuscitating-countrys-underperforming

12Мохан С. Индия и политическое равновесие // Россия в глобальной политике. 21.08.06 // http://globalaffairs.ru/number/n_7066

13Panda A. Testing the «Modi Doctrine»: Russia and India in 2015 // The Diplomat. 29.12.2014 // http://thediplomat.com/2014/12/testing-the-modi-doctrine-russia-and-india-in-2015/ 

Ключевые слова: Индия

Версия для печати